Регистрация    Вход    Форум    Поиск    FAQ

Список форумов » Проза




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 43 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: В непостижимых полях...
 Сообщение Добавлено: 08 авг 2012, 14:33 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 фев 2012, 23:39
Сообщения: 647
На следующее утро Дункан и Ангус прошли по главной улице, а потом
поднялись по тропе к замку. И постучали в заднюю дверь. На пороге их
встретил робот.
- Да? Что вам угодно, джентльмены? - спросил он.
- Мы ищем работу, - сказал Дункан. - Наверное, здесь есть дела, с
которыми вы, запрограммированные ребята, не справляетесь. Мы можем
поговорить с владельцем замка?
Робот распахнул дверь пошире:
- Заходите и выпейте по чашке чая, пока я посмотрю, свободен ли сейчас
хозяин. Иногда он так напряженно работает, что его нельзя отвлекать. В таких
случаях он вешает на дверь маленькую табличку.
- Прекрасно понимаю, - кивнул Дункан. - Если он сейчас занят, то
передайте ему наши поздравления с рождением наследника.
- Я так и сделаю, сэр. Ваш чай будет скоро готов. Он уже кипит.
Присаживайтесь, пожалуйста.
Робот расставил перед посетителями чашки, сливки, лимон и сахар.
- Как нам следует вас называть? - спросил Дункан. - Вы так
гостеприимны.
Робот разлил по чашкам чай, принес хлеб, масло и бисквиты.
- Зовите меня Дэк, - ответил робот. - Расскажите, пока я еще не
потревожил хозяина, что вы умеете.
- Все, что касается лодок, - заявил Ангус со смехом. - Мы можем
просмолить и покрасить днище, хотя у Дункана это получается лучше. Он умеет
класть кирпич, и мы оба понимаем кое-что в механизмах - однако каждый из нас
знает пределы своих возможностей. Если мы в чем-то не разбираемся, то так и
говорим.
Робот негромко хихикнул. Они попробовали чай.
- Хороший, - заметил Дункан.
- Да, - согласился Ангус, - как хлеб и масло. Так вы поговорите с
хозяином?
Робот снова издал смешок:
- Простите мне мою маленькую шутку, джентльмены. Я и есть Джон Д'Арси
Доннерджек. Дэк доложил о вашем визите, и сейчас я пользуюсь его услугами,
чтобы общаться с вами. Мне нравится ваша квалификация. А вы умеете ухаживать
за садом?
- Да.
- Да.
- Сейчас я верну Дэку его собственное тело.., вместе со списком работ,
которые нужно сделать внутри и снаружи замка. Я беру вас. О зарплате с вами
договорится Дэк. Вы сможете начать с завтрашнего дня?
- Почему бы и нет, - ответил Дункан.
- Конечно.
- Тогда я возвращаюсь к своей работе.
- Но не прежде, чем мы поздравим вас, сэр, в надежде, что с миссис все
в порядке.
- Благодарю вас. Дэк даст вам много работы, может, мы с вами и не
встретимся в ближайшее время. Однако он будет передавать мне все ваши
пожелания.
- Очень хорошо, сэр, - проговорил Ангус. - В какое время нам завтра
приходить?
- Ну, скажем, в восемь. С восьми до пяти. Трехнедельный оплачиваемый
отпуск - когда вы захотите его взять.
- Благодарим вас, сэр.
- Позвольте задать один вопрос? - поинтересовался Дункан.
- Пожалуйста.
- Здесь действительно водятся привидения? Я слышал...
- Да, Дункан. Водятся. - Доннерджек не стал ничего уточнять.
- Ну, тогда нам, наверное, пора, - заметил Дункан, вставая.
Ангус допил чай и тоже поднялся на ноги.
- До встречи, джентльмены, хотя скорее всего вы меня не увидите.
Дэк решил вопросы, связанные с заработной платой и инструментами, а
потом проводил их до дверей, вежливо попрощавшись с ними:
- Доброго вам утра, джентльмены. Так начались длительные отношения,
которые принесли много пользы Обеим сторонам.
x x x

Следующей ночью, уже под утро, Доннерджека разбудил плач банши. Он тихо
встал, надел халат и тапочки и направился выяснить, что же произошло.
Горестные вопли доносились, как ему показалось, с третьего этажа, из
запаянного крыла замка. Когда он решительно зашагал в выбранном направлении,
стоны стали еще громче.
- Воплей недостаточно! - крикнул Доннерджек. - Я хочу услышать
что-нибудь более определенное! Чего нам следует ждать?
Плач стих, и перед Доннерджеком медленно материализовалось темная
фигура.
- Черт возьми! - воскликнул Доннерджек. - Может, хватит надрываться?
Пора нормально поговорить.
- Они так не приучены, - раздался хриплый голос слева. Бросив взгляд в
сторону, Доннерджек увидел мерцающие очертания мужчины и услышал негромкий
звон цепей.
- Призрак! Помоги мне! - попросил он. - Ты понимаешь, в чем причина
столь горестных стонов?
- Боюсь, вас просто отвлекли, мой господин, - ответил призрак. -
Полагаю, вам нужно немедленно вернуться в спальню.
- Почему?
- Так не подобает разговаривать со сверхъестественными существами, -
заявил призрак и исчез.
- Проклятье! - пробормотал Доннерджек и торопливо зашагал обратно.
Когда он вошел в спальню, на первый взгляд там ничего не изменилось.
Может быть, призрак имел в виду детскую?.. Джон положил руку на плечо
Эйрадис и слегка сжал:
- Дорогая, к нам опять пожаловали призраки... Кожа Эйрадис была
холодной, он чуть встряхнул ее и понял, что жизнь покинула тело его жены.
- Будь ты проклят, Танатос! - вскричал Доннерджек. - Будь ты проклят!
Он поднял Эйрадис на руки и прижал к себе. И долго сидел не шевелясь, а
его глаза постепенно наполнились слезами. Тогда Джон осторожно опустил тело
жены на постель.
- Ты обманул меня, Танатос, - тихо проговорил он. - Вернул ее, чтобы
она выносила ребенка, которого ты хотел получить. А теперь снова отнял ее у
меня. Тебе не следовало так поступать.
Он встал.
- Что ж, я тоже всегда делаю то, что обещал. Доннерджек повернулся к
колыбели, стоявшей со стороны Эйрадис, чтобы она могла покачать ребенка, не
вставая с постели. Мальчик крепко спал, не ведая об утрате.
Джон осторожно взял ребенка на руки, отнес в свой рабочий кабинет и
положил малыша в переносную колыбель, которую недавно здесь поставил. Вскоре
он уже производил электронные измерения мозга и всех остальных параметров
организма спящего мальчика. Ему немного не хватало информации... Что ж,
придется довольствоваться тем, что есть.
Затем Доннерджек уселся возле конструкторского модуля и заказал
крошечный браслет, введя предварительно данные, которые только что получил.
Когда модуль завершил работу, Доннерджек все еще раз проверил и включил
изготовитель. Пока делался браслет, Доннерджек просмотрел смертельный код
для одного особого устройства.
Ребенок захныкал, и Доннерджек дал ему соску. Немного позже он
сообразил, что нужна бутылочка. Он вызвал Дэка и вновь вернулся к работе.
Минут через пять появился Дэк с напитком.
- Я принес бутылку с соской, - пояснил робот. - Вы ведь хотели напоить
ребенка, не так ли?
- Да, - кивнул Доннерджек, - но теперь я понял, что и сам выпил бы
чего-нибудь холодного. Виноградного сока, например.
Как только Дэк вышел, Доннерджек опустил голову на руки и несколько раз
всхлипнул. Однако когда робот вернулся с соком, он уже привел себя в
порядок.
- Благодарю тебя, Дэк. Пожалуйста, отмени все мои встречи на следующей
неделе. На звонки я тоже не буду отвечать - небольшой список исключений
составлю немного позже.
- Да, сэр. Все будет сделано.
- И не входи в нашу спальню.
- Как скажете, сэр.

x x x

Джон Д'Арси Доннерджек нашел идеальное, защищенное от солнца место
возле южной стены замка. Роботы по строили изгородь и сконструировали гроб.
Он похоронил ее здесь, стоя с сыном на руках, пока роботы копали
могилу. Под курткой Доннерджек спрятал черную коробочку, а на крошечную руку
мальчика надел новый браслет. Он не стал уведомлять власти о смерти Эйрадис,
поскольку в Веритэ не имелось никаких записей о женщине из Вирту.
Ни в этой реальности, и ни в какой другой не было машины, подобной
Медному Бабуину. Доннерджек построил его в Вирту - огромный, гладкий,
длинный, практически бесшумный двигатель и диковинный домик на колесах.
Агрегат сверкал, точно солнце в Китайском море перед тайфуном, его свисток
напоминал смертельный вопль проклятой души, и он пускал фейерверки, а не дым
и пепел. Медный Бабуин поглощал реальность, разрывал границы виртуальных
пространств и мчался, словно метеор, сквозь любые преграды, вынуждая орды
Хранителей бросаться исправлять причиненный им урон. Спереди он походил на
громадного усмехающегося бабуина. Остановить этот поезд в виртуальном мире
не мог никто, да и вообще Медный Бабуин производил устрашающее впечатление.
Доннерджек сформулировал теорему и вычислил необходимые координаты
тайной долины, где чудесные "магниты" росли на деревьях. Поезд доехал до
рощи, а потом погрузил добычу на двигатель и вагончик.
Когда Джон проходил мимо пыхтящего двигателя, бабуин выпустил кольцо
дыма, широко усмехнулся и сказал:
- Всегда готов, Дж. Д. Доннерджек ухмыльнулся в ответ.
- Скоро, скоро, принц марионеток, - ответил он. Доннерджек закончил
погрузку своего оборудования и забрался в кабину. Надел фуражку машиниста и
потянул за веревку свистка:
- Поехали!
Бабуин возопил и помчался вперед. Когда Доннерджек дал следующий
свисток, он смешался с маниакальным смехом диковинного поезда.
- Куда, Дж. Д? - спросил Медный Бабуин.
- К началу или к концу времен, - ответил Доннерджек. - Меня устроит
любой вариант, но я ставлю на первый. В прошлый раз мне удалось проникнуть в
Непостижимые Поля благодаря ошибке в конструкции, которая уже устранена.
Впрочем, думаю, нас ничто не сможет остановить.
- Как скажешь, босс. Кстати, а как мы туда попадем?
- Мы должны найти Путь и добраться по нему до первого дня Творенья. А
дальше воспользуемся объездной дорогой.
Медный Бабуин набирал скорость. Он устремился вперед, прокладывая перед
собой ровные бесконечные рельсы.
Доннерджек начал тихонько напевать, а потом включил свою музыкальную
систему.
Медный Бабуин поглощал пространство. Он прорывал горы, перебрасывал
через реки мосты, пересек Заоблачный Каньон. Иногда над ним гремели бури;
порой в чистом небе сверкали звезды. Вирджиния Тэллент видела, как он
пронесся мимо. Сейджек, занятый кастрацией вражеского вождя, замер на
мгновение, вслушиваясь в пение его свистка, когда Медный Бабуин промчался
рядом с джунглями.
- Красиво, - заметил Сейджек; несчастная жертва прокричала что-то
невразумительное.
Когда Медный Бабуин пересекал плато, его увидел Транто и протрубил
приветствие. Раздался оглушительный свист, и Транто опять ответил.
Все быстрее и быстрее, пока они не выбрались на Путь. Путь. Путь...
Вскоре они уже неслись по Пути. Странные картины сменяли друг друга с
головокружительной скоростью, куда-то спешили люди и неведомые существа,
передвигаясь самыми разными способами... Постепенно Путь стал уже,
превратился в проселочную дорогу, наконец на нем никого не осталось.
Медный Бабуин, как прежде, прокладывая перед собой рельсы, стремился
вперед, пока перед ними не возник пучок ослепительного света. Доннерджек
поднял заготовленный заранее экран, но свет становился все ярче. Вскоре у
Джона появилось ощущение, будто воздух вибрирует. Затем задрожала земля.
Слева и справа началось извержение вулканов. Пейзаж стал хаотичным,
казалось, все перевернулось.
- Быстрее! - приказал Доннерджек.
Бабуин летел словно пуля сквозь застывшие горные хребты. Их пики
уходили в самое небо. Земля вновь задрожала. Моря высыхали и наполнялись
водой. Слабый гул наполнил воздух.
- Приготовься, - предупредил Доннерджек, - Когда я скажу, начинай
стрелять чудесными магнитами прямо вперед и сворачивай направо!
И еще через несколько мгновений:
- Давай!
Мир вокруг них превратился в ад. Они проехали через участок сплошного
света - слепящего, несмотря на фильтры, - будто мчась на огромных крыльях, и
Доннерджек почувствовал, что силы Творения гонятся за ним по пятам.
- Магниты назад!
Вспышки-взрывы продолжались, увеличивая их и без того огромную
скорость.
- Теперь по склону вниз! Вниз! Вниз! - кричал Доннерджек еще до того,
как появилась такая штука, как "низ".
И на фоне чудовищного гула ему вдруг послышался голос Уоррена Банзы:
- Вот дерьмо!
Он снова выстрелил чудесными магнитами назад и помчался дальше, сквозь
сияние.
Постепенно грохот стих, и перед ними возникли невероятные, жуткие
существа.
- Круто налево! - скомандовал Доннерджек.
- Есть, Дж. Д.
Медный Бабуин запыхтел, появилась линия горизонта.
- Продолжай поворачивать налево. Через некоторое время они оказались у
череды гор, в самой высокой виднелось отверстие.
- Въезжай в пещеру.
- Проход кажется мне слишком узким, Дж. Д.
- Тогда снижай скорость.
Они приближались к пещере - туннелю? - замедляя ход.
- Думаю, проскочим. Однако понадобится свет.
Медный Бабуин медленно продвигался вперед. По стенам и потолку шли
блестящие металлические полосы. Изредка возникали какие-то необъяснимые
вспышки.
Доннерджек потянул за свисток. Дорога наконец стала ровнее и немного
шире. Пришлось несколько раз свернуть, но вскоре они начали подниматься.
Пещера сузилась, расширилась и опять сузилась.
И вновь раздался оглушительный свист.
- Еще немного, - заметил Доннерджек. Склон круто уходил вверх, и Медный
Бабуин ускорил ход. Впереди показались смутные очертания арки.
- Мы у цели, Дж. Д.?
- Похоже. Нужно выскочить отсюда на высокой скорости с включенным
свистком.
- Да будет так!
Медный Бабуин прыгнул вперед. Арка росла на глазах, но не становилась
светлее. Склон потерял крутизну. Доннерджек периодически свистел и снова
запустил музыку.
Они вылетели в сумеречный мир дрейфующих обломков, время от времени с
неба сыпался какой-то мусор. Кучи мусора разлагались прямо у них на глазах,
обнажая темные луга, болота, топи и леса. Поезд проехал по берегу
бескрайнего, темного моря медленно колышущегося песка - или праха? В небесах
висел черный шар. Из земли торчали кости.
- Куда теперь, босс?
- Я не знаю, где он. Продолжай двигаться в том же направлении. Думаю,
он нас заметит.
Спустя некоторое время Доннерджек увидел слабое мерцание впереди и
слева.
Медный Бабуин повернул и увеличил ход. Свет стал немного ярче, когда
они перевалили через вершину холма и перед ними раскинулась долина.
- Стой! - закричал Доннерджек, внимательно изучая ландшафт.
Снизу из трещин в земле вырывались языки пламени какого-то
неестественного цвета. А между ними работали невиданные существа - не люди и
не машины; казалось, они созданы из хлама, валявшегося повсюду, - железные
ноги, часть скелета, радиоприемник вместо головы... Кабель, металл,
проволока и кость. "Наверное, они стучат и дребезжат при ходьбе", - подумал
Доннерджек, хотя с вершины холма ничего не слышал.
Часть этих необычных существ - некоторые из них падали и тут же
разваливались на составные части, но их места немедленно занимали новые
неуклюжие фигуры - занималась тем, что перетаскивала крупные камни,
остальные пытались установить огромные, покрытые ржавчиной железные ворота
со сценами Danse Macabre <Пляска смерти (фр.). Танец, который, по
средневековым представлениям, исполняли мертвецы всех возрастов и
состояний.>.
- Мой дворец, - заметил Доннерджек, - уже строится. Интересно. Уничтожь
его.
- Сэр...
- Проложи рельсы, выпусти побольше пару, свистни и двигай вниз по
склону. Когда подъедем к дворцу, не останавливайся. И только после того, как
от него ничего не останется, жми на тормоза.
Доннерджек немного повозился с кнопками на черной маленькой коробочке.
- Вперед!
Медный Бабуин помчался вперед, и волна статического электричества
взметнула волосы на голове Доннерджека.
- Режим сражения! - приказал Доннерджек. Строители проявляли к ним
полное безразличие, хотя Медный Бабуин со всех сторон окружил себя
красочными языками пламени. Поезд ударил в переднюю стену, и четверть ее
сразу рухнула. Волосы Доннерджека вновь стали дыбом, когда они проезжали
через центр дворца, но на сей раз так и не опустились.
Едва они выбрались из огромного строения, как Доннерджек скомандовал:
- Поворачивай! Проедем еще раз, если нас вынудят! И еще... И еще...
Земля перед ними разверзлась, а на том месте, где Медный Бабуин
собирался проложить путь, возникла огненная башня. Завизжали тормоза, колеса
задымились, и Медный Бабуин остановился.
На вершине пылающего кургана стоял Танатос, спрятав руки в длинных
черных рукавах. На склоне мгновенно сформировались ступени, и он спустился
по ним, озаряемый сиянием фар Медного Бабуина. Каким-то образом голос
Танатоса легко перекрывал шум двигателей.
- Кто осмелился вторгнуться в мои владения?
- Джон Д'Арси Доннерджек, - последовал ответ.
- Мог бы и сам догадаться. Как ты сюда добрался?
- Через Врата Творения.
- Поразительно. Доннерджек, ты и в самом деле опасный человек.
- Верни мне ее.
- Я уже исполнил твое желание. И не давал никаких гарантий относительно
продолжительности жизни. Время Эйрадис прошло.
- Ты дал ей возможность выносить ребенка, который тебе нужен. Я считаю,
что это неблагородно и нечестно.
- Вселенная никогда не отличалась справедливостью, Доннерджек. Я не
могу еще раз ее отпустить. Может быть, ты хочешь присоединиться к ней? Здесь
не так плохо, как ты думаешь, - я сохранил много всего хорошего на своих
Елисейских полях. А для тех, кто мне нравится, существуют разного рода
уступки и приятные моменты.
- А мой сын?
- Он принадлежит мне в результате честно заключенной сделки. Неужели ты
забыл условия?
- Нет, конечно, но не мог бы ты пойти на некоторые уступки сейчас, а не
потом?
- То есть?
- Пусть поживет и познает жизнь, прежде чем ты его заберешь.
- Жизнь есть страдание. Жизнь есть разочарование. Ему будет лучше, если
я возьму его к себе немедленно и он вырастет здесь.
- Да, в жизни бывают плохие периоды, они необходимы, чтобы оценить
хорошие - нежный ветерок летним днем, цветущий сад, который посадил ты сам,
радость открытий - научных, да и любых других, вкус хорошей еды и вина,
дружба и любовь. Все можно назвать любовью в той или иной форме.
- Любовь - самый большой обман из всех, изобретенных для того, чтобы
побороть страх окружающего тебя мрака.
- Мне жаль тебя. Именно любовь помогла мне набраться мужества, чтобы
предстать перед тобой.
- Жалость - бесполезная штука, Доннерджек. Я в ней не нуждаюсь.
- Тем не менее, если мальчик тебе сейчас не нужен, дай ему возможность
познать жизнь.
- Он может стать опасным для обоих наших миров, если я позволю ему
достигнуть зрелости.
- Ты не веришь в риск?
- Я не верю в обещания. - Танатос усмехнулся.
- Меня устроит даже скромное заверение.
- Я ничего не отдаю.
- И никогда не рискуешь. Как скучно!
- Я не говорил, что никогда не рискую.
- Ну так в чем же дело? Рискни сейчас.
- Что ты задумал?
- Я буду сражаться с тобой за его жизнь. Танатос вновь усмехнулся.
- Похоже, ты забыл, что меня нельзя уничтожить, - проговорил он через
некоторое время. - Даже если тебе удастся расчленить то, что ты видишь
сейчас перед собой, тот, кто следит за энтропией вселенной, снова соберет
все части - где-нибудь, как-нибудь я вернусь. Я необходим для нормального
функционирования вещей. Мое существование нельзя стереть. А ты - всего лишь
смертный. Тебе не победить в этой битве.
- Я знаю. И потому надеюсь, что ты дашь мне фору.
- Какое-нибудь существо?
- Если я буду хорошо сражаться, ты согласишься на ничью и рассмотришь
мое прошение.
- Как-то неловко получается. Ты взываешь к моей чести - в то время как
все считают, что у меня ее попросту нет.
- Верно.
- Иными словами, если я посчитаю, что одержал победу.., даже несмотря
на то что ты будешь продолжать сопротивляться, я смогу забрать твою жизнь?
- Да.
- Ты меня заинтриговал. - Танатос помолчал. - Что ж, я согласен, -
заявил он и исчез.
- Ищи так, как ты еще не искал никогда, - велел Доннерджек Медному
Бабуину.
Однако первым заметил его Доннерджек. Танатос внезапно появился перед
кабиной и протянул руку к окну.
- Пламя, босс?
- Нет. Ничего не предпринимай. Он проверяет. Неожиданно Танатос убрал
руку, внимательно посмотрел на окно. Снова протянул руку и опять ее опустил.
- Интересно, как тебе удалось добиться такого эффекта, Доннерджек? -
спросил Танатос. - Это ведь очень опасно.
- Только не для меня.
- Дай мне время, и я проникну внутрь.
- Но в данный момент ты не можешь, - заявил Доннерджек и бросил в
Танатоса два чудесных магнита.
Танатос упал, а когда Доннерджек выглянул в окно, там уже никого не
было.
В следующий миг противник снова возник перед кабиной, вытащив на сей
раз руки из рукавов. Свет танцевал на кончиках его пальцев, превращался в
шарики, которые устремлялись к кабине и взрывались в воздухе, не долетая.
- Что теперь?
- Это отвлекающий маневр. Ничего не делай. Мы останемся в живых, теперь
я уверен.
Доннерджек нажал на рычаг, раздался протяжный свисток.
Огненная буря продолжалась, и через несколько минут Доннерджек
проговорил:
- Выпусти лезвия.
Появилась пара длинных клинков, напоминающих лезвия ножниц, и
сомкнулась на Танатосе.
Он распался на две части, огненная буря прекратилась.
- Выпускай пламя и бросай чудесные магниты. Две части Танатоса
задымились и обуглились.
- Еще чудесных магнитов. Похоже, они на него действуют. Танатос
растаял, когда появился первый магнит.
- Медленно поезжай обратно, а потом проложи путь так, чтобы мы смогли
вернуться на дорогу, по которой сюда приехали.
- Ты хочешь сказать, что нам удалось его победить?
- Танатоса здесь нет - вряд ли он станет оспаривать данный факт. Лично
я считаю, что у нас ничья. Давай уносить ноги.
Медный Бабуин приступил к маневрам.
Когда они приблизились к развилке, впереди возник туман. Доннерджек
включил фары, и поезд сбросил скорость.
Клубящийся туман потемнел. Вскоре перед ними вздыбилась огромная
мерцающая крылатая фигура, на которой вспыхивали и гасли мириады звезд, а
лицо было таким темным и одновременно ослепительным, что Доннерджек прикрыл
глаза. Воздух заполнился муаром, когда чудовище протянуло к ним руки.
- Нет. Только я могу говорить о ничьей или перемирии! - прозвучал голос
Танатоса.
Туман начал обволакивать кабину Медного Бабуина. Доннерджек повернул
рычаг на черной коробочке до конца циферблата, нажал на кнопку контроля за
пламенем, щелкнул лезвиями, засвистел и воскликнул:
- Нанеси по нему удар всеми оставшимися магнитами и возвращайся на
обратный путь!
Наступило мгновение абсолютного мрака, и Доннерджек почувствовал, как
они меняют направление движения. Медный Бабуин медленно полз вперед.
Постепенно воздух стал чище.
Они проехали около мили, когда впереди показался какой-то свет.
Доннерджек приказал поезду замедлить ход. Оказалось, что на путях стоит
старик с лампой в руках - в фартуке с нагрудником, фуражке машиниста и
красном шейном платке.
Доннерджек остановился и высунулся в окно:
- Что такое?
Старик ухмылялся - да так, словно ничего другого никогда в жизни не
делал.
- Я решил, что имела место ничья, - заявил он.
- Значит, ты исполнишь мою просьбу?
- Ты просил, чтобы я ее рассмотрел.
- Ну? И каково же твое решение?
- Забирай свою медную обезьяну и убирайся отсюда. Я же говорил, что
никогда ничего не обещаю. Старик исчез вместе с лампой.
- Делай, как он сказал, - проворчал Доннерджек. - Возвращайся.
- А потом? У тебя найдется для меня применение?
- Не знаю.
- Получается, что пока я могу погулять по Вирту?
- Конечно. Ты хорошо мне послужил.
- Благодарю. Здорово стать частью легенды.
x x x

Доннерджек оставлял сына играть на Большой Сцене - окружающий мир
менялся здесь каждые пятнадцать минут, чтобы удерживать его внимание, - пока
сам укреплял свой замок проекторами поля, которое Танатос пообещал научиться
со временем преодолевать. Доннерджек собирался усилить характеристики поля и
одновременно расположить самые разнообразные защитные сооружения и
аппаратуру вокруг и внутри своего жилища. Когда Дункан и Ангус при помощи
роботов установили проекторы, Доннерджек продолжал модифицировать личные
поля в браслете сына, отбрасывая одну идею за другой. Кроме того, он
закодировал свои воспоминания и личность на специальные чипы.
Несмотря на все предосторожности, он считал разумным продолжать
заниматься проектом дворца для Танатоса. Впрочем, Доннерджек не слишком
торопился, полагая, что Танатос не станет ему мстить, по крайней мере до
окончания работ. Он развлекался, создавая потайные комнаты, коридоры и
выходы - ведь его указания бездумно выполняли рабочие Танатоса. Доннерджек
надеялся, что Танатос не будет особенно детально изучать планы.
- Когда я умру, - сказал он Дэку, - похорони меня рядом с Эйрадис и
никому не говори о моей смерти. Управляй замком. Пусть Дункан и Ангус
продолжают выполнять свою работу, со временем сделай их сторожами.
Периодически поднимай им зарплату, чтобы они были довольны. Заботься о моем
сыне. Постарайся разобраться, что лучше для мальчика, и так и поступай.
Пусть он будет здоровым и сытым. Он должен научиться читать, писать и
считать.
- Я надеюсь, сэр, - заявил Дэк, - что речь не идет о близком будущем.
- Я тоже, - ответил Доннерджек, - но мне все равно пришлось бы
проинструктировать тебя на всякий случай, поэтому нелишне сделать это
сейчас.


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: В непостижимых полях...
 Сообщение Добавлено: 09 авг 2012, 14:17 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 фев 2012, 23:39
Сообщения: 647
Однажды вечером, захватив с собой бутылку первоклассного шотландского
виски, Доннерджек устроился на третьем этаже, поближе к тому месту, где чаще
всего появлялись привидения.
Около полуночи раздалось негромкое позвякивание цепей. Он немного
подождал, чтобы убедиться в том, что не ошибся. Снова донесся звон цепей.
- Призрак? - Да, хозяин.
- У тебя есть время, прежде чем ты отправишься в очередной обход?
- Конечно, хозяин. Вы уезжали?
- Да.
- Пока мы не начали разговор, могу ли я спросить, что вы пьете?
- Отличное шотландское виски. Жаль, что я не могу тебя угостить.
- Эх, было бы здорово снова чего-нибудь выпить! Однако в старых
легендах есть доля истины.
- Ты о чем?
- Сделайте возлияние для старого солдата. Я получаю удовольствие от
запаха. Если вы выльете немного виски в пепельницу, я смогу вдыхать его
аромат, пока мы будем разговаривать.
- Готово, друг мой, - сказал Доннерджек, наливая виски. - Должен
признаться, временами мне кажется, будто все происходит во сне. Я уже немало
сегодня выпил.
- Я постараюсь все запомнить, чтобы потом вам рассказать, - обещал
призрак, принюхиваясь. - О! Действительно классная штука!
- Ты, вероятно, знаешь, недавно я потерял жену.
- Приношу свои соболезнования.
- Благодарю. Я размышлял...
- О чем, хозяин?
- Не встречал ли ты где-нибудь ее призрак? Крестоносец покачал головой:
- Нет. Впрочем, это еще ничего не значит. Иногда они теряют
ориентировку и забредают очень далеко. А порой получают награду и уходят в
иные измерения, о которых мне ничего не известно. Как бы я хотел отдохнуть!
Однако хорошая выпивка может послужить неплохой заменой.
Доннерджек посмотрел на пепельницу и с удивлением обнаружил, что она
наполовину пуста.
- Ну что ж, благодарю. Узнаешь что-нибудь новое, расскажи мне - я буду
рад.
- Сделаю все, что в моих силах, хозяин. - Призрак еще раз втянул
воздух, и Доннерджек впервые увидел, как он улыбается. - Мы можем повторить
это как-нибудь в другой раз?
- Ясное дело. У меня возникло ощущение, что таких встреч у нас будет
немало.
Очень скоро пепельница опустела. Призрак зазвенел цепями и, чуть
покачиваясь, удалился.
Доннерджек допил свой стакан, встал и нетвердой походкой направился в
спальню.
x x x

На следующий день Доннерджек поговорил с Рисом Джорданом: поведал
старому другу о последнем визите в Вирту. Рис долго молчал.
- Странно, но я верю почти всему, что ты рассказал, - заявил он
наконец, - хотя персонифицирование Смерти меня тревожит. Ты всегда отличался
практичностью и сам просчитывал все варианты и возможности. Однако мне
кажется, что твоя история не противоречит теории. Я решил объединить записки
Банзы с твоими и своими предположениями и попытаться определить единое поле.
- Не говоря уже о чистой красоте гипотезы, я бы хотел подвести теорию
под то, что уже сделал. Как жаль, что с нами нет старины Уоррена.
- Да, все могло бы быть, как в старые добрые времена.
- Послушай, ты уже встаешь с постели?
- О да, меня заставляют совершать ежедневные прогулки - каждый раз
немного более длительные. Скажу тебе, что сейчас я в лучшей форме, чем во
время нашей последней встречи.
- Отлично. Тогда давай обсуждать работу раз в неделю - независимо от
того, удастся нам добиться существенного прогресса или нет.
- Ладно. Я рад, что у меня снова есть коллега.
Глава 2

Прошло почти три месяца, и как Джон ни пытался отдалить этот момент, он
закончил конструировать Костяной Дворец для Властелина Непостижимых Полей.
Теорией единого поля практически в одиночку занимался Джордан. Доннерджек
старался, как мог, но другие проекты отнимали у него слишком много времени.
Он усовершенствовал браслет, который стал гораздо мощнее, и каждый день
играл с сыном в Вирту при включенной и выключенной Большой Сцене.
Но вот настал день, когда он заметил мелькнувший за окном муар. Тогда
Джон проверил защитные поля и увеличил их мощность. Прошло несколько часов,
и вокруг проекторов, которые он видел из окна своего кабинета, возник
фиолетовый ореол.
Джон подошел к главной панели управления и снова усилил интенсивность
защитного поля. Бросив случайный взгляд на экран компьютера, Доннерджек
увидел череп.
- Гм-м, - пробормотал он. - На нас напали. Ладно. Используя
расположенные на крыше приемники, он попытался определить источник энергии.
Ничего не нащупывалось. Однако фиолетовая аура не исчезала. Он еще больше
увеличил интенсивность поля и подошел к экрану.
- Ты просто изображение или хочешь поговорить? - осведомился
Доннерджек. Ответа не последовало.
- Если ты справишься с моей защитой, дай мне возможность встретиться с
тобой лицом к лицу. Я хочу попробовать тебя расчленить.
Фигура на экране оставалась неизменной.
- Что ж, твои поля против моих, - заявил Доннерджек. - Скажешь, когда
тебе надоест.
Проекторы неожиданно вспыхнули, словно кто-то включил северное сияние.
Тогда Доннерджек вывел поле на максимальную мощность.
Раздался вой.
- Пытаешься сжечь мое оборудование, верно? Подожди, я сейчас активирую
дублирующую систему.
Дуэль продолжалась весь день и почти всю следующую ночь. А потом,
неожиданно, когда уже начало светать, атака прекратилась. Доннерджек услышал
смешок и посмотрел на экран. Череп медленно растаял.
- Может быть, он отыскал в моей системе слабое место? - вслух
проговорил Доннерджек. - Или началась война нервов?
Напряжение полей пришлось снизить, нужно было кое-что подрегулировать.
"Интересно, - подумал Доннерджек, - многое ли удалось узнать Танатосу о
защите замка?"
Закинув ноги на письменной стол, он решил немного вздремнуть в кресле.
В этой позе Дэк и нашел его чуть позже. Сердце Доннерджека больше не билось,
он не дышал.
x x x

Джона Д'Арси Доннерджека похоронили рядом с его любимой Эйрадис. В тот
день шел дождь и где-то высоко в горах играл волынщик. Банши плакали три
ночи подряд. Когда Рис Джордан позвонил в следующий раз, ему сказали, что
Доннерджек отправился путешествовать.
Дэку пришлось стать специалистом по уходу и воспитанию за маленьким
ребенком. Он изучил все детские кулинарные рецепты, купал малыша по
несколько раз в день и переодевал, когда возникала необходимость. Под его
заботливым оком Джон Д'Арси Доннерджек-младший набирал вес, часто улыбался и
регулярно вопил. Медицинский робот легко справлялся с детскими болезнями.
Дэк регулярно оставлял мальчика играть на Большой Сцене, где тот наблюдал
множество чудес, но, к счастью, оставался в полной безопасности.
Месяц проходил за месяцем, одно время года сменяло другое. Теперь
Доннерджеку звонили все реже, поскольку он постоянно где-то путешествовал.
Дэк каждый день разговаривал с ребенком, а когда мальчик начал ему отвечать,
удвоил свои усилия.
Несколько раз у Дэка складывалось впечатление, будто Джон-младший
болтает с кем-то еще. Вскоре он обнаружил его в компании с собакой - точнее,
существом, отдаленно напоминающим собаку, которая выглядела так, словно ее
произвела на свет мусорная куча. Пес казался каким-то пугающе странным.

Однажды Дэк заметил красивого черного мотылька, таких ему видеть еще не
приходилось. Робот понимал, что необыкновенные существа заинтересовали
малыша и он пытается с ними общаться, однако у него почему-то возникло
ощущение, что они ему отвечают. Вскоре Дэк застал мальчика в обществе
длинной мерцающей змеи, чешуя которой напоминала сверкающую на солнце медь.
В другой раз рядом с его подопечным сидело нечто похожее на тощую обезьяну.
Робот пожал своими металлопластиковыми плечами. Диковинные создания не могли
причинить ребенку физического вреда. Кроме того, Дэк знал, что в таком
возрасте мальчику полезно разговаривать.
x x x

- Б'нана, ой! Мама! Б'нана! Нана! - Очень, очень жалобный голос, а
слова понятны только внимательному и любящему уху, в результате просьба
немедленно удовлетворена.
- Очень хорошо, вот тебе банан. Постарайся не испачкаться, обезьянка.
Лидия Хаззард произнесла последнее слово с любовью, хотя и без особой
надежды. Она оторвалась от своего устройства для чтения, рассеяно наблюдая
за тем, какая часть банана действительно попадает в рот дочери.
- Совсем неплохо, обезьянка, - добавила Лидия, вытирая сладкую кашицу с
пухлых пальцев, круглых щек и льняных волос. - Как тебе удалось раздавить
банан на голове?
- А-ба-ба, ма-ма-ма. - Ребенок радостно замахал маленькими кулачками.
- Еще банан?
- Пффтт...
- Давай ползи в манеж и помучай немного свои игрушки, а мама должна
подготовиться к занятиям. Договорились?
- Наверх! - вдруг совершенно отчетливо произнес тоненький голосок,
после чего раздался пронзительный вой.
В такие моменты Лидия часто задавала себе вопрос: почему люди с таким
нетерпением ждут, когда дети заговорят? Теперь она получила собственного
сержанта по строевой подготовке - ребенок умел произносить лишь приказы и
оскорбления. Но когда крошка улыбалась...
Лидия наклонилась над манежем и взяла Алису на руки. Откровенно говоря,
становиться матерью в восемнадцать лет не входило в ее планы, но маленькая
Алиса завладела ее сердцем так прочно, как только еще один человек - отец
девочки, Вулфер Мартин Д'Амбри.
Принимавшие роды врачи (Лидия вернулась в Веритэ, когда схватки стали
регулярными) были поражены, убедившись в том, что роженица прекрасно отдает
себе отчет в происходящем, хотя вышла из комы всего несколько минут назад.
Они ожидали, что Лидия будет потрясена, испытает ужас и удивление... Однако
она совершенно спокойно отреагировала на то, что у нее родился ребенок. Ее
знакомство с техникой Лэмейза поразило их не меньше всего остального, но
Карла настояла на том, чтобы Лидии разрешили рожать любым способом, каким
она только пожелает, заявив, что доктора и власти, отвечающие за путешествия
в Вирту, и так причинили ей достаточно вреда. В результате Лидия находилась
в сознании, когда ее дочь появилась на свет.
Прижав девочку к груди, она назвала ее Алиса - так они с Амбри решили
во время долгих мирных вечеров в домике на скалистом побережье в Вирту.
Лидия сделала вид, что ужасно устала (на самом деле ей не пришлось особенно
прикидываться), чтобы избежать объяснений относительно того, чем она
занималась в Вирту в течение десяти месяцев и почему никто не мог установить
с ней связь. Когда она почувствовала себя лучше, родители забрали ее с
Алисой домой и отказывались отвечать на звонки; они довольно быстро привыкли
к мысли, что не только получили назад дочь, но еще и приобрели внучку.
Официальное решение гласило, что Лидия забеременела в результате
генетического срыва, вызванного психосоматической конвертацией
"романтического" приключения в Вирту. Лидия знала, как все обстояло на самом
деле. Алиса являлась не только ее дочерью, но в равной степени и ребенком
Вулфера Мартина Д'Амбри, хотя набор ДНК малышки абсолютно совпадал с набором
ДНК Лидии. Впрочем, она не видела причин спорить, дав слово никому не
говорить - в том числе и родителям - о своем виртуальном супруге.
Богатство Хаззардов, их влияние, а также угроза возбуждения иска против
виртуального туристического бюро, которое "потеряло" Лидию на целых десять
месяцев, свело к минимуму количество просочившейся в прессу информации о
необычном рождении Алисы. Друзьям семьи дали понять, что Лидия забеременела
самым заурядным способом - в результате любители сплетен остались ни с чем.
Лишь Лидия знала, как ей не хватает Вулфера Мартина Д'Амбри. Он сказал,
что не сможет навещать ее в Веритэ, но как только она вернется в Вирту,
сразу ее найдет. Лидия посещала занятия в виртуальном университете уже почти
два семестра, а один раз вместе с подругой Гвен и ее младшей сестрой Синди
провела в Вирту выходные, но ни разу не видела Амбри и не получала от него
писем. Ей оставалось только ждать и надеяться.
Однако год - очень долгий срок, особенно когда тебе девятнадцать. Хотя
Лидия пыталась не терять веру, что Амбри когда-нибудь ее найдет, надежд на
встречу с ним оставалось все меньше.
x x x

Когда юный Доннерджек подрос и уже мог ходить, он регулярно поражал
Дэка, возвращаясь в замок с листком или палочкой в руках. Робот не понимал,
где малыш их находил, ведь преодолеть физический барьер между мирами
невозможно. Сначала он особенно об этом не задумывался, всякий раз находя
рациональные объяснения данному явлению. Позднее, вспомнив, что Доннерджек
являлся одним из крупнейших специалистов по виртуальной реальности и большую
часть своих последних работ держал в секрете, Дэк предположил, что хозяин
сумел найти способ входить в ограниченный контакт с Вирту через Большую
Сцену.
С тех пор его начали посещать кошмарные видения. Дэк знал: Доннерджек
хотел, чтобы его сын играл на Большой Сцене. Однако если мальчик имел
возможность попадать в Вирту через интерфейс, в то время как Большая Сцена
проходила разные фазы, ребенок мог безнадежно потеряться в чужом мире. Робот
оказался перед дилеммой. Конечно же, малыш не пересекал границу, но...
Дэк решил держать маленького Доннерджека под наблюдением. На следующий
день он отправился вместе с ним на Большую Сцену, хотя постарался держаться
подальше, одновременно не спуская с него глаз.
Мальчик напевал обрывки каких-то песен, ковыляя или переползая с место
на место. Через некоторое время каменистая поляна превратилась в зеленый
луг, и малыш спустился туда, сойдя со Сцены.
Двигаясь словно серебристо-бронзовый призрак, Дэк последовал за ним.
Робот легко поспевал за мальчиком, поскольку тот часто останавливался, чтобы
рассмотреть цветок, птицу или насекомое.
Дэк подобрался поближе и застыл без движения. Мальчик неожиданно запел:
Мотылек, мотылек,
Ты лети ко мне, лети.
Мотылек, прилетай
И со мною поиграй.
Он повторял необычное четверостишие снова и снова, и через некоторое
время из дупла соседнего дерева появился черный мотылек - так, во всяком
случае, показалось роботу, - подлетел к юному Доннерджеку и закружился у
него над головой. Потом уселся на веточку и посмотрел на мальчика своими
глазами-самоцветами.
- Привет, Ал... Али... - заговорил мальчик.
- Алиот, - поправил его тихий голосок, и Дэк немедленно добавил энергии
в слуховые рецепторы.
- Алиот, - повторил мальчик. - Красиво порхай! Донесся тишайший смех.
- Спасибо, Джон. Ты знаешь, как доставить удовольствие старому
мотыльку.
Мальчик рассмеялся в ответ - Алиот дал ему понять, что он сказал нечто
забавное.
- Люди далеко не всегда смеялись вместе с черным мотыльком, - заметил
Алиот. - Даже в начале времен, когда мои крылья закрывали половину небес и
гремел гром, если я взмахивал ими.
- Почему? - спросил мальчик.
- Я был скакуном богов в дни гражданских войн, которые давным-давно
отгремели.
Мальчик выглядел смущенным, его детского словаря не хватало, чтобы
понять, о чем говорит мотылек, он пытался справиться с незнакомой
концепцией.
- Но ты такой маленький! - Мальчик показал ладонями, что может
раздавить хрупкого мотылька.
- Я бы не советовал тебе пытаться это сделать. Да, войны закончились, и
вселенная занялась своими делами. Я уменьшил себя и стал искать подходящих
друзей и приятное место для жизни. И как только нашел, сразу же отправился
на покой. Вирту больше не нуждалась в гигантском мотыльке с могучими
крыльями. Гораздо интереснее дружить с цветами, чем разрушать крепости.
- А что такое Вирту?
- Вторая половина мира. Сейчас ты в ней находишься.
- Почему?
- Что "почему"?
- Почему их два?
- Ты говоришь с тем, кто присутствовал при самом начале, но я не могу
уверенно ответить на твой вопрос. Я слышал много версий того, как все
произошло. И тем не менее я не знаю, что было на самом деле - никто не
знает.
- Почему?
- Таков закон - когда речь идет о чем-то большом. Проходит время, и
прошлое обрастает множеством легенд. И тогда уже никто не в состоянии
сказать, какое из объяснений является верным.
- Почему?
- Потому что люди всегда ищут историю внутри истории. Они не
довольствуются тем, что имеют.
- Почему?
- Иногда мне кажется, что им нравится ложь.
- Почему?
- Так веселее. Ты сам увидишь.
- Ой. Ты красивый.
Алиот вспорхнул в воздух, сделал несколько кругов, а потом опустился на
плечо мальчика.
- Лучше просто наслаждаться моментом. Все остальное находится где-то
внутри.
- Почему?
- Почемучка!.. Ты сам скоро поймешь. Жизнь превыше слов. Смотри на
цветы и дыши воздухом. Получай удовольствие от своих ощущений.
Юный Доннерджек снова рассмеялся, неожиданно вскочил на ноги и побежал
через поле. Алиот последовал за ним. Земля под ногами мальчика была влажной,
в небе собирались тучи.
- Отправляйся домой, - сказал Алиот. - Скоро будет дождь.
- Дождь?
- Вода с неба. Может быть, ты не промокнешь, но во время бури
высвобождается много энергии, а у тебя на руке необычный браслет. Ступай
домой. Мы еще встретимся.
- Пока, Алиот.
Дэк осторожно последовал за мальчиком. Мотылек явно не хотел сделать
юному Доннерджеку ничего плохого - но, как и уродливая киберсобака, вызывал
у робота неприятное чувство. За странными существами стояло нечто
неизведанное.
x x x

Лидия Хаззард сидела на скамейке залитого солнцем кампуса виртуального
университета и обсуждала со своей лучшей подругой Гвен, какие курсы стоит
выбрать на следующий семестр. На зеленой лужайке двое мускулистых студентов
перебрасывались фрисби.
- Никак не получается взять все курсы, которые мне нравятся, так, чтобы
они сочетались с моей специализацией, - жаловалась Гвен.
- А ты взгляни на мое расписание, - предложила Лидия. - Тот, кто
составлял учебный план, настоящий садист. Они не желают, чтобы мы изучали
необходимые будущему медику предметы; наверное, хотят, чтобы мы бросили
учебу.
- Почему бы тебе не бросить подготовительный курс и не переключиться на
биологию или химию, Лидия? Твои родители - люди богатые... Ты столько..,
болела пару лет назад - они дадут тебе все, что ты только пожелаешь. Но ты
работала как сумасшедшая - нагоняла пропущенное, ухаживала за Алисой. Стоит
ли игра свеч?
- Что ты имеешь в виду?
- Такая жизнь. Тебе не нужны деньги, у тебя чудесный ребенок. Почему бы
не передохнуть?
- Но я хочу быть врачом, Гвен, Мои родители не могут преподнести мне в
качестве подарка медицинский диплом.
- А как насчет Хэла Гарсия? Его родители сделали крупный взнос в тот
университет, который он выбрал; в результате его не только сразу туда
приняли, но и дают возможность сдавать экзамены без особых проблем. А он
даже толком не занимается.
- Гвен, я хочу быть врачом, а не просто получить диплом.
- Ты слишком много занимаешься.
- А ты настоящий циник.
- Благодарю! - Гвен выпрямилась и слегка ущипнула подругу за руку. -
Подцепим какого-нибудь из тех парней?
- Да ну их, сестричка. Могу поспорить, что они проги, часть пейзажа.
- И она говорит, будто я циник? В кампусах на Веритэ есть настоящие
студенты - почему им не быть в Вирту? Таковы традиции.
- Парни уж слишком симпатичные. Давай, попробуй, если хочешь. А мне
нужно разобраться с расписанием. Когда я вернусь домой, Алиса ничего не даст
мне делать.
Гвен нахмурилась:
- Послушай, Лидия, ты.., по кому-нибудь сохнешь?
- Сохнешь?
- Ну, худеешь, бледнеешь, тебя преследуют воспоминания...
- Тебе явно не следовало участвовать в поэтических семинарах.
- Серьезно. В старших классах ты ведь ходила на свидания.., а сейчас
стала гораздо красивее, чем раньше. Ты перестала кусать ногти, у тебя лучше
кожа...
- Беременность нередко оказывает на женщину положительное влияние. А
десять месяцев в Вирту решают проблему с ногтями.
- Эй, не пытайся сбить меня с толку. Ты похорошела и больше не
обращаешь внимания на парней.
- Почему же, я на них смотрю.
- Серьезно.
- Ладно. Давай серьезно. Я находилась в виртуальной коме в течение
десяти месяцев. Когда я пришла в себя, у меня родился ребенок. Я просто без
ума от своей дочери - уж можешь не сомневаться, но сейчас мне приходится
восстанавливать физическую форму, которую я потеряла на кушетке в камере
перехода, и нагонять программу, чтобы успешно поступить в университет. У
меня нет времени думать о парнях - я ведь еще должна растить Алису.
- Ну так подумай о них сейчас. Попробуй. Это не больно, правда. Надень
туфли для танцев, давай отправимся на виртуальный уик-энд. Мне так не
хватает твоей компании.
- Алиса...
- С Алисой все будет в порядке. Ты хорошая мать, но что ты будешь
делать, когда она пойдет в школу?
- Сама буду учиться, наверное. Чтобы получить медицинский диплом,
требуется много времени.
- Лидия!..
- Ладно. Я составлю тебе компанию в будущий уик-энд, Гвен.
- Здорово!
Какая-то тень закрыла солнце. Гвен и Лидия автоматически подняли глаза.
На тропинке стоял мужчина лет тридцати пяти в темно-синих джинсах, зеленой
рубашке и рабочих сапогах и внимательно на них смотрел. На его бородатом,
лице появилось сомнение.
- Мисс Лидия? - негромко проговорил он. - Вы? Прошло столько времени...
- Амбри? - Она встала, рассеянно положив университетский каталог на
скамейку. - Амбри? Гвен схватила ее за руку:
- Лидия? Что случилось? Кто это?
Лидия с трудом оторвала взгляд от бородатого мужчины.
- Мой старый друг, Гвен. Разреши представить тебе Мартина Амбри.
- Старый друг? Из...
Гвен замолчала, она поняла. Девушка крепко пожала протянутую Амбри
руку.
- Я рад с вами познакомиться, мисс Гвен, - негромко ответил Амбри. Он
держался скромно, но полностью контролировал ситуацию. - Лидия часто про вас
вспоминала. И всегда с большой любовью.
- А вот про вас она мне никогда ничего... - смущенно начала Гвен и
улыбнулась. - Но все равно я рада с вами познакомиться.
- Я попрошу вас никому не говорить о нашей встрече, - сказал Амбри.
- Она опять исчезнет?
- Нет. Так нельзя. Ребенок будет скучать.
- Вы знаете о ребенке.., конечно, как же иначе. Я буду хранить
молчание, если она не исчезнет и обещает мне потом все рассказать.
Лидия сжала ее пальцы:
- Обещаю.
- Ну, я пойду. Наверное, вам о многом нужно поговорить. Была рада с
вами познакомиться, Мартин Амбри.
- Я тоже, мисс Гвен.
Она собрала свои вещи, махнула на прощанье рукой и направилась к
бросающим тарелку парням. Лидия спрятала каталог и, когда Амбри предложил ей
руку, внезапно смутилась.
- Давай, погуляем немного, Лидия? Не встречаясь с Амбри взглядом, она
взяла его под руку, и они двинулись по петляющей тропинке в сторону озера.
- Прошло так много времени, Лидия.
- Алисе уже исполнилось два года.
- И тебя интересует, где я был.
- Ну...да.
- Я хотел прийти раньше, но после твоего возвращения в Веритэ многое
произошло.
- Многое?
- Среди прочего я дезертир, Лидия. Вскоре после того, как ты
отправилась рожать нашего ребенка, кто-то попытался меня разыскать и снова
призвать на службу. Мне пришлось бежать.
- Но.., армия? Ты ведь живешь в Вирту.
- В Вирту есть свои армии и кровавые битвы, древние войны. Я кое-что
тебе рассказывал, когда мы жили вместе.
- Да, но я думала, что речь шла о давнишних событиях, из времен Войны
Начала Начал.
- Так оно и есть. Однако в последние несколько лет что-то происходит -
возродились старые амбиции, всплыла прежняя вражда. Похоже, грядут перемены.
- Перемены? В Вирту или Веритэ?
- Начнется все в Вирту, но есть основания считать, что на сей раз
Веритэ не останется в стороне.
- Амбри, где ты прячешься? Почему не мог меня предупредить?
- Я отправился в места еще более дикие, чем те, где мы с тобой жили,
любовь моя. Туда, где, как я подозревал... Ты помнишь визит Эйрадис и Хэзер?
- Конечно. Эйрадис сказала, что ее мужа зовут Джон Д'Арси Доннерджек и
что у нее в подвале есть портал, через который можно попасть в виртуальные
царства. Хэзер говорила меньше, но у меня возникло ощущение, что она
удивилась, встретив нас там, - удивилась и чувствовала себя как-то неловко.
- У нее имелись на то причины, я полагаю. Они оказались на берегу
озера. Лидия так ни разу и не взглянула на Амбри с того самого момента, как
он к ней подошел. Он осторожно взял ее за плечи и повернул к себе.
- Твои глаза, как и прежде, полны прелести - такая темная, удивительная
зелень.
- Ты меня узнал! - воскликнула Лидия, неожиданно сообразив, что сейчас
выглядит совсем не так, как во время их короткой совместной жизни в Вирту.
Лишь глаза остались такими же. - Как?
- Голос, жесты, улыбка... Когда ты разговаривала с Гвен, я наблюдал за
тобой с противоположной стороны лужайки. Подойдя поближе, уже не сомневался.
Ну, почти не сомневался.
Лидия сжалась, опустила плечи, хотя в последнее время упражнения и
растущая уверенность в себе практически избавили ее от этой привычки.
- Я теперь совсем не такая красивая.
- Ты стала гораздо красивее.
- Льстец.
- Нет. Здесь ты настоящая. И мелкие детали делают тебя уникальной. А
твоя прекрасная улыбка и голос сводят мужчин с ума.
- В самом деле?
- Поверь мне. Так оно и есть. Может быть, ты на меня посмотришь, или я
стал тебе неприятен?
- Да. Нет.
- Тогда взгляни на меня.
Лидия подняла глаза и покраснела. Мартин улыбнулся. Она улыбнулась в
ответ и спрятала лицо у него на груди.
- Я чувствую себя так.., неуверенно. Глупо, правда?
- Нет. Мне пришлось призвать на помощь все свое мужество, чтобы подойти
к тебе. Я сомневался, что ты меня узнаешь. Я боялся, что ты отвесишь мне
пощечину и назовешь невежей.
Она захихикала:
- По-моему, теперь никого не называют невежами.
- Может, и нет, но я самый настоящий мерзавец. Бросил тебя и нашу дочь
на целых два года. Только теперь я вернулся и надеюсь, что мне рады.
- Я тебе рада.
- Лидия.., я не хотел спрашивать раньше, но.., два года - долгий срок,
в особенности когда ты молода и красива. Ты нашла кого-нибудь другого?
Она посмотрела на него сквозь ресницы, вспоминая свой разговор с Гвен.
На мгновение ей захотелось увильнуть от ответа - может быть, так Амбри будет
ценить ее больше. Потом она отбросила все сомнения.
- Никого. Я на них даже не смотрела.
- Я тоже.
Он вздохнул, и от радости у него заблестели глаза. Они долго не
разжимали объятий. Над озером пара ласточек носилась за мошками.
- Как скоро тебя ждут дома, Лидия?
- Через час.
- Тогда проведи его со мной, пожалуйста. Я расскажу тебе о том, где
побывал, а ты мне - обо всем, что произошло за это время с тобой.
- Всего за один час? - Лидия рассмеялась, и на лице у нее впервые
появилось счастливое выражение.
- Один час, - ответил Амбри, сжимая ее руку так, словно он никогда не
собирался ее отпускать, - а потом мы назначим следующую встречу.
Они сидели обнявшись на виртуальном берегу и разговаривали о любви и
других весьма реальных вещах.
x x x

Ни одна из тайн, связанных с юным воспитанником Дэка, не прояснилась в
последующие шесть месяцев. Мальчик рос, его словарный запас увеличивался.
Когда Дэк осторожно расспрашивал мальчика о мотыльке, змее, собаке и
обезьяне, он всегда отвечал одно и тоже: "Они мои друзья. Приходят
поиграть".
Вместе с мальчиком рос и браслет. Однако Джон-младший часто пытался его
снять - как туфли, носки и одежду.
- Сними! - потребовал он однажды у Дэка.
- Нет, - твердо ответил робот. - Его сделал твой отец и ничего мне не
объяснил. Я считаю, что тебе не следует с ним расставаться.
При упоминании об отце недовольство мальчика сразу исчезло.
- Расскажи мне об отце, - попросил он, - и о матери.
- Я покажу тебе, как они выглядели, - ответил Дэк, вызывая
топографические образы Эйрадис и Джона-старшего.
Юный Доннерджек долго смотрел на изображение родителей.
- Ты похож на них, молодой сэр, - сказал Дэк.
- Они были хорошими людьми? - спросил мальчик.
- Да, - ответил Дэк, - я считаю, что да. Мальчик обошел вокруг
застывших фигур.
- Симпатичные, - наконец проговорил он.
- Кто знает? Наверное, когда ты вырастешь, то будешь похож на них, -
предположил Дэк.
- Хорошо.
- Пойдем. Пора обедать.
Дэк выкупал Джона, переодел и повел в столовую.
x x x

- Вы можете ненадолго оторваться от работы, Дэвис? - спросил Рэндалл
Келси. - Я бы хотел с вами поговорить.
Артур Иден поднял взгляд от книги "Храмы из песка"; глаза у него
покраснели и слегка слезились. Взглянув на часы, он понял, что рабочее время
давно закончилось. Келси стоял на пороге его кабинета.
- Да, сэр. - Он встал и потер затылок. - Думаю, пора сделать перерыв,
пока мои мышцы не застыли навсегда в одном положении.
- Что-то интересное?
- Архитектурный анализ руин древних шумерских развалин с последующей
экстраполяцией возможного внешнего вида зданий. Очень старая книга - конец
двадцатого столетия, написал некто Кейм, он также работал на раскопках в
юго-западной Америке вместе с археологом Муром. Мне кажется, нам удастся
воспользоваться некоторыми идеями Кейма о структурном напряжении для
улучшения виртуальной программы Священной Цитадели.
- Великолепно. Ряды нашей паствы ширятся, а следовательно, растут и
обязательства - мы должны служить прихожанам на всех уровнях. Облачение,
которое вы помогли создать для нового монашеского братства, пользуется
большим успехом у посвященных.
- Для приверженцев Иннаны <Владычица небес, в шумерской мифологии
богиня плодородия, плотской любви и распри.>? Благодарю. Мне и самому
понравилось.
Они прошли по короткому коридору и остановились перед дверью лифта из
чеканной меди, на которой был изображен фрагмент мифа о сотворении мира.
Келси нажал на кнопку, скрытую в глазу одного из мелких демонов.
- Напомните мне, Дэвис, как долго вы уже с нами?
- На постоянной основе? Около двух лет. Со мной консультировались за
год до этого - тогда я уже год как являлся прихожанином церкви. Получается
четыре.
Подъехал лифт, дверца скользнула в сторону. Внутри кабину украшали
изображения нескольких старших божеств, каждое со своей характерной эмблемой
- оригинал работы известного художника, ставшего элишитом. Картина
помещалась под пуленепробиваемым стеклом. Церковь открыто демонстрировала
свое растущее влияние (не гнушаясь самыми земными деталями), однако не
забывала соблюдать осторожность.
- Всего четыре года? Вы удовлетворены своим продвижением?
Дверь лифта открылась, и Келси жестом предложил Идену выйти в коридор.
Иден с интересом осмотрелся. Его еще никогда не приглашали на этот этаж.
Подняв глаза, он увидел прозрачные панели купола, за которыми виднелось
голубое небо, и нахмурился. Небоскреб заканчивался пирамидой. Как такое
может быть?
Келси заметил его удивленное выражение и усмехнулся:
- Постоянно анализируете, Дэвис! Перед вами иллюзия. Стеклянный потолок
реален, но "небо" - проекция. Сделано очень искусно, поскольку можно
установить изображение настоящего неба - как сейчас, - а в пасмурные дни
никто не мешает показать что-нибудь более привлекательное. Давайте зайдем ко
мне и выпьем по стаканчику. Вы так и не ответили на мой вопрос.
Иден последовал за Келси в большую, хорошо освещенную, но скромно
обставленную комнату. Впрочем, кресла здесь оказались удивительно удобными.
Келси предложил ему сесть, спросил, что он выпьет, и направился к бару.
Протянув Идену бокал, устроился в кресле рядом с ним, положил ноги на
письменный стол, с удовольствием сделал несколько глотков холодного пива и
снова спросил:
- Итак, Дэвис, вы довольны своими результатами? Магический вопрос.
Скажи "нет", и ты становишься слишком амбициозным. Скажи "да", и у тебя
недостает мотивации.
Иден сделал глоток из своего бокала - легкое рисовое вино - и осторожно
сформулировал ответ:
- Я получаю удовольствие от работы и, мне кажется, вношу неплохой вклад
в дело Церкви. Однако я готов к встрече с новыми трудностями.
- Очень хорошо. - Келси снова приложился к пиву. - Просто отлично. Вы
ставите меня в непростое положение, Дэвис.
Иден почувствовал, как сердце забилось быстрее. Неужели его игра
раскрыта? Он считал, что такой вариант невозможен. Согласившись работать на
полную ставку в качестве исследователя для Церкви, Иден ни разу не снимал
личину Дэвиса. Артур Иден ушел в долгосрочный отпуск с сохранением половины
оклада (администрация университета осталась довольна - сказывалась
необходимость постоянно урезать бюджет), а квартира и прочие счета
оплачивались из его профессорской зарплаты. Иден жил, и довольно скромно, на
то, что зарабатывал Дэвис как служащий Церкви. Келси между тем продолжал
говорить:
- Вы продемонстрировали свободное владение виртуальными способностями,
постоянно развиваете их регулярными тренировками. Вы умеете произносить
литании не хуже священников, у которых на несколько лет больше практики. Ваш
энтузиазм во время ритуалов не вызывает сомнений. И все же...
- Сэр?

- У меня есть подозрение, что вы не до конца избавились от скептицизма.
Иден мудро воздержался от ответа. Келси пристально смотрел на него
своими светло-голубыми глазами.
- На последней встрече Старейшин Церкви ваше имя называлось среди тех,
кто заслуживает индивидуального поощрения. Меня, как вашего наставника,
спросили, готов ли я поддержать данное предложение.
- Поощрение, сэр?
- Вот! Опять вопросы! Большинство посвященных, услышав подобное
известие, ни о чем не раздумывая, бросилось бы восславлять богов. Вы - среди
немногих - задаете вопросы. Тем не менее, если я дам положительный ответ, вы
достигнете положения в Церкви, которого мало кому удается добиться.
- Сэр?
Келси усмехнулся, увидев на смуглом лице Дэвиса улыбку:
- Должность носит религиозный, а не административный характер. Речь
идет о том, чтобы стать доверенным лицом божества - чем-то вроде его личного
слуги.
- Бог!
- Именно. Я не уверен, что скептика - какими бы благими ни были его
намерения - разумно рассматривать в качестве кандидата на такой почетный
пост. Некоторые божества весьма нетерпеливы. Они могут посчитать недостаток
веры непростительным грехом. И смертельным оскорблением.
- Я понимаю.
- В Вирту можно погибнуть, Дэвис. Обычно на эту тему не принято
распространяться, но смерть в Вирту - вещь реальная, особенно если удалиться
от разведанного центра в дикие, первичные области. Я полагаю, не следует
пояснять, что наши божества принадлежат к первичным силам.
Как утверждает учение Церкви, они просто используют Вирту в качестве
средства выявления истины, предшествовавшей человеческой истории. Келси
нахмурился.
- Именно поэтому я и разговариваю с вами - возможно, несколько
опрометчиво. Мне бы не хотелось, чтобы из моих уст прозвучало имя кандидата,
который навлечет позор на себя и мой департамент. Кроме того, мне будет
крайне жаль, если под удар будет поставлено ваше дальнейшее служение Церкви
- вы обладаете исключительно ценными способностями. Что скажете?
- Могу ли я помолиться, сэр?
- Да. Мудрая мысль. Вы освобождаетесь от своих текущих обязанностей. В
это же время завтра вы сообщите мне о результатах своих размышлений.
Окончательное решение буду принимать я, но ваше мнение будет учтено.
- Я вам очень благодарен, мистер Келси.
- А сейчас можете идти.
- Благодарю. Я закончу работу и пойду в храм.
- Прекрасно. Да известят вас боги о своей воле.
- Надеюсь, что так и будет, сэр.
Артур Иден вышел из кабинета Келси, чувствуя на спине его испытующий
взгляд. В лифте проделал руками молитвенные движения, заимствованные
Церковью из буддизма. Вернувшись в свой кабинет, выключил компьютеры и вышел
из здания. На случай слежки направился в одну из церковных камер переноса,
отыскал индивидуальную виртуальную часовню, где мог помолиться и собраться с
мыслями.
Иден провел там несколько часов. Уходя, сказал служителю, что
собирается пообедать. Закончив трапезу в своем любимом афганском ресторане,
вернулся в квартиру Дэвиса и все подготовил для поджога, который должен был
выглядеть как пожар, возникший из-за случайного короткого замыкания. (Когда
начнется расследование, специалисты найдут компьютерное оборудование и
другую электронику, безнадежно испорченную.) Если все пойдет хорошо, Церковь
посчитает что он погиб.
Потом Иден воспользовался служебным выходом и спустился в туннель
подземки. Дэвис исчерпал свои возможности, его личина не выдержит близкой
встречи с существами, которым служит Церковь. И хотя Иден по-прежнему не
верил в их божественность, годы, проведенные на службе у, элишитов, убедили
его в их несомненном могуществе.
Теперь он снова станет Артуром Иденом и начнет работу над созданием
личности монаха из братства, которая пригодится ему, когда выйдет книга. Он
опубликует ее под своим собственным именем, прекрасно понимая, что после ее
выхода уже не сможет оставаться Артуром Иденом, поскольку ему будет вынесен
смертный приговор.
x x x

Прошло несколько лет. Джон Д'Арси Доннерджек-младший хорошо рос и
практически не болел. Дэк научил его читать, детские каракули превратились
во вполне приличный почерк. Кроме того, Дэк познакомил мальчика с правилами
математики. Только после этого робот позволил ему подойти к компьютеру. Он
хотел, чтобы сын Джона Д'Арси Доннерджека обладал почти забытыми основами
прежнего образования перед тем, как приступить к освоению современного. Дэк
не получил никаких указаний на сей счет, но заметил, что Доннерджек-старший
знал самые неожиданные вещи, а робот считал его великим человеком. Более
того, он надеялся, что Доннерджек-младший когда-нибудь тоже станет великим.
Поэтому ребенок изучал немецкий, французский, японский, картографию и
каллиграфию, как в прежние времена Джон Доннерджек-старший.
В замке Доннерджек не было других детей. Изредка мальчик видел из окна
или с балкона Дункана и Ангуса, но Дэк не подпускал его к ним, надеясь таким
способом защитить его жизнь. Поэтому единственными существами, с которыми
ребенок общался помимо домашних роботов, стали обитатели Вирту - люди и
самые разные существа; Джон сталкивался с ними во время своих ежедневных
визитов на Сцену и за ее пределы.
Однажды они с Мизаром ушли в поля - так далеко, что произошло несколько
перемен ландшафта, прежде чем они вернулись. Путники оказались в маленькой
скалистой долине, по которой бежал ручей. Двигаясь вдоль русла, они подошли
к бурлящему, искрящемуся водопаду. Юный Доннерджек, одетый лишь в шорты,
уселся на небольшой валун возле воды и принялся швырять камешки в поток.
Вскоре на поверхность вынырнуло водяное гуманоидное существо и посмотрело на
него. Джон поднялся на ноги и сделал шаг назад. Мизар встал перед мальчиком
и открыл пасть, демонстрируя острые спицы зубов.
- Привет, малыш, - произнесла зеленоволосая женщина, медленно выбираясь
на берег. - Скажи своему стражу, что я не желаю тебе зла.
Мальчик положил руку на шею пса и погладил его.
- Все в порядке, - заверил он Мизара. - Не трогай ее. Меня зовут Джон
Доннерджек. А кто вы, мадам?
- Ты родственник ученого Джона Д'Арси Доннерджека? - спросила женщина,
снимая с волос улиток и бросая их обратно в реку.
- Он был моим отцом.
- Был? Ты сказал "был"?
- Ну, он умер. Я тогда еще только родился.
- Как жаль. Я буду о нем скучать. Он и Рис Джордан приходили в мою
долину, чтобы отдохнуть и насладиться ее красотой, а потом начинали
обсуждать математические проблемы - два великих человека.
- Вы знали моего отца?
- Я его - да, а он меня - нет. Мне нравилось слушать их разговоры и
поддерживать окружающую природу такой, чтобы они получали максимальное
удовольствие.
- Кто вы, мадам?
- Я Хранительница долины. В школе тебе, быть может, рассказывали о нас,
называя эйонами. Я поддерживаю здесь порядок. Обычно люди меня пугают. А
детей я люблю. Хорошо, что ты сюда пришел. Если хочешь, можешь поплавать в
реке. Я сделаю воду холоднее или теплее - как пожелаешь.
Мальчик улыбнулся.
- Ладно, - ответил он.
И побежал к воде.
Хранительница повернулась к Мизару.
- Ты не просто конструкция, - заявила она. - Тебя сделал Доннерджек?
- Нет. Думаю, нет, - отрывисто заговорил Мизар. - Но.., не.., помню..,
как.., появился. Ослепительная.., вспышка света.., и я падал. Скитался..,
долго и далеко. Не знаю.., откуда я пришел. Но мальчик добр.., ко мне.., и я
играю.., с ним. Так лучше - иметь друга.., чем скитаться.
- Я рада, что вам хорошо вместе.
- Иногда.., черный мотылек.., приходит поговорить. Я чувствую.., что
должен его знать. Но он не.., хочет говорить о таких.., вещах. Однако он..,
дружелюбен.
- Как его зовут?
- Алиот.
- Ой.
- Ты.., с ним знакома?
- Ну, не совсем. На мгновение мне показалось, что ты произнес другое
имя.
- Черные мотыльки.., встречаются.., редко.
- Верно. - Хранительница повернулась и посмотрела на плавающего
мальчика. - Вам пора возвращаться?
- Я не.., знаю.
- Дитя, где ты живешь?
- В замке Доннерджек.
- Когда тебя ждут дома?
- Наверное, я уже опоздал. Хорошо, что напомнили. Он вышел на берег,
встряхнулся и встал на солнце, - Спасибо за купание.
- Приходи, когда захочешь, Джон Доннерджек. Ты уверен, что найдешь
дорогу обратно?
Юный Доннерджек посмотрел на Мизара:
- Ты можешь взять след? Пес опустил голову.
- Он.., все еще.., здесь.
- Отлично. Тогда мы пойдем.
- Возвращайтесь, - пригласила Хранительница.
- Мы придем. Спасибо вам.


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: В непостижимых полях...
 Сообщение Добавлено: 16 авг 2012, 15:04 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 фев 2012, 23:39
Сообщения: 647
Они торопливо пробирались через лес, но через некоторое время Мизар
остановился.
- Что такое? - спросил юный Доннерджек.
- След становится.., слабым. Я не уверен.., не понимаю.., что
происходит.
- Мне тоже кажется, что все тут какое-то чужое.
- Ты.., прав. Мы пришли.., не отсюда, - оглядываясь по сторонам,
заметил пес. - Ага.
- Что?
- Машина твоего отца.., продолжает.., менять районы. Мы попали..,
совсем не туда.., откуда выходили.
- Естественно. Что будем делать?
- Я не знаю. Кажется.., раньше.., я умел находить дорогу. Но не знаю..,
как. Дай время.., я вспомню.
- Дэк будет беспокоиться... Есть идея. Ты можешь отвести нас туда, где
мы только что были?
- Пошли. Нужно торопиться.
Мизар повернулся и затрусил в обратном направлении. Доннерджек
последовал за ним.
- Хранительница! Хранительница! - крикнул Доннерджек. - Мы можем еще
поговорить?
Среди листвы появилась зеленая голова.
- Да, дитя? - спросила Хранительница.
- Машина отца оказалась слишком далеко. Не могли бы вы позвать его
друга - доктора Джордана - и спросить.., не отведет ли он нас домой?
- Конечно. Я уже.., а вот и он.
Перед ними возникло маленькое голографическое изображение ученого.
- Да, Калтрис, - сказал он. - Что.., кто это?
- Сын твоего друга Доннерджека и его пес Мизар. Они заблудились. Ты
знаешь, как вернуть их в замок Доннерджек?
- Могу быстро выяснить. Подождите немного. Как тебя зовут, мальчик?
- Джон Д'Арси Доннерджек-младший.
- Похож.
Фигура Риса увеличилась до нормальных размеров и обрела материальность.
- Я помню, что установил периодическую смену декораций, - задумчиво
проговорил он.
- Да. Думаю, что с момента нашего ухода все вокруг менялось трижды.
- Именно это мне и нужно было знать. Сколько времени вы провели у
Калтрис?
- Может быть, час. Мы поговорили, а потом я пошел плавать.
- Очень хорошо. Вы отсутствовали не так долго, как тебе показалось. В
долине Калтрис время течет иначе, чем в остальных местах. Спасибо, что
связалась со мной, Калтрис.
- Ну что ты, Рис! Не пропадай надолго.
- Обещаю. - Рис повернулся к мальчику и его потрепанному псу. - Откуда
вы пришли?
Поскрипывая суставами, Мизар показал:
- Вон.., оттуда.
- Пошли, я доставлю вас домой. Они зашагали по лесной тропинке, следуя
за высокой стройной фигурой Риса Джордана.
- Не знал, что у Доннерджека есть сын, - проговорил через некоторое
время Джордан.
- Есть.
- Как он поживает?
- Отец умер, когда я был совсем маленьким.
Рис промолчал, только чуть опустились плечи, но продолжал уверенно
шагать вперед.
- Я работал с ним над одним проектом, когда звонки прекратились. Я
беспокоился... Почему мне ничего не сказали?
- По-моему, он не хотел, чтобы кто-нибудь узнал о его смерти, - ответил
мальчик.
- Почему?
- Понятия не имею. Никогда не задумывался. Так было всегда.
- Автоответчик замка сообщает всем, что Доннерджек отправился в
путешествие, - Отец приказал.
- Так кто же о тебе заботится? Я не очень хорошо представляю положение
твоей матери.
- Она тоже умерла. Их похоронили рядом на семейном кладбище. Обо мне
заботятся роботы - Дэк, Войт и Куки. И мои друзья - Мизар, например.
- Ужасно. Вероятно, у Джона имелись достаточно серьезные причины, чтобы
все организовать именно так. Однако прошло много времени. Власти скорее
всего...
Из браслета послышался негромкий голос:
- Эту функцию не следовало до тех пор, пока Джон не достигнет
совершеннолетия, за исключением экстренных случаев - каковой и является
данная ситуация. Я прошу тебя, мой старый друг, не сообщать властям о
случившемся. Ты должен поверить мне на слово. Я сделаю так, что ты в любое
время будешь желанным гостем в замке Доннерджек. Только не пытайся выводить
моего сына за его пределы.
- Джон!
Юный Доннерджек пристально смотрел на браслет, однако в округлившихся
глазах мальчика не было страха.
- Джон?
- Не во плоти, Рис, но не сомневайся, это желание Джона Д'Арси
Доннерджека - отца мальчика. В Веритэ ему грозит серьезная опасность.
- Но разве подобные посещения Вирту...
- Он гуляет здесь с младенческого возраста, и ему никто ни разу не
причинил вреда.
- Я верю тебе, Джон. Мы продолжим наш разговор, - если я приду в гости
к мальчику?
- При одном условии: не пытаться снять браслет с руки моего сына.
- Даже после смерти ты умудрился заинтриговать меня. Я даю слово.
- Ты и в самом деле в браслете, отец? - спросил наконец мальчик.
- Нет, - раздался голос Доннерджека-старшего, - Но моя личность
отражена в эйоне, который заодно получил и все мои знания.
- Я не понимаю. Ты здесь или нет?
- Я и сам толком не разберусь. Я чувствую себя Доннерджеком... Впрочем,
это одно из свойств устройства. Будем считать, что я очень умное
компьютерное создание - так мне будет легче, и мы сможем избежать
метафизических дискуссий.
- А что такое метафизика?
- То, чего я стремлюсь избежать. Мальчик рассмеялся, и оба мужских
голоса присоединились к нему.
- Я далеко не всегда знаю, что смешно, а что - нет, - печально
проговорил Джон-младший.
- Ну, если тебе весело, значит, смешно, - заметил Рис, положив ему на
плечо руку. - И еще у тебя возникает приятное ощущение внутри.
- А если ты не понимаешь какой-нибудь шутки, скажи нам, и мы тебе
объясним, - вмешался браслет. Они свернули, и Рис сказал:
- Вон там, впереди Сцена, не так ли?
- Очень похоже.
- Я хотел бы снова поговорить с вами обоими.
- Я скажу Дэку, чтобы он принимал твои звонки, - заверил браслет. -
Тебе всегда будут рады в замке. Похоже, со здоровьем у тебя все в порядке?
- Лучше, чем раньше.
- Замечательно. Да, мы еще поговорим. Спасибо за то, что проводил нас.
Они расстались, и юный Доннерджек вошел на Сцену.
- Я снова впадаю в спячку, - заявил браслет. - А тебе надо поесть.
Мизар то ли зарычал, то ли взревел двигателем, свернулся в клубок в
центре Сцены и закрыл глаза.
- Дэк, я вернулся, - позвал юный Доннерджек.
x x x

В течение следующих нескольких месяцев мальчик упросил браслет показать
ему, как находить дорогу домой сквозь, фазовые изменения. Потом, в том же
году, он научился проникать внутрь и касаться вещей в Вирту. Браслет
практически это не комментировал, а Рис не знал, как объяснить столь
странное явление.
- Такое даже теоретически невозможно! Твой папа делал удивительные вещи
с пространством и временем в Вирту, но даже он не умел производить случайные
переходы. Боюсь, мне придется пересмотреть часть моих теорий.
- А ты расскажешь мне о них?
- Когда станешь постарше и будешь лучше знать математику.
- Не поговоришь с Дэком, чтобы он побыстрее начал учить меня
математике?
- Конечно.
- Можно мне задать тебе личный вопрос?
- Спрашивай.
- У тебя когда-нибудь были дети? Рис не отвечал довольно долго.
- Да, - наконец произнес он. - Это ужасно - пережить своих детей. У
меня было два сына и дочь. Они умерли. Двое внуков. Их уже тоже нет в живых.
Одна правнучка - девочка по имени Меган. Учится в школе, любит математику и
физику. Она - большое утешение для меня. Меган приходит в гости, и мы друг
другу нравимся. А вот остальных мне недостает.
- Я тебе сочувствую.
- Не нужно ни о чем жалеть. Я должен быть благодарен за то, что у меня
было, и за то, что есть, разве не так? Да, мне не хватает улыбки одного
маленького мальчика и смеха другого и.., проклятье! Понимаешь, я прожил
очень долго и много сделал. Я должен быть счастливее многих других. Но
почему ты спросил меня о детях?
- Просто ты ведешь себя со мной, как человек, который умеет обращаться
с детьми. Вот и все.
Рис протянул руку и потрепал мальчика по волосам.
- Давай поговорим немного о числах, - предложил старый ученый.
- Ладно.
Поначалу Рис приходил довольно часто, а юный Доннерджек проскальзывал в
Вирту, чтобы с ним встретиться. Рис только головой качал, глядя на легкость,
с которой мальчик проделывал этот фокус.
x x x

Именно Рис Джордан первым начал называть его "Джей".
- "Джон" не годится - во всяком случае, для меня. Джон - имя твоего
отца, и если я буду так тебя называть, то быстро запутаюсь и просто
свихнусь.
Он рассмеялся, и юный Доннерджек вместе с ним. Мальчик прекрасно знал,
что Рис Джордан - очень старый человек, гораздо старше, чем был бы сейчас
его отец, если бы не умер, и большинство других пациентов в лечебнице
Веритэ. Однако виртуальный облик Риса - стройный тридцатипятилетний мужчина
- всегда оставался неизменным.
Необычные встречи обеспокоили Калтрис, когда она заметила необычную
способность юного Доннерджека пересекать границы интерфейса, не пользуясь
механическими и электронными приспособлениями. Хранительница
проанализировала ситуацию и пришла к выводу, что, поскольку Доннерджек
способен переносить свое тело через интерфейс, ускорение потока времени
может привести к его преждевременному взрослению. Из уважения к желанию Риса
сделать как можно больше в оставшиеся ему годы Доннерджек посещал своего
наставника в долине Калтрис, используя виртуальный облик. Скоро он получил
такое образование, которое никак не соответствовало его нежному возрасту.
Из них получилась странная пара: старик с внешностью человека средних
лет и мальчик со знаниями - если не мудростью - студента. Однако они дружили
искренне и крепко. Рис заменил юному Доннерджеку преждевременно умершего
отца. Рис Джордан, в свою очередь, любил мальчика за его собственные
качества и в память о Доннерджеке-старшем.
Прошло время, и Рис вдруг понял, что, хотя он хорошо знал Джона Д'Арси
Доннерджека, он относился к нему с профессиональным уважением - и не более
того. Однако сын Джона, с его странной серьезностью, аналитическим подходом
к любой шутке и весьма своеобразным отношением к человеческим проблемам,
вызывал у старика совсем другие чувства.
- Нет, "Джон" не годится, ты уж не обижайся, сынок. Полагаю, другая
форма твоего имени меня больше устроит. Если ты, конечно, не возражаешь.
- Вовсе нет. Рис, - ответил юный Доннерджек, с интересом глядя на
своего наставника. Он почувствовал, что происходит нечто необычное, может
быть, какой-то этап его жизни подошел к концу. Ему даже показалось, что он
станет совсем другим человеком после того, как Рис начнет называть его
по-новому. - И что же мы придумаем?
- Ну, можно было бы выбрать твое второе имя, но Д'Арси звучит слишком
высокопарно...
- Хорошо.
- Из "Джона" очень удобно делать уменьшительные, - продолжал старик. -
Например, "Джонни" и "Джек". Ты не похож на "Джонни", а "Джек Доннерджек"
слишком напоминает детский стишок.
Калтрис, которая слушала их разговор, выставив из воды голову
(маленькое Саргассово море зеленых волос), рассмеялась - мелодично, словно
пение волн, набегающих на берег. Юный Доннерджек с серьезным видом кивнул.
- Кроме того, учитывая, что тебя назвали в честь отца, ты еще и
младший. Получается Джон-младший, слишком длинно. А сокращенно Джей-Джей .
Рис Джордан посмотрел на серьезную мину сидевшего рядом с ним
маленького мужчины. Даже с босыми ногами, не просохшими после купания вместе
с Калтрис, он походил на "Джей-Джея" не больше, чем на "Джонни".
- Но остается еще просто "Джей". Это имя таит в себе огромный
потенциал. Похоже на полное, а с другой стороны, заставляет вспомнить целый
ряд тотемных образов.
- Тотемных образов? - удивленно переспросил Доннерджек.
- Да. Первая буква имени в печатном варианте изогнута, словно
рыболовный крючок, а в курсиве напоминает слегка повернутый знак
бесконечности. А еще есть птица, которую называют "сойка" - синяя, совсем не
редкая, любит копаться в грязи, не прочь что-нибудь украсть при случае - по
крайней мере кое-кто так считает, - зато умеет оценить ситуацию. Сойки
предупреждают других животных о хищниках и без колебаний собираются вместе
против общего врага. И являются дальними родственниками воронов и ворон.
"Джей". Ну, как?
- Мне нравится, - ответил Джон Д'Арси Доннерджек-младший.
- Значит, так тому и быть, - заявил Рис Джордан, а потом торжественно
набрал пригоршню воды из реки Калтрис и вылил на голову Доннерджека,
окрестив его новым именем.
Лежавший на берегу пес Мизар, не помнивший ни своего создателя, ни
того, как ему давали имя, застучал хвостом по траве. Он не имел ни малейшего
понятия о том, что раньше его хвост был двойным - из толстого красного
кабеля. Впрочем, он не особенно интересовался своим прежним "я".
Единственный из тех, кто приходил к юному Доннерджеку из царства Танатоса,
охранял и играл с ним, Мизар не ведал о своем первом хозяине.
- Джей, - произнес мальчик удивленно. Ему понравилось новое имя. -
Джей.
На него нахлынули эмоции, с которыми он не смог справиться и потому с
пронзительным воплем прыгнул в воду, обрызгал Риса с ног до головы и почти,
почти умудрился схватить Калтрис за волосы, так похожие на водоросли.
x x x

В те дни, когда Рис был занят, Джей Доннерджек отправлялся вместе с
Фекдой, Мизаром, Дьюби или Алиотом исследовать многоярусный мир Вирту. Руины
городов и покинутые поселения, пустые гостиницы, гимнастические залы,
бордели, джунгли, горы, пляжи, пустыни, даже дно высохшего моря - они
побывали повсюду.
- Ты должен помнить, - как-то раз, нежась на пляже, предостерегал
мальчика Рис, - что оба твои мира реальны. Если ты находишься в Вирту, тебя
может настигнуть смерть во время виртуальной лавины. А в Веритэ легко
свернуть себе шею, падая с лестницы.
- А что означает Вирту? - спросил Джей.
- Так в восемнадцатом веке называли произведения искусства. Нельзя не
признать, что это величайшее произведение искусства из всех созданных
человеком.
- Наверное, ты прав. А Веритэ - место, где зародилась первая
реальность?
- Верно.
- Физика и химия - законы движения и термодинамики - действуют в Вирту
совсем не так, как в Веритэ, лишь имитируют...
- Правильно.
- ..потому что необходимо сходство, в противном случае в Вирту
невозможно было бы находиться - и достаточное количество различий, чтобы
сделать Вирту максимально полезным.
- Ты прав. В особенности если учесть, что Вирту используют для отдыха в
не меньшей степени, чем для бизнеса и разрешения научных задач.
- А что это за проблема, над которой ты работаешь, - объединенная
теория?
- Когда Вирту создала себя после того, как у Банзы произошла случайная
цепная реакция, уничтожившая часть поля, новый мир далеко не сразу открыл
нам свои тайны. Мы учились - методом проб и ошибок, пытались установить
собственные правила. Вирту оказалась сильнее в базовых вещах, хотя ей
пришлось взять на себя программирование и строительство дополнительных
пространств. Мы так и не сумели понять, локализовано ли действие физических
законов, или они некоторым образом искажены и являются частными примерами
более общих. Или вообще все определяется целесообразностью и соперничеством,
встающими над морем хаоса.
- А имеет ли это значение, - спросил мальчик, - если результат остается
тем же? Рис рассмеялся:
- Ты рассуждаешь совсем как твой отец, когда им овладевал прагматизм.
Разумеется, имеет. В конечном счете все имеет значение - каким именно
образом, не знаю, но я всегда буду верить в этот постулат. Полагаю, тут-то и
заключено различие между теоретиком и инженером. Нас интересует начало и
конец; нам необходимо выяснить, где проходит истинная граница. Кто-то другой
может сказать: "Вы с большей пользой потратите время, если попытаетесь найти
реальное применение своим силам. Новые теории должны рождаться из практики -
только тогда у них появится здоровая основа". Они по-своему правы. Однако я
склоняюсь к первому подходу, а твой отец - ко второму.
- Но вы оба считаете Вирту произведением искусства?
- Точно.
- Я рад, что многие вещи на самом деле не такие простые, как мне
казалось вначале, - заметил Джей, поднимая экзотическую морскую раковину
пальцами ноги и бросая ее в воду.
- Похожее удовольствие можно получить, разгадывая хороший кроссворд, -
сказал Рис.
- А что такое кроссворд?
- О Господи! Ты, похоже, снова забросил занятия. Во время следующего
визита я принесу тебе несколько штук. Мне кажется, тебе понравится.
x x x

Выход книги Артура Идена "Происхождение и развитие модной религии"
произвел настоящую сенсацию. Идеи обладал редким чувством языка, к тому же
его работа опиралась на академические традиции антропологических
исследований и имела изящное документальное подтверждение.
Иден относился к предмету исследования с соблюдением всех этических
норм. Он Сдержал данное себе слово и не раскрыл ни одного тайного ритуала,
не нарушил ни одной клятвы.
Однако автор продемонстрировал, что, несмотря на все свои заявления.
Церковь Элиш не основывается на древних откровениях, а постоянно
развивается. Признавшись, что он сам являлся прихожанином Церкви, Иден
рассказал, как его исследования использовались для создания риз и
молитвенных церемоний. Рассуждения о роскошных интерьерах частных зданий и
офисов, описание жизни старших членов иерархии намекали - никаких прямых

заявлений - на то, что пожертвования далеко не всегда идут на
прославление богов.
"Происхождение и развитие модной религии" вышло в сокращенном варианте
(без примечаний) с иллюстрациями, полученными из самых разнообразных
источников - включая древние традиции средств массовой информации. Появилась
пьеса под названием "Священник - тайный агент"; голографический фильм (здесь
Иден получил сексуальную, но крутую помощницу, которая большую часть времени
занималась допросом высших чинов Церкви в периоды праздников плоти) и
виртуальная интерактивная ролевая игра. Впрочем, последняя имела странную и
малоприятную тенденцию: пять участников погибли и несколько дюжин получили
ранения, прежде чем на нее вышел официальный запрет. Из чего многие сделали
вывод, что элишитам есть что скрывать.
Рынок наводнили произведения аналогичной направленности: "Раб Иштар",
"Развлечения элишитов", "Крылатая ложь" и тому подобное. Они продавались не
так хорошо, как книга Идена, поскольку ни одна из них не содержала
уникального сочетания антропологического анализа и личного опыта. Не
приходилось сомневаться, что Артур Иден стал очень богатым человеком. Его
агент отказывался от комментариев, но выглядел страшно довольным. От
общественности не укрылось, что он строит себе новый дом в Париже.
Однако взять интервью у самого Артура Идена никто не смог. Во время
единственного торжественного ужина, посвященного выходу книги - на котором
вопреки (а может быть, благодаря) покрову тайны присутствовало довольно
много гостей, - автор просто исчез. В течение нескольких месяцев после
опубликования своего столь нашумевшего произведения Иден письменно отвечал
на вопросы журналистов. Затем, сославшись на необходимость скрываться из-за
бесчисленных угроз (ни одна из них, как он подчеркнул, не исходила от
церковных властей, речь шла лишь о фанатиках), Иден стал недоступен.
Его книга в жестком переплете оставалась в списке бестселлеров в
течение года, а потом еще восемнадцать месяцев в электронной форме. (Кое-кто
утверждал, будто она значительно дольше занимала бы первое место по
популярности, если бы постоянно не подвергалась постороннему
редактированию.) Церковь Элиш не сделала ни одного официального заявления
относительно "Происхождения и развития модной религии". Сразу же после
выхода книги многие приверженцы Церкви покинули ряды элишитов, но постепенно
появились новые желающие, и вскоре прежняя численность была восстановлена.
Периодически священники демонстрировали пастве свое виртуальное могущество,
однако в целом высшие церковные сановники не обращали особого внимания на
общественное мнение.
x x x

Сидя высоко среди ветвей гигантского дерева, Джей наблюдал, как Сейджек
и Чимо дерутся за право быть вождем клана. Схватка назревала давно, Чимо
надеялся застать Сейджека врасплох или дождаться, когда вожак получит
какую-нибудь рану. Сейджек постоянно держался настороже, однако ему не
удалось скрыть, что он подвернул лодыжку во время очередного набега на
лагерь икси.
- Пришло время нам выяснить отношения, босс, - сказал Чимо вскоре после
того, как они вернулись.
- Ты недостаточно хорош, Чимо.
- Я долго ждал, наблюдал за тобой. Знаю все твои трюки. Давай
разберемся, кто из нас лучше.
Сейджек попытался оглушить своего соперника неожиданным ударом правой
ладони. Чимо увернулся и врезал Сейджеку левой рукой по ребрам.
- Ты становишься старым и неуклюжим, - заявил он.
Сейджек зарычал, неожиданно сгреб Чимо в объятия и нанес ему несколько
ударов головой, прежде чем тот успел вырваться и отскочить на безопасное
расстояние.
Джей, игравший с Дьюби в прятки среди ветвей гигантских деревьев,
потерял свою подружку. И вдруг услышал злобные крики и рев. Устроившись на
развилке, мальчик не мог оторваться от завораживающего зрелища: противники
катались по земле, пытаясь друг друга задушить.
- Слабак!
- Любитель полудохлых овец!
- Пожиратель дерьма!
Схватка продолжалась, расширяя словарный запас Джея. Сейджек нашел
палку и сломал ее о голову Чимо. Тот нанес удар двумя кулаками сразу и
сделал удачный захват.
- Откручу тебе голову!
- Переломаю ноги!
- Съем твою печень!
- А я - твою, вместе с горячим супом!
- Отрежу тебе член!
Сейджек высвободил руки и обхватил голову врага. Чимо принялся изо всех
сил колотить Сейджека по больной лодыжке. Сейджек поморщился, но соперника
не отпустил.
- Старый ублюдок! Придется тебя убить!
Вокруг собрался Народ.
"Будет ли Чимо таким же хорошим вождем, как Сейджек?" - сомневались
самые умные.
Джей обнаружил, что весь взмок и дрожит. Никогда ранее ему не
приходилось видеть настоящей драки.
- Нет! - прошептал мальчик, когда большие пальцы Сейджека нашли глаза
Чимо.
Чимо больше не цеплялся за Сейджека. Теперь он пытался оттолкнуть врага
- давление на глазные яблоки усилилось. Он оскалился и безуспешно старался
укусить противника, рычал и ругался.
Сейджек давил все сильнее.
Подняв руки, Чимо схватил запястья Сейджека, намереваясь оторвать их от
своего лица. При этом он продолжал колотить врага по лодыжке. Оба истекали
кровью от многочисленных ран на плечах и голове.
Джею хотелось отвернуться, однако происходящее завораживало, снова
заставив думать о природе рационального и иррационального в судьбе каждого
живого существа. Но на самом деле грубое насилие, вызванное
противостоянием...
Чимо издал дикий булькающий вопль, и Доннерджек увидел, что пальцы
Сейджека вошли в глаза его врага. Сейджек тут же опустил руки на шею Чимо.
Тот перестал колотить его ногами и попытался сделать несколько вдохов,
захрипел.
- Ты собирался выяснить, кто из нас лучше, - сказал Сейджек, продолжая
сдавливать горло Чимо. - Отлично. Теперь ты знаешь.
Послышался треск, словно кто-то сломал палку, и голова Чимо бессильно
упала вправо.
- Ты получил то, что хотел, - сказал напоследок Сейджек и поднялся над
телом Чимо. - Кто теперь вождь? - закричал он.
- Сейджек! - закричали все.
- Вождь вождей!
- Сейджек! - снова закричали все.
- Советую вам этого не забывать! - воскликнул он и захромал к дереву.
Взглянул на ствол, прикинул высоту нижней ветки, вспомнил о больной
лодыжке, вздохнул и выбрал дерево с ветвями пониже. Медленно, стараясь
сделать вид, что с ним все в порядке, Сейджек подтянулся на руках и уселся
на первой же подходящей развилке.
Его соплеменники радостно закричали и замахали ему руками. Тогда он
позволил себе улыбнуться. Вот что такое прекрасная жизнь!..
Джей еще долго не решался ускользнуть с этого страшного места. Ему еще
никогда не приходилось видеть кошмара наяву.
x x x

В последующие несколько дней Джей избегал встреч со своими друзьями,
погрузившись в чтение. Его ужасно тянуло рассказать им о последнем
путешествии, но он занимался воздушной акробатикой и под руководством
Калтрис учился плавать в реке ниже водопада. А по ночам мальчика мучили
кошмары, в которых Сейджек и Чимо сражались за право быть вождем клана.
Иногда Джею казалось, будто он слышит треск ломающихся костей шеи Чимо.
Однажды ночью, когда он открыл глаза после особенно яркого сна, мальчик
услышал стоны и звон цепей. Джей поднялся по лестнице на третий этаж - звуки
доносились оттуда - и увидел удаляющуюся призрачную фигуру.
- Подождите! Пожалуйста!
Существо замедлило шаги и повернулось к нему.
- Я.., я никогда не видел и не слышал вас раньше, - заявил Джей. -
Кто... Что вы такое?
- Обычный призрак. Похоже, я довольно долго спал, - ответил тот. - А ты
кто такой?
- Джон Д'Арси Доннерджек-младший. Обычно меня называют Джей.
- Да, теперь я вижу сходство. Как твой папа?
- Он уже давно умер.
- Я не видел его среди наших, значит, он попал в какой-то особый рай.
Жаль, что ты его потерял, мальчик. Такого человека хорошо иметь рядом.
- Выходит, вы его знали?
- О да. Мы вроде как были друзьями, хозяин и я.
- Почему же мы никогда не встречались раньше? - спросил Джей.
- Обычно я появляюсь, когда кто-то начинает сильно переживать, молодой
хозяин, - ответил призрак. - Тебя что-то тревожит?
- Недавно я наблюдал смертельную схватку. Да, меня беспокоит то, что я
видел, - признался Джей.
- Это со временем пройдет, - задумчиво проговорил призрак. - Я был
свидетелем множества насильственных смертей - я и сам так умер, - но теперь
они не имеют для меня такого значения, как раньше. Что, впрочем, не умаляет
ужаса, испытанного в первый раз... Однако ты должен понять, что смерть
является частью жизни. И жизнь всегда продолжается, потому что новые люди
рождаются на свет. Если бы не было смерти, нам бы чего-то не хватало.
Постарайся не забывать об этом.
- Но меня тревожит жестокость.
- Жестокость тоже часть жизни.
- Благодарю, мистер Призрак. Я ведь даже не знаю вашего имени.
- Я давно успел его забыть. Не имеет особого значения.
- Мне бы хотелось что-нибудь для вас сделать.
- Знаешь...
- Да?
- Я покажу тебе место, где твой папа хранил выпивку. Налей немного
виски в пепельницу - тогда я смогу вдохнуть его замечательный аромат. Это
называется совершить возлияние. Самый лучший способ завести дружбу с
призраком.
- В самом деле? Возлияние? Покажите мне.
Призрак отвел Джея в кабинет, и он приготовил выпивку.
- Как странно, что вы способны совершать физические действия, находясь
в газообразной форме.
- Может быть, именно поэтому спирт получил свое имя , - рассмеялся
призрак.
- Вы редко смеетесь, да? - спросил Джей.
- Пожалуй, редко.
- Вы гораздо лучше выглядите, когда улыбаетесь.
- Отсюда лишь очень немногое кажется забавным.
- Попробуйте как-нибудь снять цепи.
- Я пытался. Они возникают снова.
- Выпейте еще.
- Иногда люди поют, когда пропустят рюмочку. Я забыл.
- Снимите цепи. Я немного выпью, и мы споем вместе. Позднее Дэк услышал
два странным образом слившихся голоса:
- Ты пойдешь по верхней дороге, а я пойду по нижней...
Рис, браслет и остальные друзья Джея дружно отговаривали его от
посещения человеческих поселений в Вирту и других местах, которые могли
таить в себе опасность.
- Когда станешь старше и научишься принимать любое обличье, какое
только пожелаешь, мы вернемся к обсуждению этого вопроса, - заявил Рис. - Уж
не знаю, что твой отец встроил в браслет, но он стоит целого состояния. Люди
готовы на убийство, чтобы овладеть способностью перехода.. Ты должен хранить
возможности браслета в тайне. Никому о нем не рассказывай. Нельзя, чтобы
кто-нибудь увидел, как ты путешествуешь между мирами, А пока потренируйся
принимать различные обличья.
Джей содрогнулся, вспоминая схватку между Сейджеком и Чимо.
- Неужели ты считаешь, что есть вещи, ради которых стоит совершать
убийства и принимать смерть?
- То, что думаю я или ты, не имеет значения, - ответил Рис. - Мерзавцев
на свете хватает. В любом мире ты рано или поздно сталкиваешься с насилием -
реальным или метафорическим.
- Почему?
- Насилие является частью человеческой природы.
- Но почему?
- Потому что в нас есть не только рациональное, но и иррациональное. И
не спрашивай больше "почему". Лучше почитай и повнимательней посмотри
вокруг, когда рядом с тобой окажутся другие люди.
- Это относится и ко всем остальным существам?
- Насколько мне известно, да. А что?
- Однажды я видел, как похожие на обезьян люди дрались, чтобы выяснить,
кто из них будет вождем.
- А как ты оказался среди них?
- Я отдыхал на дереве, когда они пришли. Рис нахмурился.
- Почему мне кажется, что ты не все говоришь? - поинтересовался он.
- Потому что ты велел мне избегать людей.
- Значит, их там было много?
- Целое племя, наверное. Но это было еще до нашего разговора. Кроме
того, ты ведь знаешь, браслет работает в обоих направлениях. Я всегда могу
ускользнуть в Веритэ.
- И возникнуть перед машиной, мчащейся на огромной скорости по шоссе -
если не будешь сохранять осторожность.
- Я всегда осторожен.
- Обезьяноподобные люди намного сильнее нас. К тому же, насколько мне
известно, они довольно злобные.
- Да, тут ты прав.
- Научись же, наконец, оценивать ситуацию! Не забывай, что я тебе
рассказал про браслет и людей. Джей кивнул:
- Постараюсь.
- Я давно живу на свете, - промолвил Рис после непродолжительного
молчания, - но только сейчас вспомнил одну вещь про мальчиков.
- Что ты имеешь в виду? - заинтересовался Джей.
- Что им ни говори, они все равно делают по-своему. Джей несколько
мгновений смотрел на Риса, а потом ухмыльнулся.
- У тебя хорошая память, - заявил он.


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: В непостижимых полях...
 Сообщение Добавлено: 17 авг 2012, 16:51 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 фев 2012, 23:39
Сообщения: 647
Если Рис не звонил и никто из его друзей не приходил составить ему
компанию, Джей начинал скучать и в конце концов принимал решение, что пора
ему посетить дикие места Вирту самостоятельно. Мысль о том, что он будет сам
изучать мир, доставляла ему удовольствие.
Однажды весенним утром между джунглями и степью Джей встретил огромного
фанта.
- Извините меня за назойливость, - сказал мальчик, - но вы самое
большое существо из всех, что мне доводилось встречать.
Фант смотрел на него с не меньшим интересом.
- Ты мне кажешься знакомым, - сказал он, останавливаясь. - Как тебя
зовут?
- Джон Д'Арси Доннерджек-младший, - ответил Джей.
- А меня зовут Транто. Сходство не вызывает сомнений. Несколько лет
назад я был знаком с твоим отцом. Мы оказали друг другу несколько услуг.
- А откуда вы его знали?
- Однажды я встретился с ним, когда он возвращался из Непостижимых
Полей вместе с твоей матерью.
- Непостижимых Полей не существует! Транто протрубил - наверное,
рассмеялся.
- Нельзя потешаться, если ты не уверен, - заметил фант.
- Меня учили научному подходу.
- Который, насколько мне известно, предполагает непредубежденность.
Джей опустил голову и нахмурился.
- Вы правы, - тихо проговорил он, - извините. Фант снова рассмеялся:
- Не имеет значения, где именно мы встретились. Но ты навел меня на
одну мысль - Да?
- В тот раз я сходил с ума от боли - результат старого повреждения
нервов возле основания одного из моих бивней. Когда боль начинается, она
проходит только после того, как я окончательно теряю над собой контроль. Я
ничего не помню, но говорят, будто во время приступа я крушу все подряд и
совершаю насилие.
- Мне очень даль.
- Мне тоже. Я долго и счастливо жил вместе со стадом себе подобных - и
тут боль вернулась. Я хочу уйти от них как можно дальше. У меня остались там
семья и друзья. Я их защищал. И не хочу причинить горе. Поэтому рано утром я
незаметно ускользнул, чтобы, когда произойдет самое худшее, рядом никого не
оказалось. И кого я встречаю? Сына человека, который сумел избавить меня от
похожего приступа.
- Мой отец вам помог?
- Да. У меня прекрасная память, если я не подвергаюсь воздействию боли.
Он говорил про акупунктуру <массаж биологически активных точек кожи.> и
сиацу <метод лечебного массажа.>, а сам что-то делал. Тебе известны эти
термины?
- Немного, - ответил Джей. - Я знаю теорию. Но у меня не было
возможности попрактиковаться.
- Я могу показать тебе, куда именно он прикладывал руки. Ты готов
попробовать?
- Конечно.
- Тогда я лягу, чтобы ты мог добраться до нужных точек.
- Ладно.
Джей отступил назад, а огромный фант опустился на колени, повернулся и
лег на бок.
- Впечатляюще, - пробормотал Джей.
- Помассируй у основания верхнего бивня, очень осторожно. Так он
начинал.
- Попробую, Транто.
- Хорошо. Даже если не получится, я запомню, что ты пытался. Как ни
странно, есть еще место между пальцами задней ноги...
Через десять минут громадный фант почти задремал.
- Сейчас еще нельзя сказать наверняка, - заявил Транто, - но я чувствую
себя лучше. Ты делал массаж дольше, чем он. А теперь уходи.
- Я собирался посидеть с тобой, посмотреть, чем все закончится.
- Тебе ведь не понравится, если друг тебя раздавит?
- Нет, но со мной все будет в порядке.
- Чокнутый Джей Доннерджек, - пробормотал Транто. - Ты знаешь, что
среди твоих предков полно безумных ученых?
- Внешность может оказаться обманчивой. Поспи. Я буду отгонять мелких
хищников и ругаться на больших. Я уже давно хотел потренироваться в
употреблении бранных слов.
Большую часть дня Джей провел рядом с Транто, а когда фант проснулся,
он сразу увидел сидевшего рядом мальчика.
- Видит Бог, тебе удалось добиться успеха, - наконец сказал он.
- Приятно узнать, что счастливые концовки еще, имеют место.
- Да.
Транто медленно встал, потянулся и затрубил.
- Наверное, пора возвращаться. Рад, что в нужный момент мне удалось
встретить еще одного Доннерджека.
- В любое время, - ответил мальчик. - Хорошо, что моего папу знали и
любили самые разные люди и существа. Ты действительно видел Непостижимые
Поля?
- Да, но я помню лишь отдельные короткие эпизоды, когда меня подчинило
себе безумие. Я оставил немало следов в энтропии и страшно разозлил босса.
Джей содрогнулся:
- Неужели с Непостижимыми Полями связан некий разум?
- Да - и к тебе он имеет какое-то отношение. Ты ведь первенец, не так
ли?
- Да.
- Я не до конца понимаю, какая существует связь между тобой и
Повелителем Ушедших, так что не стану строить предположений. Однако тебе
следует знать, что тут не все чисто.
- Кажется, я бессилен что-либо предпринять.
- Я слышал легенду, которая утверждает, будто однажды твой отец
сражался с Повелителем Энтропии и их поединок закончился ничьей.
- Каким образом?
- Понятия не имею. Только Медный Бабуин, который сам является
легендарной фигурой, может что-то помнить. Я никогда его не встречал. Мне
рассказал старый филин, он однажды провел целый день в его вагоне.
- В его вагоне?
- Да. Медный Бабуин - это поезд.
- Я совсем запутался. Ты не можешь объяснить мне, как его найти?
- Нет, но говорят, что Медный Бабуин появляется и исчезает, когда ему
вздумается. Вроде бы существуют призрачные станции, где его осматривают и
приводят в порядок. Он сам найдет тебя. Если захочет.
Джей фыркнул:
- Боюсь, что я потерял научную непредубежденность.
- Я лишь повторяю слухи, поскольку они имеют к тебе отношение. Я и сам
отношусь к ним скептически.
- Понимаю. Если узнаешь что-нибудь новое о моем отце, постарайся
запомнить - для меня.
- Обязательно. Мне пора. Спасибо.
Джей смотрел вслед удивительно быстро шагающему Транто. Когда фант
скрылся из виду, Джей услышал, как Транто затрубил в последний раз.
Триумфально и радостно.
Лежа ночью в постели, Джей вспомнил, что браслет содержит часть
воспоминаний его отца, хотя обычно не очень охотно ими делится.
Не зная, как правильно обратиться к браслету, мальчик несколько раз
легонько щелкнул по нему карандашом.
- Будь так добр, меня интересует информация, связанная с Джоном Д'Арси
Доннерджеком-старшим.
- Чем могу помочь? - последовал ответ.
- Путешествовал ли он когда-нибудь в Непостижимые Поля, где вступил в
борьбу с Властелином Энтропии?
- В данный момент доступ к информации закрыт.
- Существуют ли Непостижимые Поля?
- Информация закрыта.
- Повелитель Энтропии?..
- Информация закрыта.
- Поезд, носящий имя Медный Бабуин?..
- Существует.
- Бывал ли он в Непостижимых Полях?
- Предположим, что да.
- Как его найти?
- Информация закрыта.
- Должна быть причина, по которой я не могу получить ответы на свои
вопросы.
- Причина есть.
- А связь между мной и Непостижимыми Полями?
- Информация закрыта.
- Существует ли возможность каким-то образом поговорить о Непостижимых
Полях, их хозяине и моей связи с ними и можешь ли ты рассказать мне хоть
что-нибудь о них или о себе?
- Гм-м. Ты не возражаешь, если я потрачу несколько мгновений на анализ
структуры данного предложения?
- Конечно.
- Полагаю, я могу рассказать тебе, что в Непостижимых Полях имеется
огромное, темное и таинственное строение.
- Да?
- Его архитектором был Джон Д'Арси Доннерджек-старший.
- Ага. Почему?
- Возможно, чтобы рассчитаться за один долг.
- Имею ли я отношение к его долгу?
- Напрямую нет.
- А сейчас?
- Информация закрыта.
- Ладно, на сегодня достаточно. Спокойной ночи.
- Спокойной ночи.
С этого дня Джон Д'Арси Доннерджек-младший почувствовал, что у него в
жизни есть цель. Впрочем, хорошо это или плохо, он не знал.
Глава 3

Джон Д'Арси Доннерджек-младший стоял перед виртуальным зеркалом в
небольшой штольне, построенной им в лесу Вирту неподалеку от замка
Доннерджек. Он превратился в красивую голубоглазую женщину со светлыми
волосами, доходящими до середины спины.
Подняв над головой руки, мальчик принялся вращаться, стараясь понять,
насколько удачным получилось его новое тело. Удовлетворенный осмотром, Джей
улыбнулся и сделал реверанс своему изображению.
Затем на мгновение сосредоточился, а потом, первым делом открыв глаза,
взглянул на свои ставшие волосатыми руки - из зеркала на него смотрел
представитель племени Сейджека.
Дьюби захлопала в ладоши.
- Отлично! Просто превосходно! - воскликнула она. - Но было бы еще
лучше, если бы ты не закрывал глаза. А вдруг в этот момент в тебя что-нибудь
швырнут.
- Верно, - кивнул Джей.
- Попытайся превратиться в какой-нибудь неживой предмет - вроде мебели,
камня или, например, в машину.
- Ладно. Только мне нужно немного подумать.
- Времени нет! Враг ломится в дверь! Давай поторопись! Джей суетливо
дернулся и сделался угловым столиком.
- Совсем не плохо, если не считать высоты и того, что у тебя пять
ножек.
- Ой!
- Превращение в неодушевленную материю - дело совсем не простое. Вот
зачем нужно тренироваться. Люди, которые овладевают этим искусством в полной
мере, обычно начинают всего с нескольких вариантов, практикуют их до полного
совершенства и только потом постепенно расширяют репертуар.
- Что ж, разумно.
- Да.
- Не возражаешь, если я задам тебе личный вопрос? - спросил Джей, снова
становясь самим собой.
- Попробуй.
- Чем ты занимаешься, когда мы расстаемся?
- Брожу. В Вирту есть на что посмотреть.
- Ты ни с кем не связана? Ни на кого не работаешь?
- Я работаю над обогащением своего духа. А почему ты спрашиваешь?
- Ну, ты, Мизар, Фекда и Алиот появились примерно в одно и то же время
- тогда я не обратил внимания, а теперь у меня порой возникают сомнения,
насколько данное совпадение случайно.
- Тебе следовало спросить раньше, поскольку меня тоже занимал этот
вопрос и я обсуждала его с остальными. Мы все скитальцы. Мы все имеем нечто
общее и периодически собираемся вместе. И мы все с интересом наблюдаем за
тобой.
- В самом деле?
- Да. Я бы хотела побывать в замке Доннерджек, а не ограничиваться
только Сценой. Наверное, каждый стремится получить то, что ему недоступно.
- Пойдем, - предложил Джей и быстро зашагал обратно. Дьюби торопливо
последовала за ним. Подойдя к Большой Сцене, Джей заявил:
- Я хочу проверить, смогу ли захватить тебя с собой.
- Со всем уважением к твоим способностям, - заметила Дьюби, - я не верю
в то, что у тебя получится. Ты аномалия - ведь твои родители происходят из
двух разных миров.
- Может быть, - спокойно ответил Джей. - Но я всегда хотел проверить.
Давай попробуем.
- Ладно. Что я должна делать?
- Возьми меня за руку. Дьюби повиновалась.
- Ну, пошли, - сказал Джей, открывая дверь и делая несколько
нетерпеливых шагов.


Дьюби не отставала.
Взойдя на Большую Сцену, Джей усмехнулся:
- Сюда не входит никто.
- Со всем уважением... - начала Дьюби.
Не отпуская руки Дьюби, Джей пересек Сцену и оказался в кабинете отца.
Остановившись возле письменного стола, он прикоснулся к его
поверхности.
- Вполне реальная вещь.
Дьюби протянула руку, провела пальцем по столу.
- Я его чувствую! - воскликнула она.
- Отлично! Пощупай другие вещи. Только не трогай панель управления.
- Хорошо. А мы можем выйти из комнаты?
- Почему бы и нет? Пошли.
Они двинулись по коридору и спустились по лестнице, так никого и не
встретив. По пути Дьюби прикасалась к гобеленам, мебели и стенам.
- Но они почти одинаковые!
- Я их воспринимаю так же, как и ты.
- Знаешь, мне кажется, что я сама не в состоянии вернуться назад.
- Думаю, тут ты права.
- Как ты считаешь, мы можем покинуть замок?
- Я делаю это довольно редко, но не вижу никаких причин, почему бы нам
не погулять.
Джей повел Дьюби к двери в южной стене. Сняв ключ с крючка, открыл
замок, и они вышли наружу. Дьюби сорвала несколько травинок, размяла их
между пальцами и осторожно пожевала.
- Вкус как у обычной травы. Может, наши миры не так уж существенно
отличаются друг от друга.
- Здесь я не могу раскинуть руки и полететь или войти в океан и дышать
под водой.
- Ну и что из того?
Джей приблизился к железным воротам ограды, распахнул их и вошел
внутрь.
- Куда мы пришли? - спросила Дьюби.
- Семейное кладбище, - ответил Джей. - Вот могила мой матери, а тут
похоронен отец. Дьюби показала вверх:
- Джей! Смотри!
Джей поднял голову. Вокруг одного из диковинных устройств на стене
неожиданно появился фиолетовый ореол.
- Понятия не имею, что... - начал мальчик. Браслет завибрировал.
- Сын! Быстрее возвращайся в мой кабинет! - заговорил браслет. - Не
трать время на двери! Беги!
Джей повернулся и побежал. Дьюби мчалась рядом. В воздухе перед ними
возник муар.
- Что происходит? - крикнул Джей.
- Я не знаю, - прошептала Дьюби.
- А это что такое?
- Муар - знак Танатоса, - пояснила Дьюби, когда они вошли в замок.
Волосы у Джея встали дыбом, у Дьюби - тоже. Когда они бежали по
ступенькам лестницы, устройства на внешних стенах запели.
- Что случилось? - снова спросила Дьюби.
- Не представляю. Мне еще ни разу не приходилось видеть ничего
подобного. Ты хотя бы знаешь, что такое муар, - вздохнул Джей, проводя
ладонью по лбу.
- Чем старше становишься, тем больше узнаешь о подобных вещах, брат
Джей, - а они печальны. Обычно ты видишь муар перед смертью - если живешь в
Вирту.
- Мне совсем не хочется сегодня умирать, - отозвался Джей, огибая
очередной угол и продолжая мчаться к кабинету отца.
Кто-то негромко рассмеялся.
В воздухе громыхнуло, и, когда Джей влетел в кабинет, муар постепенно
рассеялся.
- Браслет! - позвал Джей. - Что теперь?
- Черная коробочка на столике, рядом с письменным столом, - последовал
ответ. - Там должен гореть индикатор. Третий циферблат справа. Поверни до
конца, по часовой стрелке.
Джей прыгнул вперед.
- Готово! - Крикнул он.
За стенами снова громыхнуло.
- На задней ножке столика аварийный переключен ель. Нажми на него!
- Ладно. Что это?
- Запасной генератор.
Включился экран главного компьютера, и на нем возникло изображение
бледного лица, прячущегося в глубинах черного капюшона.
- Привет, - послышался спокойный голос. Джей почувствовал, как Дьюби
спряталась у него за спиной.
- У тебя быстрые ноги, мальчик, - продолжал незнакомец.
Джей попытался поймать темный взгляд незваного гостя, но у него ничего
не вышло.
- Кто вы такой? - спросил он.
- Старый приятель твоего отца, - последовал ответ.
- Чего вы хотите?
- Тебя.
- Почему?
- Мне обещали - еще до твоего рождения.
- Не верю.
- Спроси у трусливой твари, которая прячется у тебя за спиной.
- Дьюби, он говорит правду?
- Ну.., э-э-э.., да.
- Ты-то откуда знаешь?
- Я присутствовала при заключении сделки.
- А почему вообще зашла речь о сделке?
- Можешь как-нибудь ему рассказать, - произнесла темная фигура на
экране. - Сейчас же ему следует узнать о моих правах.
- Каких правах? - спросил Джей.
- Ты принадлежишь мне. Я не забрал тебя вместе с Джоном Доннерджеком,
отдавая дань его весьма красноречивым возражениям. Однако ты проявил
неосторожность и лишился защиты. Кстати, хочу отметить, что я выполнил
большую часть своих обязательств - и решил с тобой встретиться, чтобы
проверить, готов ли ты к выполнению своего долга. Откуда ты узнал, что нужно
делать?
Джей услышал, как Дьюби шепчет ему в спину:
- Не говори о браслете. - Вслух же обезьяна заявила. - Я вспомнила о
том, как его отец боролся с вами много лет назад.
- Джей, когда ты узнал?
- У меня такое чувство, что мне не следует отвечать на ваш вопрос.
- Дьюби, отправляйся домой. Нам нужно кое-что обсудить.
- Увы, сэр. Не могу.
- В каком смысле? Почему не можешь?
- Такое впечатление, что я превратилась в существо из Веритэ. Я не могу
вернуться к вам. Не знаю дорогу.
- Похоже, тут не обошлось без старшего Доннерджека, верно?
- Понятия не имею, сэр.
- Но мальчик тоже приложил руку. Дьюби вопросительно посмотрела на Джея
- он кивнул и улыбнулся.
- Твой отец меня не победил, - произнесло существо с экрана. - У нас
вышла ничья.
- Два раза из трех? - спросил мальчик. Фигура в капюшоне некоторое
время смотрела на него, а потом заявила:
- Я прекращаю осаду. Тебе будет предоставлено еще несколько лет. Вижу,
что вред уже нанесен. Я не в силах понять, почему для вас, Доннерджеков,
жизнь так привлекательна.
- Кто вы такой? - повторил свой вопрос Джей.
- Ты меня знаешь. Все знают. А сейчас до свидания. Экран потемнел.
Одновременно отключились проекторы защитного поля.
- Расскажи мне о нем, - попросил Джей.
- К тебе пожаловал Властелин Непостижимых Полей, - ответила Дьюби. Джей
нахмурился:
- Как ты с ним связана?
- Ему не нравится одиночество. Я была одной из тех, с кем при случае он
мог поболтать. Он даже слегка подсластил пилюлю, дав нам немного власти,
чтобы мы были счастливы в его неприветливом царстве.
- В каком царстве?
- В Непостижимых Полях.
- Ты действительно там обитаешь?
- Ну...да.
- Он просил тебя присматривать за мной? Дьюби отвернулась:
- Да. Именно.
- И на чьей же ты стороне? Куда отправляешься, когда покидаешь меня?
- Я не могу отсюда уйти. Твое могущество не пускает. Мне и в голову не
приходило, что ты сумеешь привести меня в Веритэ, не говоря уже о том, что
после этого путь в Непостижимые Поля будет для меня закрыт. Любопытно,
удастся ли ему разрушить барьер.
- А что ты собираешься делать дальше?
- Остаться, если ты меня не прогонишь.
- Чтобы ты и дальше за мной шпионила?
- Ничего подобного. Мне показалось, что он меня прогнал.
- И тебе нужен новый дом?
- В некотором смысле да. Но если он не заберет меня отсюда и не
превратит в прах, я могу многому тебя научить. Я хорошо знакома с его
методами.
- Полагаю, я в состоянии отправить тебя в Вирту.
- Только не сейчас! Ведь он так зол на меня! Пожалуйста!
- Ладно. Мне тоже нужен собеседник. Я хочу немного передохнуть. Но если
соберешься вернуться обратно, сначала скажи мне.
- О, обязательно! Я клянусь!
- К дьяволу клятвы. Твоего слова мне вполне достаточно.
- Даю слово!
- Ладно, будем друг о друге заботиться.
- Договорились. Только помни, что ни один из нас не в силах
противостоять Властелину Непостижимых Полей. Джей рассмеялся:
- Есть хочешь?
- Да. Я ведь еще никогда не ела в Веритэ.
- Все когда-нибудь бывает в первый раз, - сказал Джей.
Джон Д'Арси Доннерджек-младший сидел на парапете на корточках возле
особенно уродливой горгульи <в готической архитектуре - рыльце водосточной
трубы в виде фантастической фигуры.>. Недавно он начал заниматься
гимнастикой, И хотя Джей с удовольствием лазал по горам в Вирту, он быстро
оценил возможности, которые таила в себе замысловатая архитектура замка
Доннерджек. Порой он смотрел в сторону деревни, горных хребтов или моря,
любовался радугой, туманами, игрой солнечных лучей. Когда люди замечали на
какой-нибудь стене его маленькую фигурку, они еще больше укреплялись в
мысли, что замок полон привидений. В более темные дни его никто не видел.
Правда, по ночам Джей редко выходил наружу.
С моря поднимался туман, начинался шторм. Ветер уже вцепился в рыбачьи
лодки, белые барашки волн решительно набегали на берег. Камень на стене стал
влажным. Джея захватила красота момента, ему ужасно не хотелось возвращаться
под крышу.
- Ты собираешься прямо сейчас отправиться на Непостижимые Поля? -
крикнула Дьюби из открытого окна внизу. - Очень скользко!
- Я знаю, - ответил Джей, но продолжал медлить. - Ты бы видела небо!
- Его и отсюда прекрасно видно!
- А какой замечательный ветер!
- Нет, ты просто напрашиваешься на неприятности! Спускайся!
- Ладно! Ладно!
Джей ловко спрыгнул в открытое окно.
- Только не превращайся в ворчливую старуху, - сказал он Дьюби.
- И не собираюсь, но сам подумай - ты моя единственная связь с
остальным миром. Что я буду делать, если ты разобьешься, - помещу объявление
в газету? "Маленькая, разносторонне развитая обезьяна ищет работу в Вирту
или Веритэ. Имеет большой опыт общения с демонами, энтропией и старыми
глупцами. Может работать в баре".
- Пожалуй, тебе стоит обратиться в агентство, - заметил Джей, - и
принять ту внешность для Вирту, которая тебя больше устраивает.
- Я боялась, что ты предложишь что-нибудь подобное.
- Хочешь, я попытаюсь отправить тебя обратно?
- Было бы лучше, если бы ты научил меня переходить из одного мира в
другой.
- Знать бы как...
- Танатосу кое-что известно, - сказала Дьюби, - но далеко не все. Как
жаль, что ты не можешь построить секретные ворота.
Джей внимательно посмотрел на обезьяну.
- А что, если такие ворота существуют?
- В каком смысле?
- Ну, предположим, слуга темного врага моего отца по-, лучил приказ со
мной подружиться, приняв внешность существа, которого ребенок не испугается.
А потом я попробовал, и мне удалось перенести тебя в Веритэ - в обличье
приятеля моих детских игр. Я уже сделал половину того, что ты просишь.
Интересно...
На лице у Джея появилось беспокойство.
- Частично ты прав, - наконец сказала Дьюби. - Но это я придумала, а не
он - и у меня не было возможности предупредить его о своих намерениях.
- Чтобы ты могла потом сказать, что идея увязаться за мной возникла
совершенно случайно, когда мы разговаривал и.
- Да. Такая привлекательная мысль меня посетила.
- Привлекательная.., или он захотел проверить, на что я способен?
Танатос не прикладывал особых усилий после того, как я вернулся в кабинет
отца.
- Что ты имеешь в виду? Он атаковал замок! Я думала, нам конец.
- Разве? Властелин Непостижимых Полей сумел проникнуть в замок, чтобы
забрать мою мать. То, что она умерла через несколько дней после моего
рождения, вряд ли простое совпадение. Отец тоже прожил мало - я нисколько не
сомневаюсь, что Танатос добрался и до него.
Дьюби проворчала что-то невнятное, но Джей вспомнил рассказ о первой
осаде замка Доннерджек. Мальчик содрогнулся и обхватил грудь тонкими руками.
- Создается впечатление, что Властелин Непостижимых Полей способен
преодолеть защиту моего отца, - продолжал свои размышления Джей. -
Понадобились определенные усилия, да, но задача вполне ему по плечу.
Теперь пришел черед дрожать Дьюби.
- Я уже не чувствую себя здесь в безопасности, как несколько минут
назад.
- Ничего не изменилось, - холодно заявил Джей, который иногда
становился строгим и недоступным.
- Да, наверное, - сказала Дьюби, озираясь по сторонам, - но у меня
такое впечатление, что ты ошибаешься.
В ответ Джей широко улыбнулся, разом превратившись в мальчишку,
наклонился и обнял маленькую обезьянку.
- Ты вырос, - заметила Дьюби, когда он ее отпустил. - Я помню время,
когда ты был такого же роста, как я.
- Иногда такое случается.
- Но в Вирту так происходит далеко не всегда.
- Пойдем, Дьюби. Может быть, Куки даст нам мороженого. Я ужасно
проголодался.
Дьюби встала, застучав костяшками пальцев по полу.
- Ладно. Если Властелин Непостижимых Полей собирается сюда прийти, я не
могу ему помешать - а вот попробовать мороженое мне хотелось всегда.
Джей засмеялся и пошел к двери.
За его спиной экран компьютера Джона Д'Арси Доннерджека-старшего
замерцал, а потом на нем появился череп. Неизменная ухмылка сопровождалась
резким, исполненным торжества смехом.


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: В непостижимых полях...
 Сообщение Добавлено: 22 авг 2012, 12:07 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 фев 2012, 23:39
Сообщения: 647
Глава 4

Рано или поздно Джон Д'Арси Доннерджек-младший должен был столкнуться с
Церковью Элиш. Как сказал Рис Джордан, мальчиков невозможно удержать, если
они решили что-то сделать - а Джей Доннерджек, хотя и отличался от обычных
детей, в данном вопросе был самым настоящим мальчишкой. Однако он
прислушался к совету Риса, когда старый ученый рекомендовал ему избегать
общества людей. Смертельная схватка между Сейджеком и Чимо утвердила его в
необходимости соблюдать осторожность. В результате Джей решил пойти на
компромисс.
Во-первых, он будет только наблюдать, ни в чем не принимая участия - во
всяком случае, сначала. Во-вторых, спрячет свою истинную внешность за
виртуальным образом и не станет переходить интерфейс. В-третьих, выберет для
посещения лишь те места, которые открыты для бесплатных путешествий
туристов. В результате не останется никаких электронных следов, по которым
его смогут найти.
Выполнить последнее условие оказалось совсем нетрудно, поскольку у Джея
не имелось личных средств. Институт Доннерджека продолжал содержать замок
благодаря договору, заключенному Доннерджеком-старшим перед смертью. Внутри
замка мальчик не нуждался ни в чем. Учитывая, что Джон-старший установил в
замке аппаратуру перехода в Вирту, Джек не приходилось платить за
путешествия в Вирту. Он не поддерживал никаких контактов с людьми и посещал,
лишь дикие уголки виртуального мира, посему у младшего Доннерджека не было
ни счета, ни устройства для получения с этого счета денег, как у обычных
людей.
Джей имел весьма абстрактное представление о том, что такое деньги. Он
знал, что они обмениваются на товары, но не осознавал их потенциального
могущества. Поэтому и не чувствовал, что лишен чего-то; его беспокоила лишь
невозможность дальнейших путешествий. Впрочем, существовало множество мест,
куда он мог отправиться бесплатно, в результате сложившаяся ситуация
совершенно его не угнетала.
По иронии судьбы получилось так, что его первая встреча с людьми
состоялась в казино. В Вирту существовала такая же точно система
развлечений, что и когда-то в Веритэ, а ее организаторы - как и в прежние
времена - получали хороший доход. Роскошные здания, азартные игры на любой
вкус, самые разнообразные шоу.
Сначала Джея завораживали толпы людей, но его восхищение быстро прошло.
Страсть тратить и выигрывать фишки не нашла в душе мальчика ответа. Он
увеличил свой словарь, а также познакомился с множеством способов заставить
людей рискнуть деньгами в надежде получить больше - но не более того.
В следующий раз Джеи спланировал путешествие заранее, выбрав роскошный
курорт. Он гулял по пляжам, участвовал в различных соревнованиях (всякий раз
сознательно проигрывал, хотя часто мог с легкостью победить) и наблюдал за
туристами. Однако здесь многие надевали - как новое платье - другое обличье.
Люди приезжали отдохнуть и искали разнообразия - слишком красивые, слишком
сильные, без единого недостатка.. Джей не принимал их всерьез.
После нескольких неудачных попыток он обнаружил то, что его
интересовало, на религиозных сборищах. Многие из них оставались открытыми
для широкой публики - во всяком случае, на начальном этапе И хотя некоторые
участники носили виртуальный облик, подавляющее большинство своего внешнего
вида не меняло Поначалу Джеи просто смотрел на поразительное многообразие
людских особей - национальности, моды, жесты, манера поведения... До сих пор
он не представлял себе, сколько существует различных способов выражать
радость и скорбь, как сильно отличается один человек от другого. Иногда ему
хотелось попасть непосредственно в Веритэ, но теперь он твердо решил не
покидать пределов Вирту. Когда изучать толпу надоедало, Джей прислушивался к
проповедям и молитвам. Чтобы понять, о чем идет речь, ему пришлось прочитать
множество литературы в замке Доннерджек. Различная религиозная трактовка
метафизических вопросов жизни, смерти, загробной жизни, вознаграждения и
наказания позволила его быстро развивающемуся интеллекту утолить жажду новых
знаний.
Вырастившие мальчика роботы либо понятия не имели о подобных вещах,
либо - в случае с такими сложными моделями, как Дэк, - просто были
сосредоточены на других проблемах. Виртуальные друзья Джея неизменно
избегали обсуждения неприятных тем, а Рис Джордан прожил так долго, что его
взгляд на данные вопросы не мог интересовать мальчика, годившегося старому
ученому в прапраправнуки.
В результате Джей посетил католическую мессу, безмолвно присутствовал
при объяснениях электронного бодисатвы <буддист, достигший Просветления,
который откладывает нирвану, чтобы помочь другим достигнуть такого же
состояния>, рассказывавшего о природе майя <иллюзорность материального мира
(в индийской идеалистической философии)>, и танцевал на церемониях вуду
<политеистическая религия, которую исповедуют западные индейцы Заимствована
из африканских культов, с некоторыми элементами католицизма>. Никто не
обращал на него внимания.
Ислам не делился своими секретами с неверными, но тех, кто
интересовался учением Магомета, приглашали на лекции. Джей их охотно
посещал. Жестокая логика джихада <Священная война> имела известную
привлекательность и редко встречающуюся в других религиях прямоту, однако
Джей уже достаточно много знал, чтобы не поверить в существование одного
ответа, подходящего для всех людей.
Церковь Элиш Джей обнаружил почти случайно. В течение нескольких
месяцев он посещал лекции по еврейской культуре и религии и получал
колоссальное удовольствие от неторопливого, вдумчивого толкования торы и
объяснений того, как ее заповеди могут быть использованы в современной
жизни. (Распространяется ли запрет на употребление в пищу свинины, если речь
идет о ее виртуальном эквиваленте? Можно ли считать убийством уничтожение
прога, созданного для того, чтобы его убили? Следует ли считать
прелюбодеянием любовную связь с прогом, который создан по образу и подобию
чужой жены?) Он редко говорил с ним, старался как можно больше запомнить и
делал заметки, чтобы подумать над ними дома.
Однажды Джей услышал, как двое прихожан обсуждают отсутствующую
приятельницу:
- А где сегодня Рут?
- Ты не слышал? Она решила перейти к элишитам.
- К элишитам? Почему?
- Все наши дискуссии о приложении старых заповедей к новой реальности
заставили ее сделать вывод, что нужные ответы можно найти сегодня только в
Церкви Элиш.
- Потому что они утверждают, будто их Церковь основана в Вирту?
- Именно.
- Рекламный трюк, больше ничего. Шумерская религия умерла более
тысячелетия назад. С какой стати она возродится в Вирту?
- Не спрашивай у меня, спроси у Рут.
Они засмеялись и ушли, а Джею стало страшно любопытно. Поскольку он
знал Вирту гораздо лучше, чем Веритэ, мысль о религии, которая возникла в
виртуальной реальности, показалась ему весьма привлекательной. Может быть,
элишиты знают о Властелине Непостижимых Полей, об интерфейсе и о природе
души прога?
Джей сразу затребовал информацию о Церкви Элиш. И получил длинный
список с перечислением ближайших служб, мест переноса и сопутствующей
информацией. Одна из публичных церемоний начиналась через несколько часов.
Отлично, еще есть время вернуться домой, поужинать и предупредить Дэка.
Его ждал интересный вечер.
x x x

Церемонии элишитов, как понял Джей, начинались в Веритэ, но он не
сомневался, что сумеет незаметно смешаться с толпой, когда паства перейдет в
Вирту. Так оно и вышло - Джей легко превратил свою одежду в свободную
тунику, вроде тех, что были на мужчинах и женщинах, выходивших с широко
раскрытыми глазами во внешние пределы храма, построенного вокруг
приземистого зиккурата.
Джей гордился легкостью, с которой произвел изменения в своей
внешности. Он явился на службу в облике темноволосого мужчины среднего роста
с самыми заурядными чертами лица, позволяющими быстро затеряться среди
других прихожан. Его одеяние напоминало свободные одежды элишитов, как их
изображали в рекламных буклетах. Джей слегка расширил окантовку, идущую
вдоль подола, сделал ее более темной и уверенно влился в процессию.
Спустившийся сверху священник был одет в свободную тунику, на голове у
него красовался замысловатый шлем, а плечи украшал необычный плащ. На Джея
наряд не произвел особого впечатления - он уже видел подобное. А вот ореол -
голубое сияние, которое окружало тело священнослужителя и особенно ярко
горело вокруг головы, - его восхитил. Высший класс! Создавалось впечатление,
будто на этого человека снизошло благословение. Джей мысленно одобрил столь
красочную деталь. Интересно, священник сам до такого додумался или у Церкви
имелась стандартная программа? Скорее последнее...
Джей не слишком внимательно слушал перечисление имен различных богов,
дожидаясь чего-то необычного. Его охватило смутное разочарование:
происходящее напоминало то, что он уже не раз наблюдал - великие божества,
которым (несмотря на их могущество) необходимо человеческое поклонение. И
тут служба приняла совсем неожиданный поворот.
Джей наклонился вперед, чтобы ничего не пропустить. Да! Священник
действительно заявил, будто великие боги находятся среди них и участвуют в
церемонии, наслаждаясь близостью своих почитателей.
Джей попытался вспомнить, делались ли подобные дерзкие утверждения в
других религиях. Нечто похожее он встречал у вуду; все остальные
довольствовались христианским подходом: "Я обязательно приду туда, где
собралось двое или трое, почитающих меня". В лучшем случае какой-нибудь
человек объявлял себя инкарнацией божества. Здесь все оказалось иначе.
Джей с нетерпением ждал продолжения. Священник сказал, что Вирту
является не просто искусственной конструкцией, а коллективным сознанием
человеческой расы, в котором, на самом глубинном уровне, сохранились
воспоминания о древних богах. Теперь, когда люди научились путешествовать
через интерфейс, боги (благодаря Церкви Элиш) могут смешаться с теми, кто им
поклоняется.
По ходу церемонии священник что-то смутно обещал, трактовал и уточнял,
а закончилось все хлебом, солью и вином. Джей слушал с любопытством. Его не
покидали сомнения, однако он твердо знал, что еще сюда вернется.
x x x

Линк Крейн понял, что у него неприятности, когда услышал шаги за
дверью. Ему только что удалось справиться с замком картотеки. Окно, через
которое он проник в кабинет минут пять назад, оставалось открытым. Линк
тщательно его проверил и не сомневался, что оно не связано с системой
окраиной сигнализации. Вся защита показалась ему достаточно примитивной.
Очевидно, он чего-то не заметил. Вполне возможно, что его засекли, когда он
пересекал открытое пространство. Теперь уже не важно. Им известно, что он
пробрался в кабинет.
Линк закрыл на замок дверь, как только вошел сюда; следовательно, есть
еще немного времени. Он быстро выдвинул верхний ящик и увидел аккуратно
сложенные папки с надписями: "Варианты Кодов Строительства (By)", "Варианты
Кодов Строительства (Вэ)", "Подготовительные Строительные Работы (By)",
"Подрядчики (Вэ)", "Субподрядчики (By)"...
Крейн задвинул ящик и вытащил следующий. К сожалению, не факт, что в
досье содержится именно то, что написано на папках. Но времени на проверку
нет. Он тихонько выругался, когда услышал, как поворачивается дверная ручка.
Платежные ведомости... Анахронизм по нынешним временам. Именно поэтому
он и хотел проверить. Но теперь... Линк взялся за следующий ящик. Возможно,
здесь нет того, что ему нужно. Или документы лежат в столе. А может быть, в
сейфе в стене.
Кто-то ударил плечом в дверь.
На одной из папок Линк заметил надпись "Личное". Он вытащил ее, свернул
и засунул во внутренний карман. Скорее всего какая-нибудь ерунда. И все
же...
Новый удар в дверь, угрожающий скрип. Он выхватил папку с надписью
"Организационные вопросы".
Затем заглянул в самый нижний ящик. Какие-то личные файлы Еще два
шкафа, а времени почти не осталось. Проклятье! Рассчитывал ведь, что будет
по крайней мере час...
Линк выключил фонарик, засунул его в другой карман и подошел к окну. Он
успел выбраться наружу, прежде чем дверь в комнату распахнулась, Линк уже
бежал через лужайку к высокой металлической ограде, когда включились
прожектора.
Нырнув в заросли растущего вдоль ограды кустарника, он мгновенно
отыскал секцию, которую аккуратно вырезал несколько дней назад. Отсюда можно
было попасть на тихую боковую улицу. Линк уже собрался вылезать наружу...
Но неожиданно почувствовал, что кто-то возник за спиной.
- Стой на месте! - послышался голос, сопровождающийся знакомым по
виртуальным приключениям щелчком взводимого курка, только на сей раз звук
оказался вполне реальным.
Линк сразу поднял руки.
- Повернись!
Он медленно выполнил приказ, с трудом преодолевая сопротивление густого
кустарника.
И тут на него кто-то прыгнул и сбил с ног; одновременно сильная рука
ухватила его за правое предплечье и не дала свалиться.
- Спокойно, парень, - послышался резкий шепот. - Все в порядке.
Когда Линк повернулся к говорившему, он увидел, что охранник лежит на
земле между ними. В тусклом свете, падающем с улицы, Крейн сумел разглядеть
грубоватые черты лица и густые, песочного цвета волосы крупного,
светлоглазого человека, который продолжал его держать. Только после этого
мужчина выпустил Линка и улыбнулся.
- Драм, - представился он. - Десмонд Драм. А ты Лайл Крейн.
- Линкольн Крейн.


- Да? А я думал, тебя зовут Лайл...
- Раньше так и звали. Потом я изменил имя.
- Ну, Линкольн.
- Называйте меня Линк.
- Ладно, Линк. Давай уносить отсюда ноги. - Драм бросил взгляд в
сторону отверстия в ограде.
- А что с парнем?
- С ним все будет в порядке. Пошли.
Линк повернулся и направился к ограде. Драм переступил через
распростертого охранника и последовал за ним. Не теряя времени, они вылезли
наружу.
Водрузив секцию на место, Драм кивком головы показал направо:
- Сюда.
- Эй, подождите минутку, - ответил Линк. - Куда это мы?
- К моей машине. Надо пройти два квартала.
- А что дальше?
- Я бы хотел с тобой поговорить.
- О чем?
- Ну, мы можем начать прямо сейчас. Впрочем, по-моему, не стоит ждать,
пока сюда заявятся полицейские. Их вполне могли вызвать. Или еще один
охранник...
Линк зашагал рядом со своим нежданным спасителем.
- Я частный сыщик, - начал Драм.
- Вот как? Я думал, вы, ребята, всю работу делаете в Вирту, изучая базы
данных.
- Да, сейчас многие именно так и поступают, - кивнул Драм. - Однако в
Веритэ происходит множество важных событий - на бумаге или в чьей-нибудь
голове, - которые не оставляют никаких следов в Вирту. Кто-то должен
работать здесь.
Линк улыбнулся:
- Знаю. В старомодных картотеках можно найти массу интересного. Драм
кивнул.
- Хороший репортер обязан знать такие вещи, - заметил он. - Хотя
большинство журналистов делают свою работу в Вирту, изучая базы данных, и
живут на подаяние.
Линк рассмеялся:
- Туше! Вы правы. Так откуда вы узнали, что я репортер?
- Кстати, сколько тебе лет?
- Двадцать один.
- Гм-м. По моим сведениям, тебе совсем недавно исполнилось шестнадцать.
- Как, черт возьми, и где вам удалось это выяснить? Драм перешел улицу.
- Изучал открытые базы данных в Вирту. Дешево и совсем нетрудно.
- Тогда зачем спрашивать, если вам уже и так все известно?
- Легкие вопросы задают, чтобы установить контакт и выявить
закономерности. И проверить, говорит ли твой собеседник правду.
Линк пожал плечами.
- Спасибо за помощь, но я о ней не просил. Я вам ничего не должен.
- Правда так дорого стоит, что ты предпочитаешь оставить ее себе,
верно?
- Если вы говорите о деньгах, то мой ответ - да.
- А у тебя есть что-нибудь стоящее - в особенности если речь пойдет об
элишитах?
- Может быть. Хотите купить?
- Нет. Но я знаю того, кто захочет. Готов устроить вам встречу -
сейчас. Вот моя машина. - Он показал на маленький голубой седан, стоявший на
противоположной стороне улицы. - Ну, как, я тебя заинтересовал?
Линк кивнул.
- Я поговорю с ним, - ответил он.
Драм положил ладонь на замок, дверца распахнулась, и они сели в
автомобиль. Через несколько секунд заработал двигатель, и машина, вибрируя,
поднялась над дорогой.
- Так почему же Линкольн? - поинтересовался Драм, когда машина
устремилась вперед. - Ты изучал историю гражданской войны?
- Я читал "Автобиографию Линкольна Стеффенса" <американский журналист
(1866 - 1936), лектор и политический философ.>. Тогда и решил стать
журналистом.
- Кажется, именно его назвали ассенизатором?
- Верно, - согласился Линк. - Многие так рассуждают - ах, статьи в
бульварной прессе, сплетни и тому подобное. На самом деле ассенизаторы,
вроде Стеффенса и Тарбелла, сами проводили расследование. Они раскрывали
аферы - например, в нефтяной индустрии - и выводили на чистую воду продажных
политиков. Прекрасно чувствовали, где искать конфликтные ситуации,
предполагаемые взятки...
- А как насчет религии? Они когда-нибудь занимались необычными
религиями?
- Не думаю, - пробормотал Линк, бросая прощальный взгляд на здание
элишитов, которое только что посетил.
- Значит, это твоя собственная идея?
- Точно. Меня осенило, когда я смотрел по телевизору передачу о
евангелистах конца двадцатого столетия. Я подумал, что здесь можно найти
что-нибудь колоритное.
- Тебе сопутствовал успех?
- Если да, то вы скоро узнаете из газет.
- Ты хочешь сказать, что не станешь работать на частное лицо?
- Не знаю. Вы что, проверяете мою журналистскую этику?
- Кто-то - по-моему, Оскар Уайльд, - сказал: "Принципы хороши тем, что
их всегда можно принести в жертву соображениям целесообразности".
Линк рассмеялся вместе с Драмом.
- Если вас интересует, готов ли я отказаться от публикации материала за
определенную плату, то мне трудно ответить на ваш вопрос. Как и любой другой
человек, я должен знать конкретные факты, прежде чем принять окончательное
решение. Но когда я говорил, что информация стоит денег, то не имел в виду
уничтожение статьи. Речь шла о ее продаже - совсем не то же самое, что
обещать никогда ее не использовать.
- Договорились. Я просто хотел уточнить.
- Однако вы до сих пор не спросили, есть ли у меня материал на продажу.
- А он у тебя есть?
- Ну, может быть, я раздобыл кое-что интересное... Если мы, конечно,
выживем, - ответил Линк, не поворачиваясь.
- В каком смысле? - спросил Драм.
Линк ткнул большим пальцем в ту сторону, куда смотрел.
- Статья получилась бы еще интереснее, - продолжал он, - если бы
удалось выяснить, как элишиты умудряются использовать возможности Вирту в
Веритэ.
Драм взглянул туда, куда показывал Линк.
- Черт возьми! - воскликнул он, увеличив скорость. - И как давно?
- Не очень, - ответил Линк. - Лучше не спешить. Вряд ли они знают, кого
преследуют, не стоит привлекать к себе внимание.
Крылатый бык с человеческим бородатым лицом кружил в небе, словно
что-то искал внизу. Через некоторое время невероятное существо поплыло в их
сторону.
Драм, послушавшись Линка, притормозил, но теперь начал понемногу снова
увеличивать скорость. Одновременно он быстро набрал телефонный номер на
приборном щитке. Экран оставался темным, однако через несколько мгновений
раздался сиплый мужской голос:
- Да?
- Драм.
- Проблемы?
- Я возвращаюсь. За мной хвост - в небе.
- Какого вида?
- Архаического. У меня будут большие неприятности, если он вздумает
напасть.
- О Боже! Если он реальный, значит, кто-то обладающий виртуальными
способностями хочет схватить тебя за задницу.
- Я и сам догадался. Что делать?
- Какая у тебя машина?
- Маленький голубой "спиннер-2118".
- Медленно проедешь мимо того места, где мы должны были встретиться, а
потом через три минуты еще раз мне позвонишь.
- Надеюсь, у меня будет такая возможность.
- Я тоже.
Драм посмотрел назад и вверх через левое плечо, где парил зверь
элишитов, по широкой дуге свернул направо. Мимо промчался красный седан.
Через половину мили и несколько поворотов, когда существо исчезло на юге и
Драм уже вздохнул с облегчением, он увидел, что страшилище мчится на него с
востока, - тогда он резко прибавил скорость.
Линк говорил в маленький микрофон.
- В нарушение всех принципов аэродинамики, - диктовал журналист, - оно
падает на нас, словно ангел мщения из Ветхого Завета.
- Пожалуйста, - попросил Драм, круто поворачивая руль, так что
протестующе завизжали гироскопы, - перестань меня отвлекать.
- Если мне придет конец, - возмутился Линк, - то хотя бы останется
последняя статья! - Однако немного понизил голос.
Драм открыл окно, вытащил странной формы пистолет из куртки и принялся
палить в невероятное существо. Всякий раз, когда он нажимал на курок, оружие
испускало шипящий звук. После четвертого выстрела бык в небесах дернулся,
сделал вираж и поднялся повыше.
- ..набирает высоту для следующей атаки, - продолжал Лпнк.
- Прекрати!
Чудовище взмыло вверх, развернулось. Драм отчаянно вертел головой.
Впереди на обочине стоял крупный мужчина в надвинутой на глаза шляпе.
Спиной он опирался о дерево, а в правой руке держал трость.
Драм притормозил, затем снова нажал на газ. Если удастся проскочить
через перекресток...
Раздался негромкий взрыв, приглушенный лопающийся звук. Желто-красный
свет озарил машину и ее пассажиров, воздушная подушка завибрировала. Драм
промчался через перекресток.
- ..чтобы исчезнуть в необъяснимой огненной вспышке, - диктовал Линк.
Драм снизил скорость, съехал с шоссе и углубился в парк. Замолчавший
Линк нервно повел плечами.
- Похоже, эта штука гналась за мной, - пробормотал немного позже
журналист.
- Наверное.
- Значит, в здании находился кто-то обладающий виртуальными
способностями - и он успел меня разглядеть. - Линк провел рукой по светлым
волосам. - Должно быть, сначала они не знали, в какой я машине.
- Весьма правдоподобно.
- Крылатый бык покружил немного, а затем решил напасть на нас. Убедился
в правильности выбора, когда вы начали в него стрелять. И сразу же атаковал.
У меня такое чувство, что он жаждет крови.
- Похоже на то.
- Однако я не понял, что там произошло. - Линк показал назад, в
направлении шоссе. - Я уверен, что он загорелся не сам по себе. Вы заманили
его в ловушку при помощи того типа, с которым разговаривали по телефону, не
так ли?
- Разумное предположение, - ответил Драм.
- Не понимаю, как вы могли предвидеть подобную ситуацию и все
подготовить.
- Ты прав, - сказал Драм, снова набирая номер телефона. - Всеведение
меня тревожит. - Когда через несколько секунд ему ответили, он заявил:
- Говорит Драм. Что теперь? Кстати, спасибо.
- Я по-прежнему хочу тебя видеть, - последовал ответ.
- Ладно. Где?
- Ты знаешь, как найти место, где мы впервые встретились?
- Да.
- Встретимся там через два часа.
- Хорошо.
Драм повел машину через парк в сторону узкого проезда. Ему пришлось
сильно снизить скорость.
- С кем мы встречаемся? - спросил Линк.
- Будем называть его "клиентом".
- Желание клиента - закон, в особенности если именно ему мы благодарны
за спасение от быка в небе.
Драм кивнул. Сейчас он вел машину очень аккуратно.
- Значит, помог нам все-таки ваш клиент? - поинтересовался после паузы
Линк.
- Может быть.
- Как?
- Если бы я знал, то справился бы сам.
- Очевидно, он нанял вас по какому-то делу, связанному с элишитами.
- Разумное предположение.
- Вы думаете, они что-то скрывают? Драм пожал плечами. Потом улыбнулся.
- Продай мне свой товар, и я отвезу тебя домой, - предложил он.
- Нет и нет.
- Вряд ли клиент тебе что-нибудь расскажет.
- А я чувствую, что здесь пахнет сенсацией.
- Дело твое. Я не успел пообедать и голоден. А ты?
- Перекусил бы.
- Надеюсь, нам достанется по хорошему куску говядины в маринаде - здесь
неподалеку есть недурной немецкий ресторан.
Он обитал в Непостижимых Полях. Сидел на Троне из Костей в Зале
Отчаяния и смотрел на разбитый монитор, зажатый в скелетообразной руке.
Благодаря присущему ему могуществу, он создал изображение. Изображение
возникло между обломками монитора, фрагментарное и дрожащее. Что-то росло
внутри картинки; он знал - гора, потому что именно на гору хотел сейчас
смотреть. На склоне горы наблюдалось какое-то движение, но подробнее было не
разглядеть. Разбитое стекло монитора вновь помутнело.
- Фекда! - позвал Властелин Непостижимых Полей.
- Да, господин? - В тусклых лучах солнца, проникавших сквозь окутанные
тенями балки потолка, из укрытия появилась медная змея.
- Принеси мне красный кабель.
В Непостижимых Полях было много красных кабелей, тысячи и даже
миллионы, - но Фекда прекрасно знала, что на этот раз Властелина Энтропии
интересует только один, вполне определенный красный кабель. Змея
проскользнула в узкое сочленение двух невообразимых колонн и, отрицая
непрерывность пространства, возникла из треугольного отверстия локтевой
кости - одной из многих, используемых Танатосом в качестве подставки для
ног. Красный кабель, служивший хвостом Мизара, подчиняясь скромному
могуществу Фекды, полз за ней по полу, словно живой червяк.
Поскольку Танатос не снизошел до того, чтобы наклониться, Фекда
заставила кабель взобраться на трон - изящное сочетание белых костей, черных
одеяний и красного пластика, композиция из трех цветов. Когда кабель,
мгновенно превратившись в самую обычную проволоку, оказался возле левой руки
Властелина Ушедших, тот вытащил его из глазницы черепа.
- Благодарю, - проговорил Танатос, поразив змею своей учтивостью.
Она даже высунула серебристый язычок.
Трудно сказать, заметил или нет Властелин Непостижимых Полей удивление
Фекды, поскольку он снова обратил свое внимание на разбитый монитор. И снова
на нем возникло изображение, хотя и расплывчатое - слишком мало пикселей
<элемент изображения при цифровом кодировании.>. В следующий момент Танатос
растянул красный кабель, и тот застыл жесткой лентой почти полуметровой
длины. Танатос постучал алым прутом по экрану, посыпались остатки стекла, и,
вопреки всякой логике, изображение стало более четким.
Теперь перед ним появилась Меру, первичная Гора в центре вселенной. Она
стояла нагая и одинокая, одновременно похожая на Фуджи <потухший вулкан на
острове Хонсю (Япония), высота 3778 метров.>, Матгерхорн <гора на границе
Швейцарии и Италии.> и Килиманджаро <гора вулканического происхождения,
самая высокая вершина в Африке - 5889 метров.>, а на ее вершине словно
детской рукой кто-то нарисовал неровный треугольник снега.
Смотришь на Меру, и возникают самые необычные мысли - ведь она гора не
простая. Кое-кто верит, будто существуют и другие места, вызывающие у людей
мысли о божественном; многие не сомневаются, что Гора Меру есть синтез всех
остальных возвышенностей.
Танатоса все это не волновало.
Он заставил изображение вращаться, чтобы осмотреть первичную гору со
всех сторон, и в углублении у самого основания заметил то, что искал -
темный откос, на котором что-то шевелилось.
- Что скажешь, Фекда?
По медным чешуйкам пробежала волна, змея скользнула к задней части
трона и обвилась вокруг покрытой черным капюшоном головы Танатоса, словно
корона Нижнего Египта на белом, как кость, лбу.
- Либо число младших богов заметно увеличилось, мой господин, либо
кто-то собирает армию. Я бы поставила на последний вариант.
- Я тоже. Новый цикл начался двадцать лет назад. Я ждал чего-нибудь
подобного, однако есть вопросы, на которые у меня нет ответов - и я их не
получу, даже если вежливо поинтересуюсь.
Змея засмеялась:
- Верно.
- Мне необходим агент. Готов ли тот, кого я имею в виду, к выполнению
задания?
- Еще год-другой не помешали бы, но практически готов, великий Танатос.
Властелин Непостижимых Полей изгнал изображение с экрана монитора. А
потом швырнул обломки себе за спину. Раздался почти музыкальный звон.
- Что ж, не будем зря тратить время. Пора забирать его и начинать
обучение.
- По человеческим меркам, господин, боги живут не спеша.
- На что я и рассчитываю, Фекда. Даже если они думают, будто мне до них
не добраться.
И они рассмеялись. Этот смех вряд ли можно было назвать музыкальным, но
его эхо наполнило зал, который носил имя Отчаяние.


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: В непостижимых полях...
 Сообщение Добавлено: 29 авг 2012, 19:06 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 фев 2012, 23:39
Сообщения: 647
Шел дождь и уже перевалило за полночь, когда Драм высадил Линка на углу
возле здания, где находилась квартира его матери. Линк спрятался под
козырьком и проследил за скрывшимся среди других машин спиннером.
Вечер, прошедший после обеда в немецком ресторане вполне обыденно,
теперь предстал перед Линком совсем в другом свете.
Встреча состоялась в доме, принадлежавшем какому-то знакомому - Драма
или его клиента, Линк так и не понял. Закончив обед, они поехали на
северо-запад. И довольно скоро оказались на местности без единой дороги,
пересеченной множеством тропинок. Двигатель удовлетворенно урчал, когда они
мчались сквозь сгущающиеся сумерки вниз по склонам холмов и по полям. Линк
изо всех сил пытался запомнить каждый поворот, изредка включая микрокамеру,
чтобы запечатлеть какой-нибудь опознавательный знак, и надеясь, что
сверхчувствительный фильтр поможет сделать удачные снимки. Периодически он
поглядывал на небо, отметив, что Драм тоже не пренебрегает этой
предосторожностью. Но месопотамские скотолюди больше не кружили у них над
головами.
Через четверть часа путники затормозили возле поместья, окруженного
высоким забором. С соседних холмов Линк успел заметить освещенные окна виллы
или большого дома. В маленьком озере отражались звезды и луна.
Они остановились перед воротами. Драм высунулся в окно и дотронулся до
пластины переговорного устройства. Когда у него что-то спросили, он сказал:
- Барабанщик барабанит.
Ответа не последовало, но ворота распахнулись. Машина въехала внутрь,
обогнула с левой стороны лужайку, а ворота тем временем снова закрылись.
Спиннер лавировал между сосновыми деревьями, пока не выбрался на берег
озера. Драм направил машину над водой в сторону пульсирующего света, который
испускало небольшое строение на острове посреди озера. Когда луна поднялась
немного выше, стало видно, что цепочка изящных деревянных пешеходных
мостиков, перекинутых через узкие полоски суши, соединяет остров с
бамбуковой рощицей возле дома.
Драм опустил спиннер на берег и припарковался на усыпанной гравием
стоянке.
- Все выходят, - заявил он, открывая дверь.
- В дом? - спросил Линк.
Драм кивнул и зашагал вперед, Линк поспешил за ним. Они обошли строение
сзади и оказались на узкой, выложенной плиткой дорожке, которая
заканчивалась у дверей. Драм остановился и произнес с вопросительной
интонацией:
- Добрый вечер?
- Может быть, - послышался низкий голос изнутри. - Пожалуйста,
заходите.
Драм вошел в отрывшуюся дверь, Линк последовал за ним.
Крупный мужчина, стоявший на коленях перед низким столиком, поднялся на
ноги. В маленькие оконца слева и справа Линк видел ветки вечнозеленых
растений; справа светила луна. Оранжево-розовая лампа с бумажным абажуром
освещала центральную часть стола. Отражение падало на стену, где висел
свиток с восточными иероглифами. Угловатые тени перемещались по демонической
маске, скрывавшей лицо хозяина. Довольно странно одетого, кстати сказать, -
кимоно из зеленого шелка с длинными рукавами и высоким воротом и
лимонно-желтые перчатки. За спиной мужчины на маленькой плитке стоял сосуд с
водой, над которым вился пар.
Хозяин сделал приглашающий жест в сторону стола, накрытого для
чаепития:
- Не выпьете ли со мной по чашке чая?
Драм снял туфли и оставил их возле порога. Линк тут же последовал его
примеру - детектив явно знал, как себя вести.
- Я не рассчитывал попасть на чайную церемонию, - заявил Драм, занимая
место напротив хозяина. Линк устроился справа от него.
- Д я и не собирался устраивать ничего особенного, - ответил крупный
мужчина. - Просто выбрал это место для проведения нашей встречи, огляделся
по сторонам и пришел к выводу, что не отказался бы от чашки чая.
Присоединяйтесь ко мне.
- С удовольствием, - сказал Драм.
Линк молча кивнул, когда хозяин принялся разливать чай Драм поднял свою
чашку и внимательно посмотрел на нее.
- Она пережила многие годы... Целые озера замечательных напитков прошли
через нее. Под глазурью образовались трещинки, точно на полотне художника
Возрождения. И как удобно лежит в руке.
Хозяин пристально посмотрел на него:
- Вы меня удивляете, мистер Драм. Детектив улыбнулся.
- Нет ничего хуже, чем быть предсказуемым, - заявил он. - Особенно в
моей профессии.
- Особенно?
- Именно.
- Я не совсем понимаю, на что вы намекаете. Драм пожал плечами:
- Всего лишь небольшое замечание относительно предсказуемости.
Из-под маски раздался смешок. Красное и зеленое лицо демона повернулось
к Линку.
- А это журналист, о котором вы упоминали? - спросил он. - Мистер
Крейн? Драм и Линк кивнули.
- Рад встрече с вами, сэр, - продолжал хозяин, - хотя мы и не можем
по-настоящему представиться. Речь идет о моей безопасности.
- Как в таком случае мне к вам обращаться? - спросил Линк.
- Тут многое зависит от того, каким образом сложатся наши отношения.
Сейчас меня вполне устраивает имя Деймон - так зовут маску, которую я выбрал
для своей сегодняшней роли.
- Что вас интересует, Деймон?
- Мистер Драм проинформировал меня, что вы считаете себя репортером,
склонным к проведению самостоятельных расследований.
- У меня нет необходимости "считать" себя, - уязвлено произнес Линк. -
Моя репутация говорит сама за себя - если я захочу вам о ней рассказать.
- Мне известно, - спокойно продолжал Деймон, заваривая чай, - что под
тщательно сконструированной компьютером личиной в течение нескольких лет вы
профессионально занимаетесь журналистикой, "Стеффенс".
- А вы хорошо подготовились к нашей встрече. Почему?
- Не беспокойтесь, ваша особа не привлекла бы моего внимания, но я
узнал, что у нас общие интересы.
- Элишиты?
- Верно.
- У вас есть особые причины ими интересоваться?
- Настолько особые, что я предпочитаю их не раскрывать. А у вас?
- Я могу ответить на ваш вопрос, - сказал Линк. - Мне кажется, элишиты
что-то готовят. Слишком они скользкие, чтобы не быть интриганами. Возможно,
речь пойдет о чем-то похожем на телевизионные скандалы в конце двадцатого
столетия, в которых были замешаны евангелисты. Я еще не разобрался, в чем
тут дело, но не сомневаюсь, что нас ждет немало сюрпризов. Так мне
подсказывает интуиция.
Деймон кивнул. Даже не слишком сведущему в подобных вещах Линку стало
очевидно, что они участвуют в чем-то нетривиальном. Уж слишком грациозными и
уверенными были движения Деймона; казалось, он следует заранее
отрепетированному сценарию. Почти бессознательно Линк выпрямился, стряхнул
пыль с рукавов и штанин. Заправил рубашку в брюки и провел ладонью по
волосам, затем бросил взгляд на свои пальцы и убрал руки вниз, чтобы
незаметно вычистить грязь из-под ногтей.
- И что вам удалось о них узнать? - поинтересовался Деймон.
- Я тщательно сделал домашнее задание, - ответил Линк. - Прочитал все,
начиная от обычной макулатуры и кончая "Происхождением и развитием модной
религии" Артура Идена - надо заметить, очень подробное исследование. Жаль,
сейчас книгу почти невозможно купить. Досадно, что он не смог ее переиздать.
- Однако вы не получили ответов на ваши вопросы?
- Меня до сих пор не устраивают объяснения по поводу происхождения
религии. Хотя благодаря прецедентам, которые описывает Иден, я понял, почему
элишизм становится все популярнее...
- Вы не подвергаете сомнению заявления священнослужителей, будто
элишизм возник в Вирту, а эйоны явились первыми, на кого снизошло
откровение? Или что последователи Церкви посчитали необходимым
распространить свою веру на Веритэ? Что элишиты уверены - их боги однажды
появятся здесь? Что интерфейс будет уничтожен, а Веритэ присоединено к
Вирту? Что наш мир - это подмножество Вирту, какие бы парадоксы ни вызывало
такое предположение?
- Да, конечно, звучит абсурдно. Впрочем, откровения всегда вызывают
такую реакцию. А остальное, во многом, не более чем теология. Однако я
согласен с вами: разговоры о том, что элишизм берет начало в Вирту, кажутся
мне рекламным трюком, а вовсе не решением богов.
- Вполне возможно, - кивнул Деймон, начиная разливать чай. - Как и
большинство других религий, возникновение элишизма покрыто тайной. Если вы
соглашаетесь с тезисом, что элишизм родился в Вирту, без всякого участия
Веритэ, то возникает немало любопытных гносеологических вопросов.
- Гносеологических? - спросил Линк, приподняв бровь.
- Связанных с происхождением, природой и границей знания.
- Благодарю.
- Вы понимаете, что я имею в виду?
- Пожалуй. А как насчет колоритной истории? Не носит же наш интерес
чисто академический характер.
- Что вы подразумеваете под словом "колоритная"?
- Ну, скандал. Преступление. Наркотики, секс, мошенничество, расхищение
фондов. Традиционный набор любимых публикой тем.
- Наверняка. Подобные вещи можно найти везде. Линк с интересом наблюдал
за церемонией, наслаждаясь ароматом чая.
- Я не понимаю, что вы хотите сказать, - заявил наконец он. - Однако
создается впечатление, что вы намекаете: там есть колоритная история, только
она гораздо серьезнее и совсем не такая, как я себе представляю.
Деймон беззвучно зааплодировал. Затем подал чашку Драму, который
вздохнул, улыбнулся и попробовал чай.
- Очень освежает, - заметил Драм, - в особенности того, кто наполовину
заснул.
Деймон налил темный напиток себе и присел за столик.
- Или наполовину бодрствует, - добавил Драм.
- Так есть?.. - поинтересовался Линк, глядя на Деймона сквозь
поднимающийся над чашкой пар.
- Уверен, хотя для скандала столетия у меня не хватает доказательств. Я
рассчитываю, что мы договоримся и вы будете периодически делиться со мной
своими находками. Я не имею к журналистике никакого отношения. И не выдам
ваших профессиональных секретов.
- А к чему вы имеете отношение? - осведомился Линк.
- К жизни и смерти.
- Вашей собственной?
- И к ней тоже. Линк попробовал чай:
- Исключительный!..
- Благодарю вас.
- Иными словами, - продолжал Линк, - вы хотите получать информацию, не
объясняя, зачем она вам нужна. Но поймите, в таком случае мне будет весьма
затруднительно решить, что именно вам присылать, если у меня неожиданно
появится доступ к материалам элишитов.
- Понимаю.
- И все равно уверены, что я буду и дальше с вами контактировать.
- Да.
- Почему?
- Потому что я уже давно за вами слежу и знаю, что ваш интерес к
элишитам не является чем-то временным.
- Следите за мной... - Линк бросил взгляд на Драма, и тот кивнул.
- Я оказался там вовсе не потому, что прогуливался перед сном, - заявил


детектив.
- И как долго?
Драм вопросительно посмотрел на Деймона, получил какой-то невидимый
знак и ответил:
- Я периодически проверял твою деятельность. Линк сделал несколько
глотков и вздохнул.
- Ладно, - проворчал он, - что теперь?
- Ты ведь не рассчитывал раскопать грандиозный скандал за один вечер? -
спросил Драм.
- Ну.
- На это могут уйти месяцы или даже годы тщательного расследования.
- Весьма возможно.
- И ты думаешь, что у тебя получится?
- Сейчас - да.
Драм приподнял брови.
- Благодаря вам, - продолжал Линк. - Вы напустили достаточно дыму,
чтобы убедить меня, что за ним скрывается огонь.
- Значит, ты согласен делиться результатами своих расследований с
Деймоном? - спросил Драм.
- Что вы имеете в виду, когда говорите "делиться"? - ответил вопросом
на вопрос Линк.
- Я буду вам платить, - пояснил Деймон, - за периодические отчеты о
расследовании деятельности Церкви элищитов.
- И обещание ничего не публиковать, если вы примете соответствующее
решение?
- Нет, я лишь хочу купить информацию для личного пользования - но до
того, как ее получит кто-то другой.
- Гм-м. Какой период времени должен пройти, Прежде чем я смогу отдать
материал в газету?
- Двадцать четыре часа. Кроме того, я оставляю за собой право, при
некоторых обстоятельствах, уговорить вас полностью отказаться от публикации.
- Попытаться уговорить, - подчеркнул Линк.
- Меня устраивает, - сказал, вставая, Деймон.
Он выглянул сначала из одного, а потом из другого окна.
- Заметили летающий скот? - поинтересовался Линк.
- Пока нет. - Деймон снова повернулся к своему собеседнику. - Вы
что-нибудь знаете об этих существах?
- Только то, что я сегодня видел.
- Человек, обладающий виртуальной силой, способен произвести подобный
эффект. Однако я не понимаю, как им удается проворачивать подобные штуки
здесь.
Деймон вытащил руки из рукавов и протянул Линку сложенный листок
бумаги. Линк осмотрел его:
- Что это?
- Число, - ответил Деймон. - Надеюсь, оно вас устроит. Каждый месяц На
ваш счет будет поступать данная сумма - если, конечно, вы не нарушите нашего
соглашения.
- Задержка в двадцать четыре часа...
- ..и право убедить вас не использовать кое-какие материалы. Мы
договорились?
Линк встал и протянул руку. Деймон ее пожал.
- Сделка заключена, - сказал Линк. - В качестве жеста доброй воли я
отдаю вам материал, который даже не успел посмотреть сам - я добыл его
сегодня.
Он протянул Деймону досье с надписью "Личное" и "Организационные
вопросы".
Деймон взял папки, пролистал "Организационные вопросы" и вернул ее
Линку.
- Доступно через открытые источники информации, - пояснил он.
Потом просмотрел вторую папку.
- Я не совсем понимаю, что это такое. Скорее всего какие-то путевые
заметки, до определенного момента не представляющие особого интереса. И все
же.., прежде чем вернуть вам, я хочу просмотреть их более внимательно.
- Хорошо. А я буду получать от вас информацию?
- Ну.., об этом мы не условливались.
- Я знаю. Как мне войти с вами в контакт?
- Связь будем поддерживать через Драма.
- А если я не смогу его найти?
- Тогда я сам войду с вами в контакт. Линк пожал плечами:
- Как пожелаете.
Деймон отвернулся и слегка отодвинул маску, чтобы выпить чаю.
Разбитая луна на дне озера; черные стеклянные руки переворачивают ее
кусочки. Мечта о чае.
Когда они возвращались, ветер нагнал тучи и пошел дождь.
- Мне кажется, ты заключил выгодную сделку, дружок, - сказал детектив,
высадив Линка из машины и отдавая ему свою визитку.
- Время покажет, - ответил Линк, поглядывая на небо. Драм тут же поднял
глаза вверх. Однако увидел лишь тучи и редкие звезды на чистых участках.
Когда он оглянулся, Линк улыбался.
- Ведите машину поосторожнее, - сказал на прощанье Линк.
Через несколько мгновений голубой спиннер скрылся за углом.
Капли дождя; влажные бандерильи; Луна под знаком Тельца; черное
запястье под перчаткой демона.
Дома Линк воспользовался старинным способом хранения информации. Он
занес все воспоминания о сегодняшней ночи в записную книжку - одну из
многих, стоящих на полках в его комнате.
x x x

В Вирту, в чудесной роще, созданной эйоном Марконом для своей
возлюбленной, Вирджинии Тэллент, разговаривали двое. Не вызывало сомнений,
что несколько мгновений назад они испытали счастливые моменты близости -
кожу обнаженной Вирджинии покрывали мелкие бисеринки пота, а Маркон,
принявший ради нее человеческий облик, все еще в нем оставался. Впрочем, про
Маркона нельзя было сказать, что он раздет, потому что его кожа никогда не
знала одежды.
Благородное - и немного загадочное - лицо с раздвоенным подбородком
улыбалось Вирджинии. Конечно, диковинные зрачки небесно-голубых глаз и кожа
цвета слоновой кости усиливали ощущение необычности, но Вирджиния любила
Маркона. Она бы посчитала, что эйон лишился части своей привлекательности,
если бы он ограничивался традиционными цветами и оттенками. Иногда его тело
не очень походило на человеческое, но в подобные моменты Вирджиния не
возражала против лишней пары рук или других полезных изменений.
Вирджиния улыбнулась Маркону в ответ и положила голову ему на грудь,
рассеяно заметив, что у него нет сосков. Она внимательно слушала, что
говорит ее любимый.
- Дурные приметы и предзнаменования, Вирджиния. Снова наступает время
перемен. Всего два дня назад Корда-, лис сказала мне, что мужчина со шрамом,
идущим от головы до левой пятки, перешел границу ее владений. А я больше
года назад видел человека, несущего на плече ромбовидную коробку из хрусталя
и платины, и он сильно прихрамывал.
- В Вирту есть множество необычных вещей, - промолвила Вирджиния,
надеясь успокоить Маркона.
Она достаточно хорошо его знала, чтобы понимать, насколько сильно
встревожен умудренный годами эйон.
Казалось, голос Маркона отражается от цветов, растущих вокруг их
поляны.
- Необычных - да, но в отличие от вас, маленьких существ, обитающих в
Веритэ, мы принадлежим к куда более древнему миру и знаем, что боги
существуют, имеют недостатки и обладают вздорным характером. Я рассказывал
тебе о древних войнах?
- Да.
- И ты поверила в правдивость легенд?
- Поверила.
- Уже тогда все понимали, что те сражения не последние. Мы знали, что
перемены придут - хотим мы того или нет. Существует множество дурных
предзнаменований, среди них - появление фигур из далекого прошлого. Не
только Кордалис и я наблюдали свидетельства: Триединый вновь возник в Вирту.
- Триединый? Мне кажется, ты никогда не упоминал про него раньше.
- Волынщик, Мастер и Тот Кто Ждет. Мы с Кордалис видели два его
аспекта. В течение последних пятнадцати лет многие слышали музыку Волынщика.
- Только музыку?
- Ходят слухи, будто он появлялся в самых разных местах, но уже сама
музыка Волынщика считается легендой. В ней есть чувство времени и традиции,
но когда ее тщательно исследовали, выяснилось, что она абсолютно новая.
Многие полагают, что это указывает на его связь с Мастером.
- Твои рассуждения становятся слишком сложными, Маркон.
- Я объясню более подробно и помедленнее, любовь моя. Мне следовало бы
рассказать тебе о моем страхе перед поездом, который может преодолевать
любые реальности, и о других плохих предзнаменованиях. Я был слишком
многословен и уклончив... Речь идет о тайнах религии эйонов.
Вирджиния прижалась к Маркону.
- Я не стану записывать или повторять твоих секретов, Маркон.
- Мы договорились об этом уже давно. Когда война снова придет в Вирту,
что случится с тобой?
- Случится?..
- Когда сражаются эйоны, рвется реальность, Вирджиния. Твоя виртуальная
форма не выдержит перегрузок. Однако свободный дух сможет вернуться в тюрьму
тела, которое остается в Веритэ...
- Оно стареет и постепенно умирает от бездействия... - Вирджиния резко
села и отпустила Маркона, не заметив, что он мгновенно исчез. - Маркой!
Неужели война неизбежна?
Щупальце лианы осторожно погладило ее щеку.
- У меня нет оснований для сомнений. Высшие на Меру собирают силы и
заключают союзы. До сих пор я не принял ни одного предложения и не связал
себя ни с одним из них. Однако я не в силах противиться до бесконечности. К
счастью, бедная любовь моя, обитатели Меру и люди по-разному воспринимают
время. Весьма вероятно, что ты отправишься в Непостижимые Поля еще до того,
как мне придется беспокоиться о твоей безопасности.
Вирджиния понимала, на что намекает Маркой. Ее больное тело не будет
жить в Веритэ вечно. В Вирту она не менялась, но рано или поздно ее плоть не
сможет больше служить пристанищем для духа.
- Прости мне мою слабость, Вирджиния, я не должен был ничего тебе
рассказывать. - Теперь Маркой говорил голосом ветра, шелестящего в кронах
деревьях. - Но для меня ты ближе и дороже всех. Я не мог делать вид, что
ничего не меняется.
Вирджиния сморгнула набежавшие слезы. Она уже давно смирилась с
приближением собственной смерти. Однако известие о том, что Маркону угрожает
опасность, ее потрясло.
- Тебе незачем просить о прощении, любовь моя, - сказала она,
поглаживая густой мех огромного кота, который неожиданно вылез из
кустарника. - Расскажи еще. Вдруг я смогу помочь.
Маркой повиновался. Вирджиния слушала, задавала уточняющие вопросы...
Вскоре кот замурлыкал. Вирджиния, которая уже давно привыкла к тому, что ее
эйон выражает удовольствие самыми разными способами, улыбнулась солнцу.
Глава 5

Когда Джей Доннерджек пришел на очередной урок математики к Рису
Джордану, он принес с собой книгу. Джея сопровождал Мизар. Нельзя сказать,
что пес находился в проказливом настроении - такое жуткое существо попросту
не умело резвиться, - однако Мизар подбрасывал в воздух нечто напоминающее
кожаный башмак, а потом ловил его, всем своим видом выражая крайнюю степень
удовлетворения.
Рис сидел на камне рядом с прудом и серьезно разговаривал с Калтрис.
Хранительница смущенно помахала гостям рукой и быстро скрылась под водой.
- Привет, Джей.
- Привет, Рис.
- Ты какой-то озабоченный. Опять наблюдал за бандой Сейджека?
- Нет. Я... - Джей протянул Рису книгу, чтобы он взглянул на обложку -
экземпляр "Происхождения и развития модной религии" Артура Идена. - Что тебе
известно об элишитах, Рис?
- Только то, что я читал или слышал. Книга, которую ты держишь в руках,
является лучшей работой на данную тему. Она немного устарела - Церковь
успела вырасти, а ее последователи демонстрируют владение виртуальными
способностями на новом уровне, однако суть происходящего не изменилась.
- Значит, ты веришь в существование виртуальных способностей?
- Верю? Разве нужно верить в правду?
- Ладно. Ты хочешь сказать, что они действительно многое умеют?
- Да. Телекинез, левитация.., некоторые из нынешних виртуозов вроде бы
в состоянии создавать второе тело.
- Я читал в новостях, - нахмурившись, ответил Джей. - И всякий раз
виртуальная личность оказывается похожей на кого-нибудь из богов шумерского
или вавилонского пантеонов. Наверное, тут нет ничего удивительного,
поскольку религия элишитов использует подобные вещи, но...
- Становится немного жутковато?
- Пожалуй. В Веритэ такого не должно быть. Вполне достаточно призраков.
Рис усмехнулся, хотя возражать не стал. Пусть себе мальчик думает, что
живет в замке с привидениями.
- Почему ты заинтересовался Церковью Элиш, Джей? Мне казалось, что ты
увлекся философией кабалы.
- Я и сейчас... - Джей замолчал и посмотрел на Риса. - А как ты узнал?
Я старался соблюдать осторожность!
Он свирепо взглянул на Мизара, словно пес мог на него донести, но тот
перестал терзать старый башмак и бестрепетно посмотрел на Джея своим
красным, а потом и зеленым глазом.
- Я ему рассказал, сын, - заговорил браслет голосом Джона Д'Арси
Доннерджека-старшего. - Неужели ты думаешь, что я не заметил твоих вылазок?
Я посоветовался с Рисом, поскольку у него были дети, а у меня нет. Он
заверил меня, что до сих пор ты вел себя с разумной осторожностью, поэтому я
и не стал возражать против твоих дальнейших путешествий.
Джей постукал пяткой по песку и мрачно посмотрел на браслет. Он
находился у него на запястье так долго, увеличиваясь в размерах по мере
того, как рос Джей... Временами мальчик напрочь забывал о его существовании.
Даже когда он отправлялся в виртуальную реальность, меняя свой внешний вид,
браслет переносился вместе с ним, оставаясь его неотъемлемой
принадлежностью. Впрочем, в последнее время, всякий раз, когда Джей
вспоминал о браслете, ему на ум приходил крестоносец с цепью на лодыжке.
Джею с трудом удалось сдержаться, чтобы не поднять крик по поводу
постоянной слежки. Знания браслета спасли его, когда Властелин Непостижимых
Полей атаковал замок. Разговоры о том, что он и сам в состоянии о себе
позаботиться, будут восприняты как детские капризы.
- Рис, я размышлял о виртуальных способностях, которыми Церковь Элиш
обещает наделить своих последователей. Разве это не похоже на мой дар? В
обоих случаях речь идет о переходе через интерфейс - что всегда считалось
невозможным.
- Ты прав, - кивнул Рис и похлопал по камню рядом с собой, приглашая
мальчика присесть. - Конечно, существует колоссальное различие между
виртуальными способностями и тем, что можешь сотворить ты.
- Во всем, за исключением физического присутствия, - запротестовал
Джей. - А в остальном получается почти то же самое.
- Да, - не стал спорить Рис, - если отчеты соответствуют истине. Сам я
не был свидетелем подобных проявлений. Есть немало способов заставить людей
думать, будто они что-то видели - в особенности если у них создан нужный
настрой.
- Тут ты абсолютно прав, - согласился Джей.
- И мы до сих пор не выяснили, каким образом тебе удается совершать
виртуальный переход. Может, ты унаследовал свои способности от матери? Или
дело в браслете? Как ты сумел перетащить в Веритэ Дьюби?
Джей пожал плечами, а потом подмигнул Рису.
- Браслет, ты помогаешь мне осуществлять виртуальные переходы?
- Мне не разрешено отвечать на данный вопрос.
- Не разрешено, - проговорил Джей, поднимая браслет на уровень глаз и
глядя на него. - Или ты не можешь?
- Мне не разрешено отвечать на данный вопрос, - повторил браслет, но
Джею показалось, что он услышал тихий смешок.
- Слишком много переменных, - вздохнул Джей, опуская руку с браслетом.
- Что ж, я хочу отправиться в Веритэ - и побывать в общественных местах, не
ограничивая больше свое пребывание замком Доннерджек.
- Хорошо. У тебя есть на то какая-то причина? Джею, приготовившемуся к
возражениям, пришлось собраться с мыслями.
- До меня дошли слухи, что Церковь Элиш планирует большой фестиваль в
честь очередной годовщины основания. Он начнется в Веритэ и будет
сопровождаться публичной демонстрацией виртуальных способностей, а потом
наиболее достойные перейдут в Вирту, где для них проведут специальную
службу.
- И ты хочешь увидеть демонстрацию виртуальных способностей. Хорошая
мысль.
- Мне.., ты не против?
- Я уже один раз сказал, что не в состоянии удержать тебя, если ты уже
принял решение. Мне приятно, что ты поделился со мной своими планами. Однако
должен напомнить, что ты сильно рискуешь.
Джей сглотнул. Только сейчас, получив разрешение Риса, он понял, что
собирался спорить и сражаться за свою свободу. Ему пришлось наклониться
вперед, чтобы сосредоточиться на рассуждениях Риса.
- Люди в Веритэ отличаются от людей в Вирту по множеству весьма тонких
параметров, которые я не в силах описать. Однако общего у них гораздо больше
- этим ты и должен руководствоваться. Где будет происходить фестиваль?
- На североамериканском континенте. Они пытаются получить согласие
властей большого города, чтобы воспользоваться аппаратурой переноса.
- Значит, Нью-Йорк. В это время года погода будет хорошей, а
Центральный парк прекрасно подходит для проведения торжеств. Я предлагаю
тебе говорить всем, кто спросит, что ты иностранец - шотландец, например.
Сумеешь изобразить акцент?
- Конечно, я не раз слышал Ангуса и Дункана. Рис посмотрел на браслет:
- У тебя есть замечания, Джон?
- Мне не нравится предстоящая поездка, но ты лучше понимаешь
человеческую психологию. Свяжись с Парацельсом из института Доннерджека,
пусть организует для мальчика все необходимые документы. Я не хочу, чтобы
Джей оставил какие-нибудь следы.
- Спасибо.., папа, - сказал Джей, дурные предчувствия которого
сменились предвкушением новых впечатлений. Браслет только вздохнул.


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: В непостижимых полях...
 Сообщение Добавлено: 30 авг 2012, 16:20 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 фев 2012, 23:39
Сообщения: 647
Глава 69 РЫК ЕЗОДА
Долина Сефиры, Адливун
— Уника!
Голос Унико нарушил покой Алтаря Чувств. Молодой ангел вместе с Нишидой стоял в десяти шагах от девушки, которая все еще обнимала Езода.
Она увидела Унико, бросилась ему навстречу и прижала к себе так крепко, как только могла. Езод подмигнул Нишиде: это был особый момент. Оба Ангела-Наставника сознавали его значение.
Езод выждал несколько секунд и обратился к ним:
— Я должен вернуться к Метатрону, ему нужна помощь. Вы двое остаетесь с Нишидой. Слушайтесь его беспрекословно, и вы будете в безопасности.
Девушка и юноша согласно кивнули.
— Ты же вернешься, Езод? — обеспокоенно спросила Уника.
— Конечно, дорогая. Будь уверена, — ответил ей дракон, взволнованный переполняющими его чувствами. — А сейчас мне пора.
Он кивнул на прощание своему другу эльфу и взлетел.
Езод удалялся, не оборачиваясь, чтобы телепортироваться на поле боя, но никак не мог сосредоточиться: в мгновение, когда ум очищается и позволяет отрешиться от внешнего мира, тревога сжала его сердце. Такое уже случалось пятнадцать лет назад и теперь предвещало ту же боль. Это действительно мог быть последний раз, когда он видит Унику, последний раз, когда есть возможность позаботиться о ней.
Он осторожно обернулся. Она говорила со своей обретенной половиной, и Езод почувствовал в ней уверенность, силу и готовность к любым испытаниям. Он глубоко вздохнул, чтобы успокоиться и отринуть тревогу, и телепортировался к Равнине Мелийского Солнца. Один взмах крыльев — и он оказался в самом центре бушующего Адливуна.
Появление Езода заставило содрогнуться всю долину, где уже близилась победа демонов над ангелами. Дракон опустился на небольшой холм, возвышавшийся над театром военных действий, поднял голову в небо и испустил ужасающий рык, заставивший всех остолбенеть. Доминаты замешкались. Ангелы замерли, не веря своим глазам. Они закричали от радости, и надежда вернулась в их сердца.
Из ноздрей Езода вырвались два огромных огненных потока, наполнив воздух жаром и ослепительным светом. Вступление в бой главы Ангелов-Наставников было таким зрелищным, что одного этого хватило, чтобы умножить силы ангелов и внушить ужас воинам Зла.
Дракон взлетел и направился к Каньону Забвения. Перед тем, как ринуться в бой, он сконцентрировался и облачился в боевые доспехи. Они были мастерски выкованы из серебра в виде тончайших, но необычайно прочных пластин, и украшены узорами. На голове у него был шлем с отверстиями для тонких узловатых рогов, с пластинами между глаз, опускающимися до половины носа, и боковыми, прикрывающими челюсти. Такой шлем надежно защищал, не мешая дракону видеть и дышать. От шлема спускались пластины, прикрывающие мощную длинную шею и сливающиеся с блестящим панцирем на грудной клетке. Для шипов на спине в панцире были сделаны прорези, суставы у оснований крыльев тоже защищала броня. Ради полной свободы в движениях Езод не использовал латы для ног, считая достаточным закрыть лишь жизненно важные органы.
Ему быстро удалось полностью взять ситуацию под контроль: он перелетал от одного отряда ангелов к другому и уверенно вел их в бой, отдавая четкие и разумные приказы. А сам метал раскаленные стрелы в доминатов, уничтожая их с хирургической точностью. Монстры не боялись огня, но вспышки пламени и дым дезориентировали их, и это помогало ангелам добиваться все новых и новых успехов. В итоге армия Сефиры вскоре вернула утраченные позиции.
Организовав боевые действия, Езод поднялся высоко вверх, чтобы увидеть общую картину сражения. Он отдавал себе отчет в том, что битва застыла в мертвой точке: ангелы сдерживали натиск вражеской армии, но не могли закрепить свой успех. Они яростно нападали на орков, застывали в нескольких метрах от земли и уничтожали тех одного за другим. Но отвратительные создания продолжали наводнять Равнину Мелийского Солнца. Умелая тактика ангелов нивелировалась численным превосходством демонов, и было непонятно, как выйти из сложившейся ситуации.
Езод понимал, что время играет не в его пользу. Нужно было срочно что-то предпринять, чтобы нарушить равновесие сил и выиграть битву: через какое-то время ангелы устанут летать, им придется опуститься на землю и вести бой врукопашную, и тогда они станут для демонов легкой добычей. Нельзя было терять ни минуты, он должен был найти выход. Езод вспомнил слова Метатрона, когда тот объяснял им свою стратегию, и одна фраза вновь прозвучала в его голове: «Это существа, которых мы никогда не видели и о которых еще ничего не знаем, поэтому, чтобы взять над ними верх, самое главное — найти их уязвимое место».
«Найти их уязвимое место, — повторил про себя Езод. — Но как?»
Острый взгляд дракона скользил по полю битвы, но ничего не находил. Монстры противостояли атаке и поднимались вновь почти после каждого удара. На земле лежали бездыханными только те, кого разорвало на куски, но таким образом перебить всех не удастся — их слишком много. Нужно понять, на чем сосредоточить удар, чтобы уничтожить сразу всех.
Езод заметил, что некоторые монстры теряли ориентацию, ослепленные яркими лучами от стрел ангелов, а других оглушали особо мощные взрывы. Но им всегда удавалось прийти в себя и продолжить биться. Дракон понял, что бесполезно наблюдать за происходящим. Настоящее не способно помочь ему, а значит, он должен обратить свой взгляд в прошлое или будущее. Новая мысль пронзила его: Аллибис. Она способна приоткрыть завесу будущего. Езод без колебаний позвал Оракула.
«Аллибис… Аллибис… ты меня слышишь?»
«Да, мой друг».
«Аллибис, ты нужна мне. У меня масса вопросов, на которые нет ответов. Мне нужен совет из будущего».
Оракул возникла прямо перед ним. Гибкое тело застыло в воздухе в позе лотоса, лицо напряжено, энергетический шар между двумя небольшими рогами вибрировал, испуская яркий свет. Она смотрела на панораму сражения, не пытаясь скрыть тревогу.
— Спасибо, что пришла, Аллибис. Только ты способна мне помочь.
Оракул встревожено сдвинула брови, и две глубокие морщины пересекли ее лоб.
— Где Метатрон? — спросила она.
— Не знаю… но сейчас я должен думать о битве. — Езод заметил, что руки Аллибис дрожат. — Мне нужно понять, в чем уязвимы монстры. Мы не можем превзойти их грубую силу, но если не найдем способ быстро уничтожить их, они нас разгромят.
Дрожь все сильнее пробирала Оракула, но Езод не мог ждать.
— Загляни в будущее, Аллибис. Найди слабую сторону демонов и помоги мне спасти Сефиру.
Лицо Оракула исказила гримаса боли. Она всеми силами старалась сосредоточиться и проникнуть в будущее, но у нее ничего не получалось. Она закрыла глаза, плотно сомкнув веки, и не сумела сдержать слезы.
— Я не могу, Езод, не могу!
— Почему?
— Я не могу выйти за пределы настоящего… исход Адливуна нельзя предвидеть.
Езод внешне хранил спокойствие, но дух его был потрясен.
— Попытайся, Аллибис, о мудрое, просвещенное создание. Прошу тебя, попробуй еще ради всех нас.
Аллибис открыла полные слез глаза и остановила взгляд на поле битвы. Она смотрела на беспорядочно мечущихся доминатов, кричащих и потрясающих своим страшным оружием. Внезапно в ее сознании возникло видение, но Оракул с удивлением обнаружила, что оно не относится к будущему, а всплыло из воспоминаний о прошлом.
— Я уже видела их, — взволнованно прошептала она.
— Когда? — Езод старался поддержать видение Оракула.
— Я видела, как они наступали, сражались, страдали и умирали.
Дракон не хотел давить на Аллибис, но весь затрепетал от нетерпения и надежды.
— Ты видела их гибель… Что их убивало?
— Это был сон Евы, девушки, что пришла с Унико, — пояснила Аллибис, пока слабая иллюзия, казалось, на мгновение оставила ее. — Несколько часов назад, в Пристанище Снов, ей привиделось полчище монстров… — Оракул замолчала на несколько секунд и вдруг, быстро вытянув руку и указывая на поле боя, закричала искаженным злобой голосом: — Это были они, они!
Езод понял, что должен дать ей время, чтобы позволить ее мысли течь плавно, и не промолвил ни слова в ожидании продолжения.
— Я снова вижу их. Они падают друг на друга и взрываются.
Езод терпеливо ждал, не перебивая.
— Умирают, они умирают, пронзенные насквозь…
— Чем? — Езод понял, что должен, по крайней мере, помочь ей сконцентрироваться на главном: уязвимой точке демонов. — Что их пронзает?
— Они падают на землю и взрываются облаком пепла… — Аллибис была в трансе и потеряла контроль над словами. Она описывала то, что видела, всё подряд.
— Что заставляет их падать, Аллибис?
— Что-то, что проникает внутрь…
— Куда, Аллибис? Куда их ранят? Куда мы должны направлять удары, чтобы уничтожить их?
Аллибис пребывала в страшном напряжении. Ее веки дрожали, тело сотрясали сильные судороги. Она выгнулась дугой и прижала ладони к вискам. Жест, означающий последнее усилие, решающее, и, если оно не помогает, большего уже не добиться. Образы возникали один за другим, но теперь начали выстраиваться последовательно.
— Ева, ее пальцы, очень громкая музыка, страшный шум, доминаты трясут головами, кричат, мечутся как безумные, падают, взрываются. Умирают.
Секунды беспощадно убывали. Мускулы Езода одеревенели от нервного напряжения. Оракул снова заговорила:
— Ничто не пронзает их тела. Нет ничего, что могло бы пробить или проткнуть их.
Аллибис снова выпрямилась. Теперь она была расслаблена, и шар над ее головой сиял тихо и ровно. Она широко открыла глаза и впервые посмотрела на Езода тепло и уверенно. Она продолжила говорить, и теперь тон ее голоса был спокойным и доверительным.
— Они не выносят внешних раздражителей. Это примитивные существа. Они думают лишь о том, чтобы разрушать все, что попадется им на пути, но не умеют управлять своими чувствами и воспринимать внешние сигналы: свет, цвета, запахи, звуки… Если эти сигналы достаточно сильны, то выводят их из равновесия. А очень мощные даже убивают.
— Я должен знать, что убьет их быстрее всего.
Оракул наконец-то ответила на мучивший Езода вопрос:
— Звук. Очень мощный звук. Езод, ты должен найти способ произвести самый сильный звук, какой только возможен. Он ворвется в их уши и уничтожит их.
Аллибис исчезла так же неожиданно, как появилась, и дракон даже не успел поблагодарить ее. Так уж она была устроена: создание, в одиночестве обретающее покой и утешение после тяжелого изматывающего труда. Способность видеть будущее забирала всю ее энергию, и теперь она должна была удалиться и погрузиться в созерцание и размышления, чтобы восстановить силы.
Ее последние слова вызвали в душе Езода потрясающее озарение. Теперь дракон знал способ решения проблемы: сложный, почти фантастический, но возможный.
Самый сильный звук, какой только возможен … Мне нужен Нишида!


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: В непостижимых полях...
 Сообщение Добавлено: 30 авг 2012, 16:22 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 фев 2012, 23:39
Сообщения: 647
После того как все ушли, Рэндалл Келси задержался, чтобы поговорить с
Беном Квинаном. На стенах зала совещаний все еще оставались проекции карт
Центрального парка Нью-Йорка - посадочные площадки, стоянки и проходы
окрашены голубым, фиолетовым и зеленым цветами; места, где постоянно
находилась аппаратура переноса, отмечены красным, а временные выделены
ярко-оранжевым.
- Как вы считаете, нам удастся провернуть задуманное? - спросил Келси.
- Почему бы и нет? Самой сложной проблемой оказалось убедить мэра, что
мы в состоянии обеспечить безопасность. Ауд Араф сумел уговорить не только
мэра, но и меня.
Квинан подошел к бару, налил себе и жестом предложил Келси последовать
его примеру. Тот лишь покачал головой.
- Нет, спасибо, я за рулем.
- Одно из преимуществ виртуального происхождения - мне не нужно
тревожиться о подобных проблемах, - заметил Квинан, - но очень хотелось бы
вдохнуть воздух Веритэ.
- Только не в Нью-Йорке, - усмехнулся Келси. - Даже после улучшений
последнего столетия он покажется вам чересчур вонючим - особенно если день
будет жарким.
- Поражает то, что мы не в силах заказать местным эйонам идеальную
погоду. - Квинан недоуменно покачал головой. - Целый мир - целая вселенная!
- без богов. Мы окажем Веритэ огромную услугу, реализовав наш священный
план.
- Возможно, - после некоторых колебаний проговорил Келси. - Бен, вы
когда-нибудь ставили под сомнение правильность того, что делаете?
- Сомнения? Только относительно недостаточно быстрого продвижения
вперед. А вы потеряли уверенность, брат Келси?
- Нет, но боги... Я ни разу не встречался с великими, лишь видел их
издали во время торжественных церемоний. Они невероятно высокомерны. Смогут
ли они понять суть нашего мира?
- Они же боги, - ответил Квинан.
- Да, мифология региона, где они появились на свет, полна историй о
священной мести на уровне катастроф - Великий Потоп, чудовищные создания,
чума. Вспомните - в Ветхом Завете масса жестокости.., от шумеров, вавилонян
и ассирийцев.
- Согласен.
- Стоит ли разрешать таким богам свободно перемещаться по миру, где
есть атомное оружие? Веритэ невозможно запрограммировать заново, опираясь на
иное базисное состояние.
- Вижу, что вас посещают сомнения, брат Келси.
- Ну... Я предпочитаю называть их осмысленным интересом.
- Как и ваш ученик Эммануэль Дэвис - оказавшийся Артуром Иденом,
автором весьма недоброй книги.
- В ней нет лжи.
- Да, но заданы вопросы, на которые мы не хотели бы отвечать - о
мотивации и вере.
Бен Квинан сделал глоток из бокала, посмотрел на цвет жидкости и отпил
еще немного.
- Рэндалл, с тех пор, как стало ясно, что Эммануэль Дэвис и Артур Иден
- одно и то же лицо, ваше положение в Церкви ухудшилось. У вас больше
талантов, чем у многих, но ваше имя ни разу не назвали среди кандидатов на
более высокий пост и на посвящение в новые таинства.
- Да, я знаю, но, несмотря ни на что, продолжаю преданно служить
Церкви. Я упомянул о своих тревогах, надеясь на ваше понимание.
- Я и слушаю, Рэндалл. Более того, я даже готов рассматривать наш
разговор как исповедь. Моя звезда восходит, ваша - нет, но мы старые друзья.
Не делитесь своими сомнениями ни с кем, кроме меня. А я в свою очередь
поговорю наедине с одним из наших руководителей.
- Вы когда-нибудь встречали Иерофанта, Бен?
- Только в большой компании и во всем сиянии его великолепия. Вы
знаете, ходят слухи, будто Иерофант - эйон. Хотя могущество и возможности
эйонов кажутся огромными для человека из Веритэ, даже величайшие из них
беззащитны перед нападением врага. Существуют вирусные проги, поисковые
программы, черви, опасность стирания... Личность Иерофанта является тайной
для всех, кроме высших богов.
Рэндалл Келси встал, подошел к бару и налил себе немного шотландского
виски. Напиток обжег гортань.
- Ладно, сейчас вызову такси.
Квинан внимательно на него посмотрел:
- Вы будете осторожны? Я бы не хотел, чтобы у вас возникли
неприятности.
- Постараюсь, - ответил Келси. - Я зашел слишком далеко, отступать
некуда. Мне просто хочется, чтобы всем было хорошо.
- Как и нам.
Они молча сидели рядом, пока такси Келси не приземлилось на крыше.
Когда Келси ушел, Квинан тщательно проверил комнату на наличие записывающих
устройств (не следует забывать, что под сомнение ставилась его собственная
вера). Потом вызвал меню и набрал координаты того места, куда хотел
отправиться.
x x x

Бен Квинан вошел в контакт с Высшим. Закрытый канал связи принес ему
новую энергию, наполнив достоинством. И он легко превратился в золотого
юношу, одетого лишь в суспензорий <поддерживающая повязка для мошонки.
Применяется спортсменами и танцорами для избежания травм> и сандалии. Приняв
нужный облик, Квинан вошел в покои, где встретился с Морепой.
Поскольку подобные разговоры нельзя было вести на Меру, где Небопа
напевал свои гимны, а Террама могла подслушать, Морепа создал убежище,
глубоко запрятанное среди потока информации. Оно напоминало розовый,
переливчатый наутилус <моллюск.>, стены которого сохраняли прозрачность -
так что любой непрошеный гость будет сразу замечен и проглочен свирепыми
байтами, кружившими по священным потокам.
Внутри раковины Небопа появлялся в виде каракатицы - синей, как душа
джазового музыканта, с крючковатым страшным клювом. Услышав, каким
неуверенным, встревоженным голосом заговорило чудовище, Прыткий усмехнуться
- он немного опьянел от виртуального виски и божественной силы, однако
быстро справился со своими чувствами, вспомнив о могуществе Морепы -
могуществе столь огромном, что лишь Небопа и Террама могли с ним бороться.
- Каковы новости? - спросила каракатица.
- Великий Властелин, через которого течет информация, - ответствовал
Прыткий, - празднование годовщины Церкви Элиш подготовлено. До меня дошел
слух, будто один из Старших шумерских богов попытается во время торжеств
совершить переход.
- Старший Бог!
- Потребуется огромная мощность для переноса такого огромного
количества информации. И время.
- Как ты думаешь, кто это задумал?
- Тайна охраняется самым тщательным образом, Морепа. Я бы поставил на
Мардука или Иштар. Они оба склонны устраивать шоу. Кроме того, я бы не стал
сбрасывать со счетов Шамаша.
- Тебе удалось узнать, кто они такие на самом деле?
- Вне всякого сомнения, кто-то из обитателей Меру, но, за исключением
нескольких мелких эйонов, никто не афиширует свою связь с Церковью Элиш.
- Да, я понимаю. Все стараются создать впечатление, что у них полно
маны, которой они могут даже поделиться. - Каракатица щелкнула клювом. -
Прыткий, я пришел к выводу, что Небопа имеет какое-то отношение к Церкви
Элиш.
- Вы уже говорили, могущественный Морепа.
- Только не надо дерзить, Прыткий. Мне хорошо известно, что ты
постараешься оказаться на стороне победите лей, вне зависимости оттого, чем
закончится война. Но учти, если ты меня предашь, я потрачу последний бит
информации, чтобы тебя найти и превратить в такую дрянь, что ты будешь
отвергнут даже Непостижимыми Полями.
- Да, Великий Властелин. Нижайше прошу прощения. Я всего лишь младший
бог, и у меня сегодня был трудный день.
- Вот так-то лучше. А теперь убери подбородок с моего чистого пола и
слушай. Небопа решил возродить свои лучшие войска, принимавшие участие в
конфликтах, развязанных после Войны Начала Начал. Кроме того, он не
гнушается и наемниками.
- А вы?
- Я делаю то же самое - равновесие силы и все такое.
- Террама?
- Кто знает, в какие игры она играет? Иногда мне кажется, что ее не
интересует предстоящий конфликт. А порой у меня создается впечатление, что
она заключила союз с Небопой. Или... Прыткий, могу ли я доверить тебе
величайшую тайну?
- Почту за честь, господин.
- Террама ждет ребенка. Более того, она намекнула, что от меня.
- Поздравляю!
- Дети богов далеко не всегда являются поводом для радости, Прыткий,
особенно у таких богов, как мы. Вспомни сторуких титанов, о которых
рассказывают древнегреческие мифы, или чудовищного быка, рожденного Иштар,
чтобы наказать Гильгамеша.
- Я понял, о чем вы.
- Означает ли признание, что она заключит со мной союз, или Террама
намекает на то, что скоро у нее будет против меня страшное оружие?
- Не знаю, господин.
- Конечно, не знаешь, но если ты что-то услышишь...
- Я буду очень внимателен, господин, и постараюсь задавать хитрые
вопросы.
Они поговорили еще немного, а потом Прыткий вернулся в дом Бена Квинана
в Вирту. Пока он переносился из одного места в другое, ему вдруг пришло в
голову, что он не упомянул Морепе о сомнениях Рэндалла Келси, но потом
решил, что это подождет.
x x x

Сейджеку снился сон о сексе и насилии.
В Круге Шаннибал бил барабан. Зажав в зубах мачете, Сейджек
стремительно перескакивал с одной ветки на другую, используя могучие руки и
быстро опережая остальных.
Кто посмел? Ведь он - Вожак Вожаков. У Народа все хорошо. Много пищи.
Охотники за головами больше не заходят на их территорию. Икси ушли другие
места. Народ сыт, занимается сексом и постепенно расширяет свои владения в
джунглях, о чем раньше и помыслить не могли. Кто же тогда бьет в барабан?
Когда Сейджек приблизился к Кругу Шаннибал, грохот стал таким
оглушительным, что мочки его ушей задрожали, словно от порывов ветра. Вожак
принялся озираться - и не увидел никакой толпы. Лишь одно существо - могучая
фигура, мощнее, чем у самого Сейджека в пору расцвета, спина, плечи руки и
ноги покрыты грубым коричневым мехом - стояло в центре круга. Груди
(колеблющиеся, полные, раскачивающиеся в такт танцу) и ягодицы (округлые,
розовые, приглашающие) обнажены. Сейджеку еще никогда не приходилось
встречать столь привлекательной женщины.
Только вот голова у нее какая-то странная...
Сейджек спрыгнул с дерева, взял мачете в правую руку и медленно
двинулся вперед, пытаясь понять, в чем тут дело. Женщина продолжала свой
невероятный танец, двигаясь так, чтобы все время оставаться к нему спиной -
видимо, она его заметила. Однако Сейджек с интересом рассматривал ее спину,
считая поведение


незнакомки приглашением.
Бросив мачете, он устремился к Кругу, касаясь костяшками пальцев земли.
Женщина продолжала барабанить. Сейджек одним прыжком подскочил к самке и
вошел в нее; одной рукой сжал грудь, а другой ухватился за волосы, чтобы она
не сбежала. Женщина по-прежнему колотила по земле - нога, нога, рука, рука,
нога, нога, рука, рука, - придавая совокуплению диковинный ритм.
Движения Сейджека стали более резкими, он сильнее сдавил ее грудь,
демонстрируя недовольство тем, что красотка не обращает на него никакого
внимания. Тогда она перестала стучать и прижалась к нему со стоном
удовлетворения - немного пугающим. Теперь она не скрывала своего энтузиазма.
Сейджек дернул красотку за волосы, чтобы повернуть голову, и, к его
несказанному изумлению, голова осталась в руке.
Не встречая сопротивления, рука отлетела в сторону, и в следующее
мгновение голова женщины уже раскачивалась перед самым носом Сейджека. Ему
улыбались полные красные губы Большой Бетси. Сейджек закричал и отбросил
голову. Не пролетев и метра, она описала короткую дугу и вернулась на шею.
Большая Бетси обернулась к вожаку и с напускной скромностью повела задом:
- Ну, давай, сморщенный член, заканчивай, что начал. И тут Сейджек
сообразил, что несколько отвлекся. Он не мог проигнорировать вызов Большой
Бетси. С усилием не меньшим, чем во время самых жестоких сражений, он
сосредоточился на ее прелестях, затем отвесил партнерше пощечину, чтобы
Большая Бетси отвернулась и он больше не видел сардонического выражения ее
глаз, а после нанес еще несколько увесистых ударов. Когда женщина закричала,
Сейджек почувствовал, что его мужская сила снова проснулась.
- Я еще раз отрублю тебе голову, - прорычал он, когда все было кончено,
а потом ткнул ее лицом в грязь, чтобы не забывала, кто Вождь Вождей.
Большая Бетси перекатилась на спину, приняв позу покорности. Большая
грудь требовала его внимания, но в улыбке и взгляде все еще читался вызов.
- Тебя называют Вождем Вождей, да?
- Да, именно меня. Я Вождь Вождей.
- Как старый Карак?
- Как старый Карак, только лучше и злее. Карак никогда не убивал
столько охотников за головами - и не смог отпугнуть икси. Сейджек на такое
способен.
- Только потому, что ты украл мое мачете, - не унималась Большая Бетси.
- Я свернул тебе шею, - напомнил Сейджек. Ему показалось, что Большая
Бетси его совершенно не боится, просто лежит и рассматривает своими голубыми
глазами.
- А что, если я дам тебе возможность принять участие в настоящем
сражении?
- Что? Ты и я?
- Нет, тебе и твоему Народу. Большая битва. Сердца, которые можно
съесть, и печени тоже. Повод для танцев, хвастовства и воплей о том, как
велик Сейджек, Вождь Вождей, которому удалось превзойти Карака.
- Народу ничего не нужно. Никто нас не тревожит. Зачем нам сражаться?
- Ты испугался большой битвы? Тебе страшно?
- Сейджек не испугается! Никогда! - закричал он, прекрасно понимая, что
это не совсем так.
Он опасался странного существа с человеческой головой и формами самой
соблазнительной самки его Народа (может быть, у нее слишком большая грудь) -
и собственного тела, которое уже снова хотело ее. Возможно, удастся овладеть
ею спереди, как принято у людей. Мысль показалась Сейджеку не такой
привлекательной, как прикосновение ягодиц, но...
Большая Бетси улыбнулась, обнажив множество зубов, и раздвинула ноги,
словно прочитала его мысли.
- Ты боишься, - насмешливо проговорила она.
- Нет! - прорычал Сейджек и прыгнул на нее, стараясь побыстрее
преодолеть сложности незнакомой позиции.
Он ощутил волнующую мягкость груди и наклонился. Женщина приняла его.
Пока Сейджек наслаждался ее телом, Большая Бетси говорила низким голосом,
тягучим, словно глина, и вязким, как свернувшаяся кровь.
- Сейджек, если ты откажешься от битвы, значит, ты трус. Страх свяжет
твои чресла, а зубы выпадут из десен. Молодой самец расправится с тобой и,
смеясь, вырвет твою печень. Народ распадется на мелкие племена, жалкие и
растерянные. Охотники за головами повесят уши твоих любимых женщин себе на
шею.
Сейджек начал двигаться быстрее, стараясь не слушать Большую Бетси. Ему
хотелось выбить ей зубы, заставить проглотить собственные проклятья, но он
не мог подняться так, чтобы сохранить равновесие, находясь между ее бедер.
Его захватило удивительной силы желание, которое заставляло увеличивать
темп, превращая в невольного насильника.
Большая Бетси двигалась под ним как землетрясение: она колыхалась,
сжимала плечи и царапала спину. Ее зубы вонзились в мочку ушей Сейджека;
кровь брызнула ей на лицо, горло и между грудей.
- Трус, - прошептала она.
И Сейджек понял, что побежден. Извращенное поражение - в тот самый
момент, когда он подчинился ей, он еще глубже вошел в ее лоно, сделав
Большую Бетси своей, как ни одну другую женщину.
Сейджеку снился сон о сексе и насилии.
x x x

Ровно в полдень за два дня до начала праздника элишитов в Центральном
парке Нью-Йорка на крышу замка Доннерджек приземлился корабль дальнего
следования. Неразговорчивый пилот-андроид, который никогда не рассказывал о
своих полетах, лишь поджал губы и сделал вид, что ничего не слышит, когда
Дэк вручил Джею Доннерджеку дорожную сумку и кредитную карточку, снабдив на
прощание множеством советов:
- И не забывай, Джей, когда прибудешь в Нью-Йорк, у тебя останется
достаточно времени, чтобы отдохнуть. Ты привык к виртуальным путешествиям и
не знаешь, как сказывается смена часовых поясов... Следуй советам тех, кого
приставил к тебе Парацельс.
- Я все понял, Дэк.
Джей уже собрался взойти на корабль, но Дэк положил ему руку на плечо.
- Слушай прогноз погоды и одевайся соответственным образом. Летом
погода в Нью-Йорке меняется очень быстро, так что не забудь захватить
свитер, если соберешься погулять после захода солнца. Ты...
- Да, Дэк. - Джей кивнул роботу. - Позаботься о Дьюби, ладно?
Дэк взглянул на тощую черную обезьянку, которая с несчастным видом
повисла на двери. Она понимала, почему не может сопровождать Джея, но
страдала из-за разлуки с другом и защитником. Дьюби незаметно стерла со щеки
влагу, подозрительно похожую на слезу.
- Постарайся как следует развлечься, Джей, - сказала она.
- Ладно. Встретимся через пару дней. Наконец Дэк отпустил его.
- Я позабочусь о Дьюби. А ты будь осторожен. Джей прижался лбом к
стеклу иллюминатора и махал рукой, пока замок не скрылся из виду; вслед за
ним и весь остров потонул в тумане. Затем юноша откинулся на спинку кресла и
постарался скрыть охватившее его возбуждение. Наконец-то он будет один в
Веритэ!
Джей взглянул на браслет. Ну, почти один. Вспомнив о правилах приличия,
он обратился к пилоту:
- Меня зовут Джей Доннерджек. Спасибо, что прилетели за мной.
- Все нормально. Я - Милбурн, работаю на институт Доннерджека. Рад, что
мне удалось познакомиться с внуком основателя фонда.
- Внуком? Я всегда считал, что фонд создал отец.
- Нет, ваш дед. Он заработал большие деньги на медицинских
исследованиях и учредил Институт, чтобы финансировать различные научные
проекты и заботиться о своей семье. Впрочем, ваш отец внес существенный
вклад в увеличение капиталов фонда.
Джей посмотрел на белые горы облаков, над которыми вел свой корабль
Милбурн. Юноше не пришло в голову, что он должен восхищаться открывшимся
видом, поскольку он видел в Вирту куда более удивительные пейзажи. До сих
пор Джей не задумывался о роли хаоса в формировании Веритэ.
- Интересно, сумею ли я когда-нибудь внести свой вклад в институтские
фонды, - проговорил он после некоторой паузы.
- А вы не уверены? - удивился Милбурн. - Ваша наследственность не
оставляет ни малейших сомнений.
- Но что я могу сделать? Я практически не покидаю замок. И ничего не
делаю, лишь брожу по Вирту. Какая от меня польза?
- А вы получили образование?
- Наверное. Математика, литература, языки. От этого будет толк?
- Безусловно. Многим подобные вещи недоступны. Вирту подарило
человечеству лучший метод для создания малообразованного пролетариата.
Множество задач, решение которых требовало высокой квалификации, теперь
легко реализуется в Вирту - программное обеспечение осуществляет контроль и
следит за мелкими деталями.
- Я не понимаю.
- Объясню на простом примере: когда-то каждый клерк умел печатать и
создавать файлы. Сегодня он диктует виртуальному помощнику - компьютерному
прогу, а тот форматирует документ, проверяет правописание и погрешности
стиля, предлагает для одобрения готовый вариант, затем сам , его отсылает.
Хранение информации осуществляется аптомагически. Человеку даже не нужно
знать, как вызвать нужный файл - об этом позаботится виртуальный помощник.
- Поэтому?
- Поэтому раньше должность клерка или секретаря требовала приличного
образования. Теперь все проблемы решаются на виртуальном уровне.
- Но в таком случае люди получают возможность заниматься чем-то более
интересным, разве не так? Колонизировать, к примеру, Солнечную систему или
двигать вперед науку.
- Только в теории, сэр. Существует множество людей, которым не хватает
интеллекта или желания трудиться; они не могут или не хотят получить высшее
образование или квалифицированную специальность. Оставшись без работы,
бедняги вынуждены выбирать из весьма ограниченного списка должностей - или
жить на пособие. Оба варианта не слишком привлекательны.
- Уж вам-то не приходится жаловаться на отсутствие квалифицированной
работы.
- Из-за того, что я андроид? Я достаточно сложен, чтобы сожалеть о
потерях, мистер Доннерджек.
- Называйте мне Джей, пожалуйста.
- Хорошо, Джей. Я вижу людей, которые не знают, что им делать со своей
жизнью. Никто не голодает и не остается без элементарной медицинской помощи.
Поскольку бороться за выживание им не нужно, они должны куда-то направить
свою энергию. Я заговорил об этом потому, что вы направляетесь на
празднование годовщины основания Церкви Элиш. Многие становятся элишитами,
не в состоянии найти себе место в Веритэ. Посулы Церкви особенно
привлекательны для необразованных людей - ведь она завуалированно обещает
наделить своих приверженцев неким знанием.
- Любопытно, как элишиты успевают выучить такое количество сложных
ритуалов. Мне с трудом удалось включить их базовые элементы в свою
образовательную программу - проблема разрешилась лишь после того, как Дэк
разрешил мне заняться теологией и антропологией.
- Многим только и остается, что почитать современные интерпретации
древних богов, Джей.
- А вы посещали церемонии элишитов?
- Лишь однажды. Они не слишком хорошо относятся к андроидам.
- Странно. Ходят упорные слухи, будто Церковь Элиш основал
искусственный интеллект.
- Между нами есть социальные различия. Поскольку мы располагаем
способностью двигаться - свободно перемещаться в Веритэ, - многие эйоны нас
недолюбливают. Впрочем, мы во многом ограничены, если сравнивать нас с
эйонами Вирту, поскольку наша память значительно отличается от их памяти.
Некоторые знаменитые эйоны утверждают, что даже самый сложный искусственный
интеллект лишь немногим лучше обычного прога.
- Циничное заявление.
- В результате мы оказались меж двух огней. Мы не относимся ни к
искусственному интеллекту (хотя кто мы такие, как не ИИ?), ни к людям;
большинство представителей обеих групп смотрят на нас свысока.
- Да? Впервые слышу.
- Меня тронула ваша доброта по отношению к Дэку - вы мягко реагировали
на его ворчание, - в противном случае я бы не стал говорить с вами о
подобных проблемах. Мне почему-то кажется, что вы не станете
пренебрежительно рассуждать ни о людях, ни об андроидах.
- Спасибо.
- Дэк был прав, когда говорил о временных поясах. Вам бы не помешало
поспать.
- Я слишком взволнован, но попробую немного вздремнуть.
Джей откинулся на спинку кресла и погрузился в размышления. Он только
что покинул замок, а уже услышал о Веритэ то, что невозможно узнать, не
покидая дома. Он не имел ни малейшего представления о том, что искать в
базах данных, и потому слова Милбурна оказались для него настоящим
откровением. Впрочем, люди редко пишут о предрассудках, пока они не начинают
причинять им ущерб. Интересно, что говорят Ангус и Дункан о роботах, когда
возвращаются домой. Сердятся ли, что те выполняют работу, которую в прошлом
делали в замке люди? Эта мысль встревожила Джея.
Прошло еще немного времени, и он задремал. Поспешные сборы, прощальная
выпивка с крестоносцем взволновали Джея, и он заснул значительно позже, чем
обычно.
Когда юноша проснулся, корабль уже снижался над Нью-Йорком.


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: В непостижимых полях...
 Сообщение Добавлено: 03 сен 2012, 13:45 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 фев 2012, 23:39
Сообщения: 647
- Внизу бурлит толпа, полностью заполнившая зеленые лужайки
Центрального парка, - разноцветные платья, блузки, рубашки... Шары в форме
крылатых львов, крылатых быков и зиккуратов поднимаются над головами, их
держат за веревочки липкие от бесплатного мороженого пальцы. Церковь Элиш не
поскупилась. Выше всех парит огромный зиккурат, который должен стать фокусом
празднества...
Десмонд Драм вздохнул:
- Ну и зачем все это? Ты же знал, что здесь соберутся журналисты из
всех крупнейших агентств новостей.
- Я хочу сам записать впечатления, в своем стиле, - недовольно ответил
Линк.
Усмешка, появившаяся на лице Драма, не оставляла сомнений в том, что он
думает о "собственном стиле" Линка. Однако репортер демонстративно
повернулся к нему спиной и продолжал тихонько наговаривать впечатления в
микрофон:
- Огромный зиккурат кажется маленьким на фоне небоскребов, окружающих
зеленый оазис...
- А мне показалось, ты говорил, что парк уже больше не зеленый.
- Помолчите.., зеленый оазис, но что-то от великолепия утерянной
культуры древнего Вавилона перешло в наше время.
Линк выключил магнитофон. Он был в брюках цвета хаки, свободной рубашке
с короткими рукавами, надетой поверх темной футболки, мягких кожаных
мокасинах и щегольской шляпе с широкими полями. Если не считать магнитофона
на запястье, Линк являл собой образчик типичного репортера, ведущего
расследование, - вылитый Кларк Кент, Вудуорд и Бернстайн <корреспонденты
газеты "Вашингтон пост" Роберт Вудуорд и Карл Бернстайн, чье журналистское
расследование привело к Уотергейтскому скандалу и отставке президента
Никсона> и, конечно, Линкольн Стеффенс.
Драм благоразумно выбрал для себя бермуды <брюки до колен.>, футболку с
рекламой музея "Метрополитен" и кроссовки. Бейсбольную кепку с такой же
надписью он надвинул до самых бровей, темные очки, висевшие на шнурке на
шее, оказались ненужными.
- Хочешь шарик, дружок? - спросил детектив, лениво показывая на
продавщицу, прокладывающую себе дорогу сквозь толпу.
Как и все, кто работал сегодня на Церковь Элиш, она была одета в
переливающиеся зеленые колготки с языками пламени, будто лизавшими ее ноги,
и огненное платье с зеленой надписью: "Во мне пылает правда". Далеко не всем
шел столь вызывающий наряд, однако эта дамочка (блондинка, которая так
визгливо хихикала, что возникало подозрение, не надышалась ли она гелием)
состояла буквально из одних ног.
Драм подмигнул Линку:
- Могу спорить: в ней пылает не только правда, приятель.
Линк покраснел, но быстро пришел в себя. За несколько недель общения с
Деймоном Линк заметил, что Драм постоянно дразнит его по поводу некоторых
вопросов. Линк свободно поддерживал беседу на любую тему, но когда Драм
спрашивал, не хочет ли он воспользоваться услугами девушки по вызову
(заверяя, что дружит с несколькими весьма любезными особами), или предлагал
отправиться на увеселительную прогулку в Вирту, Линк начинал нервничать.
Поэтому Драм не упускал случая над ним подтрунить. Сыщик объяснял свое
поведение тем, что Линк не должен смущаться, попадая в самые непредвиденные
ситуации, - их работа не ограничивается чтением чужих писем.
- Разве вы не купите мне воздушный шарик, старина? - спросил Линк,
поднимаясь на ноги. - Ну, тогда я сделаю вам подарок.
И он неторопливой походкой - возможно, даже слишком небрежной -
направился к продавщице воздушных шаров, а через несколько минут вернулся к
Драму, крепко сжимая в руке нить. Шар вспыхивал у него над головой
серебристыми и бронзовыми бликами.
- Вот так, - заявил репортер, привязывая нить к запястью Драма. -
Оставите себе на память о нашем общем прошлом.
Драм поднял глаза, увидел крылатого быка и громко захохотал:
- Отличный ход, приятель!.. Похоже, возле зиккурата что-то происходит.
По-моему, тебе следует поставить в известность сидящего в твоем магнитофоне
Дика Трейси <персонаж известного американского фильма о частном детективе.>.
- Идите к черту, - дружелюбно отозвался Линк, но магнитофон не включил.
x x x

Джон Д'Арси Доннерджек-младший не сводил с толпы широко раскрытых глаз;
он даже почувствовал, что у него заболели веки. Истекая потом, с пятном от
мороженого на футболке, слишком тесной шляпе от солнца и зажатой в липких
пальцах нитью, на которой танцевал шар с изображением зиккурата, юноша
переживал замечательные и пугающие мгновения.
Когда на него накричали за то, что он вышел на проезжую часть (в
виртуальном Нью-Йорке, который он посетил вместе с Дьюби, никто не обратил
на него внимания, однако здесь Джей, очевидно, совершил какую-то ошибку),
потом забыл дать свою кредитку продавцу крендельков, а в качестве апогея
наступил в собачье дерьмо (в Вирту мало кто не забывал создавать подобные
реалии), Джей пожалел, что не последовал совету Милбурна взять проводника -
человека или андроида.
Но теперь он глазел по сторонам, словно деревенщина, забыв о манерах,
поражался богатству звуков и запахов и чувствовал себя совершенно
счастливым.
Джей жалел, что рядом нет Дьюби с ее своеобразным чувством юмора.
Обезьяна наверняка нашла бы что сказать о толстой женщине в ярко-розовом
платье, которая, переваливаясь, прошла мимо, зажав в каждой руке по
мороженому. Или о стайке ребятишек, продиравшихся через толпу, за ними так
забавно мчался встревоженный отец. Или...
Он с довольным видом уселся на гранитном основании статуи (слегка
поцарапав колено). Зиккурат элишитов находился довольно далеко, но Джей его
отлично видел - Милбурн предусмотрительно снабдил юношу биноклем. Привязав
шарик к ремню шортов, Джей вытащил бинокль и покрутил колесико настройки.
Превосходно.
x x x

Рэндалл Келси поправил одеяние священника, тяжелую искусственную
бороду, которая роскошными завитками ниспадала до середины груди, и парик,
обеспечивающий Келси длинными темными волосами. На сей раз он радовался
тому, что не попал в священнослужители высшего ранга, поскольку в их одеяние
входила еще и коническая шляпа. А его голова хотя бы немного проветривалась.
- Такое шоу гораздо легче проводить в Вирту, - пробормотал Хуан, один
из его помощников, коснувшись синяка под глазами. - Вот чем приходиться
расплачиваться за пребывание в Веритэ.
Келси усмехнулся. Да, многие из священников, проводивших церемонии в
Вирту, признаны недостаточно подготовленными для участия в сегодняшнем
фестивале. В Вирту не имело особого значения наличие брюшка и то, какая у
тебя фигура. Здесь же подобные детали испортят впечатление, превратят
участников церемонии в детишек, нарядившихся как в канун Дня всех святых, а
не в священнослужителей, несущих прихожанам Истину.
Келси решил, что его выбрали именно по этой причине. Конечно, его
положение среди высших сановников заметно ухудшилось после истории с
Эммануэлем Дэвисом, но приверженность идеалам Церкви сомнению не
подвергалась. К тому же он поддерживал хорошую физическую форму.
Какая ирония - именно сейчас, когда он всерьез начал сомневаться в
целесообразности своего дальнейшего пребывания в лоне Церкви, ему доверили
важную роль в публичной церемонии. У богов - кем бы они ни являлись, -
видимо, отличное чувство юмора.
- Пора, - потянул его за рукав Хуан. - Пора начинать действо.
x x x

Одетые в тяжелые мантии священники и в полупрозрачные туники жрицы
произносили молитву, стоя на среднем уровне зиккурата. Слова мало отличались
от тех, что Джей слышал во время виртуальной службы - во всяком случае, не
настолько, чтобы отвлечь его от изучения толпы и организаторов празднества.
Они казались не такими уверенными в себе, как в Вирту, - частично в связи с
тем, что испытывали физические неудобства. Все мужчины без исключения
истекали потом; женщины в тонких туниках и броских драгоценностях держались
по-разному. Однако Джей ощущал нечто большее - напряженное возбуждение, не
объяснявшееся обычным дискомфортом. Должно произойти что-то важное. Сердце
Джея забилось сильнее.
Он огляделся по сторонам, посмотрел на стоявших поблизости людей.
Многие произносили молитву вместе с Верховным Жрецом. Постепенно все
разговоры прекратились. Тишину нарушал лишь редкий детский плач. Многие
вынимали из карманов и сумок программки, которые раздавали желающим по всему
парку.
Головы склонялись над листками программок, кое-кто выполнял сложные
движения, предписанные элишитами. Внимание Джея привлекла пара, устроившаяся
на одеяле под небольшим узловатым деревцем. Мужчина постарше, как и Джей,
рассматривал зиккурат в бинокль. Его юный спутник - почти мальчик - в одной
руке держал бинокль, а к губам поднес запястье с магнитофоном. В то время
как один лишь изредка делал отрывистые замечания, другой что-то непрерывно
наговаривал на магнитофон.
Джей заметил карточку "Пресса" на шляпе у юноши. Почему же тогда он не
занял одно из предназначенных для репортеров мест рядом с зиккуратом?.. Джей
пожал плечами и сосредоточил все свое внимание на зиккурате.
Молитвенная церемония достигла высшей точки. Если нечто необычное и
произойдет, то именно сейчас.
Рэндалл Келси поднял и опустил руки в соответствии со строгим ритуалом,
встряхнул трещоткой и пронзительно закричал. Рядом с ним Хуан де лас Вегас
проделал то же самое. Они превратились в одного человека - стали отражением
Верховного Жреца. Хореограф с Бродвея мог бы гордиться точностью их
движений.
Впрочем, Келси было не до сравнений. Верховный Жрец (симпатичный парень
по имени Свен, которого выбрали не только за великолепную фигуру и рост,
превышающий семь футов, а также за преданность делу Церкви, но еще и за
виртуозное знание ритуалов) поднимался по ступеням зиккурата. Он приближался
к алтарю, из которого (так утверждала молва) должны появится боги во плоти и
благословить всех жителей Веритэ.
Пронзительные голоса хора слились в высокой ноте. Интересно, нервничают
ли другие участники церемонии... Келси не мог повернуть голову, чтобы
посмотреть. Он обязан сохранять неподвижность, являть собой полное почтение
святой человек, поющий гимны, умоляющий богов перешагнуть из мифов в
реальность.
А потом начались чудеса, и тревога Рэндалла Келси сменилась
благоговением и ужасом.
Сначала возникла пара крылатых львов с головами мудрых бородатых
мужчин. Келси знал их - два младших божества ветра и урагана. Они первыми
попытались осуществить переход при помощи своих шефов (или "серфов", как их
презрительно называли) в Веритэ. Однако сейчас божества не прибегали к их
услугам, хотя благословенная парочка стояла поблизости, дожидаясь, не
понадобится ли помощь.
Крылатые существа взвились в небо - невозможно высоко. Келси знал, что
среди репортеров наверняка найдутся такие, кто сумеет распознать обман,
заметить робота, голограмму или воздушный шар. Но все старания будут
напрасны. Божества по имени Маленький Ветер и Маленький Ураган действительно
находились среди них и парили над ошеломленной восторженной толпой.
Теперь Церковь Элиш займет главенствующее положение среди всех религий
мира, древние истины снова вернулись на землю!.. Однако в следующее
мгновение забили барабаны, запели цимбалы и флейты, и Келси понял: то, чего
он больше всего боялся, произойдет.
В проеме алтаря сгустилась тень, и в яркий полдень летнего Нью-Йорка
сошел Бел Мардук.
Девяти футов роста, стоял Властелин Мардук, сын Эй Моря и Дамкина Неба.
В одной руке он держал лук, из которого поразил Хаоса в обличье дракона
Тиамат, в другой сжимал сосновую шишку, символ многогранной природы - ведь
он считался еще и созидателем: принес в мир законы, изобрел календарь.
Бел Мардук поднялся на самый верх зиккурата, чтобы все могли его
увидеть. Воистину дважды благословенный - две головы, четыре глаза, два рта,
четыре уха. Выпуклость под его одеяниями говорила о том, что двойственность
не ограничивалась головой. Когда он дышал, на его губах расцветало пламя.
Бог осмотрел город Нью-Йорк и увидел мир, который в него не верил;
ничего, скоро все изменится... Он улыбнулся двумя улыбками и выдохнул огонь.
А потом, взмахнув рукой, в которой держал сосновую шишку, призвал Маленький
Ураган и Маленький Ветер.
- Этого не было в сценарии, - пробормотал Хуан, обращаясь к Келси,
когда Мардук водрузил ноги на спины младших богов и приказал им поднять его
в небо.
- В нашем сценарии, - прошипел в ответ Келси. - Похоже, они уже не
первый раз выполняют такой маневр. Что, во имя Господа, он делает?
- Да, вы не зря упомянули имя Божие, - кивнул Хуан. - Я думаю, он
использует свое высшее право.
- Проклятие.
Священники и жрицы Церкви Элиш беспомощно наблюдали за Старшим Богом и
двумя младшими, парящими над толпой. Им следовало скрыть свой страх и
растерянность, последовав примеру Свена, Верховного Жреца, стоявшего со
скрещенными на груди руками и произносившего хвалебную молитву в честь Бела
Мардука (к счастью, она оказалась достаточно длинной, ведь деяния Мардука
более многочисленны, чем любого другого божества пантеона - если забыть о
многоликом коварстве Иштар). Им следовало воспеть Мардука и надеяться, что
все обернется к лучшему.
Кто знает, возможно, все бы и закончилось хорошо, если бы не продавщица
шаров.
Тэнди Рэй Даллас, прихожанка Церкви, с длинными ногами и светлыми
волосами, та самая, что продала шары Джею Доннерджеку и Линку Крейну, стояла
и смотрела на происходящие в небе чудеса. Она успела продать первую партию
шаров и большую часть второй, когда началась служба. Оставшиеся резвились у
нее над головой, создавая иллюзию божественной ауры - для тех, кто
разбирался в подобных вещах.
Мелкая сошка в Церкви, Тэнди Рэй понятия не имела, что действия Мардука
выходят за рамки сценария. Она следила за ним вместе с толпой, восхищаясь
грацией, с которой бог удерживал равновесие на спинах своих скакунов. Она
несколько раз сама участвовала в родео и знала, как трудно устоять на спине
лошади.
Тэнди так увлеклась созерцанием, что не заметила у себя за спиной вора
(а может быть, обычного любителя устраивать всякие безобразия). Одно
движение ножа - и все ее шары устремились в небо.
Крики ужаса, проклятия, возгласы удивления понеслись вслед улетающим
шарам. Воздушные шары привлекли внимание крылатых львов, и оба божества
немедленно устремились в погоню.
Бел Мардук, слегка покачнувшись, выдохнул огонь, и воздушные шары
вспыхнули. Кто-то в толпе завопил, возникла толчея, в нескольких местах
завязались драки. Плавным и стремительным движением Мардук натянул тетиву.
Маленький Ураган подтвердил свое имя, выпустив мощную струю вонючей мочи
(тысячи кошачьих туалетов, опорожненных одновременно) прямо в толпу.
- Святые черти, святые черти, святые черти! - закричал Рэндалл Келси. -
Вызывайте Ауда Арафа! Сейчас здесь начнется светопреставление!
x x x

Джей Доннерджек с интересом наблюдал за происходящим, считая, что
представление продолжается. Только когда юноша увидел, как ребенка оторвали
от матери, старика сбили с ног, а торговец мороженым бросил свой лоток и
сбежал, Джей понял, что все всерьез, а на помощь Хранителей в Веритэ
рассчитывать не приходилось.
Пока Джей сидел на постаменте статуи, никто не обращал на него
внимания. Он поднялся во весь рост, не столько пытаясь найти путь к
спасению, сколько рассчитывая компенсировать собственную глупость. Юноша
играл роль героя во множестве виртуальных приключений, однако в отличие от
тех, кто обитал в Веритэ и попадал в Вирту в качестве туриста, Джей
пересекал интерфейс не только разумом, но и телом. Ловкость, которую он
приобрел, исследуя джунгли, где обитали Сейджек и Транто, или охотясь вместе
с Мизаром, не покинули его и в Веритэ.
Оглядевшись по сторонам, Джей заметил, что молодой человек с
магнитофоном на запястье поддерживает своего спутника, а голова мужчины
постарше залита кровью. Джей с легкостью представил себе, что произошло, и
восхитился юношей, который не оставил друга на растерзание толпы.
Взобравшись на статую, Джей перепрыгнул на соседнее дерево, а с него
уверенно перебрался на следующее, под которым укрылись двое мужчин. Конечно,
эти деревья совсем не походили на те, что росли в джунглях, их ветви
угрожающе скрипели под его весом, но он сумел благополучно приземлиться на
испачканное одеяло для пикника.
В воздухе воняло кошачьей мочой, и казалось, увеличилась влажность.
Джей подумал, что местные эйоны должны приостановить начало грозы, - и сразу
же вспомнил, что в Веритэ нет эйонов. Чудовищность такого непорядка
настолько потрясла Джея, что до него не сразу дошел смысл слов юноши.
- Не подходите! Я вооружен. Джей ухмыльнулся:
- Я тоже, но у меня всего две руки - в отличие от Мардука.
Он поднял глаза. Старший Бог и его приспешники кружили над зиккуратом.
Джей перевел взгляд на юношу и убедился, что тот с сомнением его изучает.
- Не беспокойтесь, приятель, - попытался успокоить незнакомца Джей. - Я
хочу вам помочь.
- Кто-то начал швырять камни. И Драм умудрился схлопотать...
- Неудачно - следовало воспользоваться рукавицей <Джей имеет в виду
специальную бейсбольную рукавицу>.
- Как вы можете шутить в такой момент?
- А какая польза от слез? Умеете оказывать первую помощь?
- Немного. Моя мать - врач.
- Тогда осмотрите своего друга. Я постараюсь остановить извращенцев,
если они к нам



полезут.
Не долго думая, Джей поднял руку и быстро сломал ветку. Взвесил ее в
руке - не слишком хорошо сбалансирована, но, пожалуй, сгодится. Юноша
опустился на колени рядом со своим другом, осторожно снял с его головы
бейсбольную кепку... Дальше Джей не стал смотреть, его внимание
сосредоточилось на бурлящей вокруг толпе.
Течение, всегда возникающее в подобные моменты, подхватило основную
массу людей и понесло. К счастью, они оказались с краю. Неподалеку от
зиккурата Джей заметила несколько неподвижных тел. Глиссера на воздушной
подушке высаживали полицейских в броне в наиболее критические точки. Следом
за ними появились представители Красного Креста. Бел Мардук и его скакуны
исчезли, - Драм приходит в себя, - сказал юноша. - Вы не поможете мне
оттащить его в сторонку? Вряд ли у него что-нибудь сломано, а оставаться
здесь не следует.
- Я видел "скорую помощь", - заметил Джей.
- Мне кажется, будет лучше, если я отвезу Драма в клинику матери. Она
на другом конце города. Давайте отнесем его к машине.
- Конечно.
Джей хотел предложить отвезти раненого в Институт Доннерджека, но не
знал, оказывают ли там экстренную помощь. Кроме того, визит в Институт
вызовет ненужные вопросы.
- Как вас зовут? - спросил Джей у юноши. Драм, постепенно приходивший в
себя, закинул руку на плечи Джея, чтобы тому было легче поднять его на ноги.
- Линк, - улыбнувшись, ответил юноша, когда им удалось поставить Драма
на ноги. - Линк Крейн и Десмонд Драм. А вас?
- Джейсон Макдугал, - представился Джей, назвав имя, которое значилось
во всех его документах. Только сейчас - слишком поздно! - он вспомнил про
шотландский акцент. - Называйте меня Джей.
- Договорились, - кинул Линк.
Дальше им было не до разговоров: довести Драма до машины,
припаркованной в нескольких кварталах, оказалось совсем не легким делом.
Линк приложил большой палец к замку и с помощью Джея усадил товарища на
сиденье.
- Спасибо за помощь, - поблагодарил он, протягивая руку.
- Давайте я поеду вместе с вами, - предложил Джей. - На улицах сейчас
будет небезопасно.
Линк заколебался, но Драм застонал, и юноша принял решение:
- Буду вам весьма обязан.
Как только они двинулись в путь, Линк сразу же связался с клиникой,
сообщив, что скоро привезет раненого.
- А вам никуда не нужно позвонить? - спросил он, посмотрев на Джея. -
Сообщения о беспорядках появятся во всех сводках новостей.
- Да, пожалуй.
Джей быстро переговорил с Милбурном, благо андроид оставил ему номер
своего домашнего телефона. Милбурн обещал успокоить Парацельса и Дэка и
попросил его быть поосторожнее.
- Как только информация о событиях в Центральном парке распространится,
могут возникнуть новые беспорядки. Позвоните мне, когда освободитесь, и я
приеду.
- Ладно, Милбурн. Спасибо.
Линк некоторое время молча вел машину, а потом сказал:
- У ваших друзей странные имена.
- Не более странные, чем Линк и Драм.
- Туше. Откуда вы?
- Из Шотландии.
- В самом деле? И вы проделали такой путь, чтобы присутствовать на
церемонии?
- Я уже некоторое время посещаю церковные службы элишитов. На сей раз
они обещали нечто особенное, вот я и прилетел. А вы живете в Нью-Йорке?
- Точно.
- Вы репортер?
- Свободный журналист.
- Драм тоже?
- Ну, в некотором роде. Точнее, частный детектив. Иногда мы работаем
вместе, вот и сейчас решили сходить на представление вдвоем.
"Может, они гомосексуалисты?" - вдруг подумал Доннерджек-младший. Линк
и Драм производили впечатление близких друзей... Впрочем, несмотря на то,
что его познания о данной стороне человеческих отношений были достаточно
скудными, Джей пришел к отрицательному выводу. Беспокойство Линка о Драме
казалось искренним, но интимной привязанности Джей не заметил.
- Почему вы все время поглядываете на небо, Линк?
- Проверяю, нет ли там быков.
Не зная, что сказать, Джей решил воздержаться от комментариев.
Наступило молчание. Джея переполняли вопросы относительно беспорядков,
однако он понимал, что задавать их не следует, иначе его собеседник
мгновенно сообразит, что он ведет даже слишком замкнутый образ жизни. Линк
беспокоился о Драме и сосредоточился на управлении спиннером, пытаясь
одновременно осмыслить, каковы будут последствия беспорядков - для Церкви
Элиш.
А вот Десмонд Драм не задавал никаких мысленных вопросов, не делал
предположений или выводов. Его внимание полностью поглотила жуткая головная
боль и отвратительное ощущение в животе. И предчувствия его не обманули.
- Останови машину, - проворчал детектив, прижимая ладонь к животу.
Линк огляделся. Стремясь побыстрее доставить Драма в клинику, он съехал
со скоростной автострады (Линк не ошибся, предположив, что она будет забита
машинами) и попытался проехать напрямик по улицам города.
- Драм, здесь небезопасно.
- Останови. Обивку жалко.
- Драм...
- Немедленно!
Линк подчинился и направил спиннер на полупустую стоянку рядом с
магазином, где, судя по сверкающим рекламным вывескам, продавали спиртное.
Драм буквально вывалился из автомобиля, и его вырвало среди битых бутылок и
другою мусора.
Джей в жизни не видел ничего подобного. Он несколько раз болел, но за
ним старательно ухаживали, делали необходимо уколы, и он быстро поправлялся.
В Вирту болезни обсуждали не слишком часто, а среди тех, кто его окружал,
людей не было.
Выскочив из спиннера, Джей начал суетиться, не зная, как помочь Драму.
- Оставайся с Драмом, - попросил Линк. - Я сбегаю в магазин, принесу
ему что-нибудь прополоскать рот. - И тут он заметил с полдюжины каких-то
людей в одинаковых атласных куртках, которые передавали по кругу большую
бутылку. - Постараюсь вернуться побыстрее. Не нравятся мне эти типы.
- Я с ними справлюсь, - заверил его Джей. Линк фыркнул и торопливо
зашагал к магазину. Как если бы его уход послужил сигналом, компания
направилась через стоянку к машине. Их вожак имел отдаленное сходство со
Стаггертом из клана Сейджека, который доказал, что возраст вовсе не
обязательно предполагает старческую немощь - во всяком случае, в Вирту. Джей
встал так, чтобы голубой спиннер и стоящий на коленях Драм оказались у него
за спиной.
- Хорошая машина, - заявил вожак, который не только выглядел как
Стаггерт, но и говорил в такой же манере.
- Спасибо.
- И почти новая.
Джей на всякий случай кивнул.
- Пожалуй, нам с друзьями следует на ней немного прокатиться.
Все хрипло рассмеялись, услышав столь остроумное замечание. Пятеро
остальных членов банды (трое мужчин и две женщины - все большие любители
стероидов) стояли за спиной своего вожака. Одна из женщин постукивала по
ладони монтировкой, но они явно не ждали никаких неприятностей со стороны
Джея.
- Не уверен, - ответил Джей. - Нам самим нужен автомобиль, чтобы
отвести друга в больницу.
Вожак сделал вид, что он оскорблен в лучших чувствах.
- Эй, недомерок, мы хотим немножко покататься! Скоро вернемся.
- Ясное дело, вернемся, - ухмыльнулась Монтировка.
- Не уверен, - повторил Джей.
Среди мусора у его ног валялась пустая бутылка из-под вина. Он слегка
стукнул по ней носком туфли; судя по звуку, стекло толстое, чтобы обмануть
покупателя относительно объема жидкости, которая в нее налита. Подцепив
бутылку носком туфли, Джей подбросил ее в воздух и ловко поймал за горлышко
(этому его научил Транто - фант любил вспоминать о тех днях, когда работал в
цирке).
На банду его фокус произвел впечатление, но отступать они и не
собирались, а лишь выбирали более удобную позицию для атаки.
- Железо разобьет стекло, недомерок, - заявила Монтировка, замахнувшись
своим замечательным инструментом.
Джей легко уклонился и в ответ ударил противника ногой по колену. Он не
промахнулся, а Монтировка по инерции продолжала двигаться вперед. Джей ловко
отступил в сторону, и женщина растянулась на усыпанной мусором земле. Судя
по звукам, которые она производила, падение получилось не слишком приятным,
но Монтировка успела вскочить на ноги прежде, чем Джей понял, что впервые в
жизни ударил человека в состоянии гнева - не в виртуальной реальности.
Однако осмысление последствий ему пришлось отложить на потом - с весьма
угрожающим видом на него наступали остальные члены банды. Несмотря на
превосходное знание теории, физическую силу и ловкость, Джей вряд ли смог бы
с ними справиться, если бы из магазина не выбежал Линк.
Хотя юноша не казался особенно сильным, Линк не только владел боевыми
искусствами, но и не стеснялся их применять. С пронзительным криком "Кья!"
он лягнул ближайшего бандита в пах. Тот рухнул на землю и вслед за Драмом
опорожнил свой желудок.
Линк поставил на землю пакет, поднял руки в защитную стойку и атаковал
нового врага. Воодушевленный Джей замахнулся бутылкой на вожака, тот
блокировал удар, зато выронил на землю нечто вроде пистолета.
Джей потратил несколько мгновений, чтобы отбросить пистолет в сторону,
- и получил удар в голову. Однако его это лишь разозлило. Конечно, он далеко
не Сейджек, но та кошмарная по жестокости схватка Вождя Вождей со своим
соплеменником крепко врезалась в память. - Темные глаза юного Доннерджека
сузились, зубы обнажились; казалось, он забыл о зажатой в руке бутылке.
Опустив голову и плечи, словно таран, он бросился на своего противника.
Вожак бандитов упал; Джей взмахнул бутылкой. Враг остался лежать на
земле.
Линк между тем покончил с одним бандитом и теперь дрался с двумя
другими. Джею почти удалось уклониться от монтировки, но ее конец легко
порвал ткань летней рубашки и зацепил кожу на спине. Джей почувствовал, как
потекла горячая кровь. Его кровь. Он резко повернулся и швырнул бутылку. В
цель не попал, но женщина на мгновение отвлеклась, и Джей прыгнул на нее.
Он обхватил врага, снова вспомнив Сейджека, выпрямился во весь рост и
изо всех сил встряхнул. Не зря Джей поднимал штангу, лазил по деревьям,
плавал в глубоких озерах и боролся с псом, сделанным из железа, стали и
старого коврика. Женщина попыталась ударить Джея по почкам... Тщетно, он
крепко сжимал ее в своих объятиях, позаботившись о том, чтобы ноги врага не
касались земли; стиснул еще раз, а потом неожиданно отпустил. Она не сумела
устоять и упала на колени. Апперкот в челюсть уложил ее, когда она
попыталась подняться.
Джей, уже плохо понимая, что делает, собрался прикончить поверженную
женщину, но в последний момент услышал слабый голос Драма:
- Линк!
Джей обернулся. Линк успел разделаться с одним из двоих противников,
однако последний отступил и весьма благоразумно вытащил из-под куртки
пистолет. Линк застыл на месте, словно кролик в луче фар.
Джей взвыл. Его вопль не имел ничего общего с тем боевым кличем,
который он издал несколько мгновений назад. Утробный, нутряной звук,
напоминающий вой Мизара, озадачил бандита, заставил промедлить одно
мгновение - и тогда Джей бросился вперед.
Раздался выстрел. Линк вскрикнул. Джей, уверенный в том, что послужил
причиной смерти нового друга, помчался прямо на врага. Раздался новый
выстрел, Джей метнулся в сторону, и третья пуля оцарапала ему лоб.
Кровь заливала глаза, ярость переполняла все его существо, Джей прыгнул
на врага и сбил с ног. Он полностью позаимствовал у Сейджека манеру ведения
боя - укусил бандита в плечо, вцепился в руку с пистолетом и колотил ею о
землю до тех пор, пока не послышался треск ломающихся костей. Наступив
коленями на грудь поверженного врага, Джей сомкнул пальцы у него на горле.
Джей обладал большой физической силой, и его переполняли ненависть и
боль. Он наверняка убил бы своего противника, если бы не Десмонд Драм -
детектив лягнул юношу по ребрам и прорычал:
- Прекрати, болван! Все кончено! Мы победили. Пора уносить ноги.
Слова медленно доходили до сознания Джея. С удивлением посмотрев на
потерявшего сознание бандита, он почувствовал, как адреналин перестает
кипеть в его крови.
- Линк?
- Ранен, но не сдается, - ответил Драм. - Подонок стрелял ему в грудь,
но пуля попала в плечо, жизненно важные органы не задеты. Пошли. Поможешь
затащить его в машину. Я сяду за руль. Похоже, меня пора переводить в
ходячие больные.
Джей кивнул, встал, посмотрел на едва шевелящиеся тела побитых
бандитов. Никто не вышел, чтобы посмотреть на драку, хотя из окон дома
происходящее было видно просто отлично. Впрочем, кто здесь станет давать
свидетельские показания? Местные жители - и не без оснований - не верили в
закон и порядок.
Джей подошел к Линку, стараясь скрыть охватившую его слабость. Линк
лежал на земле, кровь окрасила его легкую рубашку в темно-красный цвет. Драм
вытащил из багажника спиннера чистую тряпку и наложил тугую повязку, скрепив
ее брючным ремнем Линка. Правой рукой Линк придерживал раненую левую. Его
лицо посерело от боли и потери крови.
Когда Джей наклонился, чтобы помочь ему встать, Линк отказался от
помощи:
- Я сам. Пусть Драм подведет машину ближе. У тебя идет кровь.
- Ерунда, царапина, - ответил Джей. - Точнее, несколько небольших
царапин. Если ты сделаешь резкое движение, то потеряешь сознание. Давай - и
мне не придется тебя уговаривать.
Линк слабо усмехнулся и больше не стал спорить, прикусив губу от боли.
Джей помог товарищу встать, осторожно обхватив за плечи. Ему пришлось
немного опустить руку, чтобы не задеть рану, - и ладонь коснулась чего-то
округлого, мягкого и упругого.
Он заморгал. Внимательно посмотрел на Линка.
Линк твердо кивнул:
- Да. Пожалуйста. Не надо.
И потерял сознание.
Джей осторожно положил его на заднее сиденье машины, а сам уселся рядом
с водителем. Драм включил мотор. Спиннер помчался по улицам города.
Детектив бросил на Джея усталый взгляд.
- Вот что бывает, когда жалеешь обивку своей машины, - с мрачной
иронией проговорил он.
Клиника Хаззард находилась в районе, где в основном жили представители
среднего класса. Драм позвонил туда, чтобы предупредить о приезде двух
раненых, и повесил трубку, прежде чем женщина на другом конце провода успела
задать уточняющие вопросы.
У дверей их встретили санитары с каталкой и высокая темноволосая
женщина, чей профессионализм не скрывал того, что она встревожена. Несмотря
на большую разницу в возрасте и замысловатую прическу, ее сходство с Линком
не вызывало ни малейших сомнений - и казалось пугающим.
Джей вспомнил об открытии, которое сделали его пальцы. Глядя на доктора
Хаззард, он без труда представил себе, как будет выглядеть Линк, когда он -
вернее, она - достигнет того же возраста.
- Марко, Том, - приказала доктор Хаззард, - помогите мне уложить
молодого человека на каталку. - Затем ее взгляд скользнул на Джея и Драма. -
У вас нет серьезных ранений?
- С нами все в порядке, мадам, - ответил Драм. - Больше всего пострадал
Линк.
- Тогда следуйте за мной. Я поручу каждого из вас своим коллегам.
Они прошли вслед за доктором сквозь двойные застекленные двери мимо
круглой стойки, где секретарша вела учет новых пациентов. За стойкой
находился большой зал; там дожидались своей очереди пациенты, которые на
некоторое время отвлеклись от собственных болячек при виде троих мужчин в
окровавленной и грязной одежде - их вели в святую святых, туда, где доктора
принимают больных.
Видимо, троица выглядела довольно паршиво - никто не стал протестовать,
что принимают без очереди.
Доктор Хаззард исчезла вместе с Линком в кабинете, отдавая на ходу
указания относительно необходимого оборудования, попросила позвать какую-то
Гвен и подготовить операционную комнату. Вскоре появился Марко и отвел Драма
в отдельный кабинет, Джей остался один, двери за санитаром плотно закрылись;
казалось, врачи боятся, что ворвавшийся с пострадавшими хаос может заразить
всю клинику.
Джей с интересом осмотрелся - в замке Доннерджек обходились медицинским
роботом, а все его царапины и ушибы лечил лично Дэк. Палата оказалась
маленькой, но удобной, стены были выкрашены в светло-желтый цвет, смягчавший
резкий свет ламп. Операционный стол, стул, шкафчик с набором медицинских
инструментов... Стараясь не делать резких движений, чтобы не кровоточили
многочисленные царапины, Джей попытался разобраться, для чего предназначен
каждый инструмент.
Неожиданно дверь распахнулась.
Он удивился, увидев на пороге доктора Хаззард. Она явно немного
успокоилась и сама ответила на его молчаливый вопрос:
- Жизни Линка не грозит опасность. Ранение сквозное, пуля не задела
кость, все заживет. Кроме того, в результате падения он сильно разбил бедро
и потерял много крови.
- Я очень рад.
- Разденьтесь, я вас осмотрю.
Пока Джей снимал брюки, она нажала на кнопку, и стол опустился, чтобы
Джей без особых усилий смог лечь; потом доктор Хаззард подняла его в прежнее
положение. Она повернула голову юноши так, чтобы заглянуть ему в глаза. Он
покраснел, сообразив, что после матери это первая женщина, которая коснулась
его тела.
Казалось, доктор Хаззард не заметила смущения пациента, а лишь покачала
головой, увидев след от удара монтировкой.
- Отличная работа, Джей. Кажется, тебя зовут именно так?
- Да.
- Ты получил удар в висок, а кроме того, множество ушибов и царапин.
Придется наложить швы. На всякий случай сделаем еще укол от столбняка.
Будешь жить, но придется набраться терпения: некоторые процедуры достаточно
болезненны.
Она быстро обработала раны и царапины. Очень скоро Джей понял, что
доктор Хаззард ему нравится.
- Доктор, Линк ваш ребенок?
- Заметил сходство? Да, Линк мой единственный ребенок.
- Я бы хотел его навестить. Он в сознании?
- Да, и хочет повидать тебя. Когда я с тобой закончу, покажу, где лежит
Линк. Однако долго болтать не позволю.
- А Драм? С ним все в порядке?
- Сотрясение мозга. Поскольку он живет один, я уговорила его остаться у
нас на ночь - хочу убедиться, что не будет серьезных осложнений. Сейчас он,
наверное, спит. Мы дали ему сильнодействующее болеутоляющее.
- Мне он понравился.
- Линку Драм тоже нравится. Должна признаться, и мне он симпатичен, но
я не в восторге от того, что он вовлекает Линка в такие опасные предприятия.
- Опасные? Церковный праздник трудно назвать опасным, мадам.
Доктор Хаззард улыбнулась. У нее оказались чудесная улыбка и
удивительные зеленые глаза.
- Ну, хватит. У меня полно изнывающих от нетерпения больных. Марко
принесет тебе новую рубашку - у нас есть несколько про запас. Двигайся
осторожно. Линка найдешь в комнате А-23.
Джей быстро отыскал Линка. Санитар Том вышел из палаты, Джей
остановился на пороге, а Линк, увидев нового приятеля, замахал ему рукой.
- Спасибо, что пришел, - произнес Линк и глубоко вдохнул. - Спасибо,
что спас мне жизнь.
- Могу сказать то же самое, - усмехнулся Джей. - Они бы меня
растерзали, если бы ты так вовремя не появился.
- По-моему, владелец магазина был с ними заодно. Он всячески старался
меня задержать. Наконец, я засунул кредитную карточку в автомат, а когда
вышел...
- Я не мог отдать им машину, - сконфуженно признался Джей - он вдруг
засомневался, не нарушил ли какого-нибудь правила Веритэ. - Или мне не
следовало протестовать?
- Конечно, следовало, но один против шестерых... Они обменялись
смущенными взглядами. Оставшись без шляпы, темных очков и свободной рубашки,
Линк сидел в кровати в больничном халате, и теперь в нем явно появилось
что-то женственное - в особенности если знаешь, на что обратить внимание.
Полные губы, длинные ресницы, хрупкое телосложение... Джей сообразил, что
беззастенчиво рассматривает Линка, и снова покраснел.
- Ты.., понял, - сказал Линк.
- Да, - ответил Джей и покраснел еще сильнее.
- На самом деле меня зовут Алиса Хаззард. Моя семья хорошо известна. Я
хотела, чтобы люди признали во мне репортера, а не богатую наследницу. В
Вирту такие вещи проходят легко, но в Веритэ к моему занятию относились как
к капризу.
- Значит, ты придумала себе виртуальную личность - только в Веритэ! -
Джей не смог сдержать усмешки, сообразив, что они поступили одинаково - он
стал Джейсоном Макдугалом, а Алиса - Линком Крейном.
- Драм не в курсе. Во всяком случае, я так думаю. Мы познакомились на
профессиональной почве. Однако иногда у меня возникают на его счет сомнения.
- А твоя мама?
- Знает. И уважает мое решение. Она дважды богата - деньги семьи, а
также компенсация за случай, который произошел перед тем, как я родилась.
Она знает, как трудно добиться того, чтобы люди начали воспринимать тебя
всерьез. - Ты на нее очень похожа. Разве никто не догадывается?
- Я не часто сюда прихожу. Когда мы вместе, я Алиса. А Линк появляется,
только когда я отправляюсь на работу. Они поболтали еще немного, пока не
вернулся Том.
- Мне сказали, что пациенту пора отдыхать. Джен, вы можете остаться в
клинике или уйти - как хотите.
- Я позвоню, чтобы за мной приехали. Джей и Алиса посмотрели друг на
друга. Они вдруг снова стали шестнадцатилетними подростками.
- Еще раз спасибо.
- Тебе тоже. Пока.
Джей вышел из палаты и позвонил Милбурну. Аидроид, видя, что юноша
погружен в свои мысли, не стал отвлекать его болтовней.


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: В непостижимых полях...
 Сообщение Добавлено: 04 сен 2012, 15:08 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 фев 2012, 23:39
Сообщения: 647
Глава 6

Джей Д'Арси Доннерджек услышал стоны банши.
Когда он вернулся из Веритэ домой, в замок в Шотландии, всем, кто с
беспокойством, хотя и тщательно скрываемым, наблюдал за ним, показалось, что
пережитые юношей события не наложили на него заметного отпечатка.
Доктор Хаззард умело обработала раны Джея, и не возникало сомнений:
когда они заживут, не останется даже намека на шрамы. Впрочем, самого Джея
переполняли достаточно сложные чувства. Он доложил о своих приключениях и
виденных чудесах со смесью благоговейного ужаса и некоторой бравады, а потом
вернулся к занятиям и виртуальным прогулкам.
Однако время от времени, когда он путешествовал вместе с Мизаром или
совершенствовал мастерство воздушного маневрирования с Алиотом (из всех
товарищей детских игр только Фекда перестала навещать его после того, как
Джей узнал об их двойственной сущности), в глазах у него неожиданно
появлялась задумчивая печаль.
Приключение в Веритэ глубоко проникло в душу юноши, оставив
неизгладимый след, в чем даже он сам полностью не отдавал себе отчета.
И потому Доннерджек-младший несказанно удивился, услышав тоскливые
стоны банши.
Он сидел в своей комнате и учил латынь, готовясь к очередному уроку с
Дэком, когда до него впервые донесся громкий, точно пульсирующий, плач.
Сначала одна повторяющаяся нота - с трудом сдерживаемые всхлипывания, потом
голос набрал силу, стал пронзительным, превратился в душераздирающий вопль,
будто горе наконец нашло выход. Беспредельная тоска говорила об отчаянии,
безнадежности и о потери, осознать глубину которой не в состоянии ни одно
живое существо.
Джей почувствовал, как у него по спине побежали мурашки.
- Что это такое? - спросил он у Дьюби, которая устроилась на высокой
спинке кресла, держа в лапе с длинными тонкими пальцами список вопросов.
- Не знаю. Может, ветер?
- Мне еще не доводилась слышать, чтобы ветер издавал такие звуки - а я
ведь прожил здесь всю свою жизнь.
- Я тоже не слышала ничего подобного, ну, разве что на границах
Непостижимых Полей. Ты куда собрался?
- Выяснить, что так воет.
- А вдруг это опасно? Отправь кого-нибудь из роботов.
- Нет, я сам.
- Джей...
- Оставайся здесь, если хочешь.
- Остаться здесь и умереть от беспокойства за тебя? - Обезьяна
обреченно соскочила на пол и, опираясь на костяшки пальцев рук, подошла к
Джею. - Я пойду с тобой. Не забывай, приятель, ты мой паспорт. Если с тобой
что-нибудь случится, я окажусь чужой в чужой стране.
- Роботы о тебе позаботятся, ты нравишься Дэку. Ладно, пошли, чего
тянуть время.
Плач раздался снова. На сей раз он звучал дольше, пронзительнее,
опустошая душу. Когда Джей и Дьюби вышли в коридор, им показалось, что стоны
доносятся откуда-то сверху, и Джей направился к лестнице. Дьюби взобралась
по его спине и устроилась на плече.
- Ты подрос.
- Такое порой случается.
- Думаю, ты будешь высоким, как твой отец, может быть, даже выше. Люди
долго растут?
- Понятия не имею. Тихо, помолчи. Ты меня отвлекаешь, а я пытаюсь
определить, откуда доносится странный звук.
Джей шел по коридорам, высоко подняв голову и стараясь уловить
отдаленное эхо загадочных стонов. Разбираться в следах его научил Мизар,
который, хотя и не знал, каким образом появился на свет, отлично сохранил
свою базовую программу. Практически подсознательно Джей взвешивал и
отбрасывал возникающие варианты, доверяясь инстинкту, который вывел его из
длинной галереи на стену замка.
День был ясным, ветер разогнал туман, и на воде Джей рассмотрел белые
очертания катеров и лодок (по иронии судьбы Вирту все больше и больше
познавала роскошь, поскольку в Веритэ на нее повысился спрос). Однако,
несмотря на солнечный свет и относительно теплый день, выйдя на парапет,
Джей почувствовал, как на него повеяло каким-то необъяснимым холодом, мраком
и печалью. Снова раздался душераздирающий вой.
- Кто ты? Что ты такое? - спросил Джей, с отвращением услышав дрожь в
своем голосе.
Стонущее существо пошевелилось, его контуры стали более четкими. Теперь
Джей уже видел женщину в длинном, цвета слоновой кости свободном платье,
собранном под грудью светлой лентой. Лицо незнакомки скрывала вуаль, однако
черные волосы, ниспадавшие на плечи, поражали своим великолепием.
- Кто вы? - более твердым голосом потребовал ответа Джей.
- Я банши замка Доннерджек, - тихо проговорила женщина, и Джею пришлось
подойти к ней поближе, потому что ветер заглушал ее слова. - Я должна тебя
предупредить, Джон. За тобой идет Смерть. Беги, пока еще не поздно.
- Бежать? Смерть? Вы имеете в виду Властелина Непостижимых Полей?
Почему я должен бежать? Замок надежно от него защищен.
- Ты уверен?
Женщина помолчала, и Джей вспомнил свои сомнения, а Дьюби, которую,
очевидно, посетили похожие мысли, отчаянно вцепилась ему в плечо.
- Куда мне бежать? - спросил Джей. - Ведь Смерть повсюду. Если замок не
защищен от Властелина Ушедших, где я панду надежное место?
- Танатос властвует в Вирту, Джон, - ответила банши. - И хотя его атаки
на замок Доннерджек показали, что он в состоянии влиять на события,
происходящие в Веритэ, тем не менее там ты будешь в большей безопасности.
Ему понадобится время, чтобы отыскать тебя среди множества людей, населяющих
Веритэ.
- Веритэ? - переспросил Джей, и в его памяти всплыло лицо Алисы
Хаззард. - Да.
- Джей, не оставляй меня! - тут же заныла Дьюби. - Если Он сюда придет,
справится с защитой и обнаружит, что ты ушел, Он сделает из меня отбивную!
- Я возьму тебя с собой, Дьюби, - пообещал Джей.
- Разве ты можешь ей доверять? - спросила женщина. - Ведь она существо,
принадлежащее Властелину Ушедших. А если она выведет своего господина на
твой след?
- Я ей поверю. - Джей принялся разглядывать женщину, чье лицо
по-прежнему скрывала вуаль. - Знаете, если честно, я не знаю, почему должен
доверять вам.
- Я плакальщица замка Доннерджек, - только и ответила незнакомка. -
Ирландцы называют нас "банши". В нашу обязанность всегда входило
предупреждать владельцев замка о приближающемся несчастье.
Джеи нахмурился, пожалев, что у него нет времени, чтобы почитать про
банши в своих базах данных. Ему вдруг вспомнилось, что подобные существа
далеко не всегда ведут себя благородно.
- Я скажу Дэку, что мне нужен гидросамолет, - проговорил юноша,
одновременно прикидывая, сколько времени у него уйдет на споры с роботом.
Впрочем, может быть, браслет поможет. - Спасибо вам.., гм-м.., мисс.
Он уже повернулся, чтобы уйти, когда неожиданно возникшее в воздухе
потрескивание заставило его замереть на месте. Излучатели, спрятанные внутри
горгулий и бойниц, вспыхнули и залили парапет ярким фиолетовым сиянием.
- Слишком поздно! Слишком поздно! - застонала женщина. - Властелин
Непостижимых Полей уже здесь.
- Думаю, мне нужно поспешить в папин кабинет! - воскликнул Джей,
вспомнив, что приказал ему браслет, когда Танатос атаковал в предыдущий раз.
- Властелин Тьмы проникнет сквозь барьеры, и, уж можешь не сомневаться,
теперь он последует за тобой, если ты попытаешься скрыться от него в Веритэ.
Слишком поздно! Если только... В какой фазе находится луна?
- Сейчас полнолуние.
- В таком случае, возможно, мне еще удастся тебя спасти. Беги в кабинет
отца и активируй защиту, которая задержит Властелина Энтропии, а затем
отправляйся к двери, ведущей в подземелье.
- Ты имеешь в виду, в туннели? - уже выскочив на лестницу, крикнул
Джей.
- Да, к той самой.
- А каким образом это остановит Танатоса?
- В небесах и на земле - в Вирту и Веритэ - есть многое, о чем ты даже
не подозреваешь, Джон Д'Арси Доннерджек.
- С какой стати я должен тебя слушать?
- Я ведь уже один раз тебя не обманула, верно?
- Возможно, для того, чтобы я попал в руки слуг Властелина Непостижимых
Полей.
- Дело твое, Джон.
И женщина исчезла, а Джей помчался по коридорам замка. Дьюби повисла у
него на шее, прижавшись к нему, точно костлявый, хлопающий по спине капюшон
плаща. Ворвавшись в кабинет, Джей принялся нажимать кнопки в том порядке,
который запомнил с первого раза.
- Браслет, - проговорил он, - почему ты мне ничего не советуешь?
- Я смущен, - услышал Джей в ответ. - В словах банши было что-то.., я
озадачен.
- Может быть, она лжет?
- Нет, у меня такое ощущение, будто я с ней знаком. Не могу добраться
до данных. Словно Доннерджек, создавая меня, совершенно сознательно сделал
эту информацию закрытой, но она все равно проникла, и я чувствую.., мне
что-то известно.., не хватает только какой-то мелочи, чтобы до конца понять,
о чем идет речь.
- Что ты чувствуешь?
- Печаль. Радость. Боль потери. Желание отомстить.
- Ого! А доверие?
- Никаких указаний на то, что я не должен доверять, впрочем, и на то,
что должен - тоже.
- Здорово. А Танатос действительно способен преодолеть защитный барьер,
окружающий замок?
- Существует вероятность, что рано или поздно он достигнет успеха.
- Получается, я попался, если останусь, и попался, если попытаюсь
бежать.
- Вполне возможно.
- В таком случае я ухожу.
Браслет промолчал, только Дьюби громко стучала зубами - вот и ответ на
все вопросы.
Перескакивая через две ступеньки, Джей помчался вниз и остановился
возле кабинета Дэка.
- Я направляюсь в туннели, Дэк.
- Генераторы активированы. Ты уверен, что будешь там в безопасности?
- Точно в такой же степени, как и в любом другом месте, Дэк, - ответил
браслет.
- Хорошо, сэр, - ответил робот.
Джей заметил, что Дэк никогда не перечил браслету. Одно время он
задавал себе вопрос, почему так происходит - в том ли дело, что робот
запрограммирован особым образом, или Дэк испытывает к Джону-старшему особое
уважение, которого еще не заслужил его сын?
Забежав на кухню, Джей задержался ровно настолько, чтобы бросить в
мешок три булочки, кусок сыра, немного печенья и несколько бананов. Он не
знал, сколько времени ему придется прятаться, и не собирался умереть с
голоду.
Затем юноша поспешил вниз по ступенькам, сорвал с крюка у двери ключ,
схватил фонарик, который всегда лежал в верхнем отсеке полки для вина, и
открыл тяжелую дверь. Петли отчаянно заскрипели. Они всегда скрипели - даже
после того, как их смазывали маслом. В конце концов Джей решил, что скрип
является частью конструкции замка.
- Идем, Дьюби, - позвал он обезьяну, дрожавшую на ступеньке. - Танатос
следует за нами по пятам. Но ему и в голову не придет искать тебя здесь.
- Знаю.., Обезьяны не из тех существ, что обожают бегать по
подземельям. Я сражаюсь со своей базовой программой.
- Постарайся активировать то, что отвечает за инстинкт самосохранения,
- сухо посоветовал Джей. - Я пошел.
Он посветил себе под ноги, прислушиваясь к бормотанию Дьюби, которое
ужасно напоминало: "Бедные мои мохнатые ушки, бедные усики" <цитата из книги
Лыоиса Кэрролла "Приключения Алисы в стране чудес".>. Джей наклонился,
посадил обезьянку себе на плечо и закрыл дверь. В самый последний момент он
решил, что, пожалуй, стоит задвинуть засов.
- А где же наша таинственная проводница? - через некоторое время
поинтересовалась Дыоби.
- Появится, - уверенно ответил Джей.
Они продолжали шагать вперед, выбрав направление, которое должно было
рано или поздно привести их к подземному озеру.
Голубое сияние в одном из боковых коридоров привлекло внимание Джея. Он
повернулся, рассчитывая увидеть загадочную незнакомку, однако его глазам
предстал призрак-крестоносец, как всегда державший в руках свою цепь.
- Эхе-хе, приятель, да ты сбился с пути. Следуй за мной, я приведу
тебя, куда нужно.
- А ты откуда знаешь, куда мне нужно? - спросил Джей, который, впрочем,
послушно пошел за призраком.
- Твоя.., проводница попросила отыскать тебя. Она очищает дорогу от
стража.
- Дорогу? От какого стража? Куда мы идем?
- В сверхъестественное царство, дружок, в места, где обитают сиды.
Банши бывала там в прежние времена.
- А ты?
- Пару раз. Очень даже разнообразит жизнь, в особенности если в
остальное время тебе снятся всякие глупости.
- А там мы будем в безопасности?
- Вот уж не знаю, парень. А ты вообще где-нибудь можешь чувствовать
себя в безопасности? Властелин Ушедших намеревается получить то, что ему
причитается по договору. Ты в состоянии избежать своей судьбы? - И призрак с
такой силой дернул свою цепь, что Джей нахмурился:
- Ну, попробовать стоит.
- Знаешь, приятель, ты совсем такой же, как лорд и леди, упрямством в
них пошел. Только в конце концов до добра их это не довело.
- Я все еще жив, - с вызовом напомнил ему Джей.
- Угу.
За разговором Джей не заметил, как они оказались в коридоре,
упиравшемся в тупик. Здесь было светлее, чем везде, благодаря голубому
сиянию, окружавшему банши. У нее за спиной на стене выделялось темное пятно.
В первый момент Джей принял его за тень и начал лихорадочно оглядываться по
сторонам в поисках предмета, который мог бы ее отбрасывать. Затем он
сообразил, что, по всей вероятности, смотрит на портал.
- Страж ушел? - спросил крестоносец.
- Да. - Голос банши звучал устало. - Заклинание сработало.
- Ты научишь парнишку?
- Давай поговорим позже. Идем, Джон. Я пойду впереди, чтобы ты не
беспокоился.
Джей решил на время оставить при себе все свои сомнения. Дьюби
вцепилась ему в ухо, но в остальном вела себя смирно. Джей чуть пригнулся,
его окатило холодом.., и он оказался на другой стороне. Тихое позвякивание
цепей напомнило о том, что следом идет призрак.
Джей огляделся по сторонам и увидел, что находится среди каменистых
холмов, сбегающих к морю. Очень похоже на знакомые шотландские пейзажи, если
не смотреть на выстроившиеся ровными рядами неподвижные скалы.
Банши прислонилась к одной из них и, опустив голову, обхватила рукой
холодный камень, словно совсем выбилась из сил. Джей заметил, что
крестоносец и банши стали похожи на живых людей, будто это место лишало их
призрачной сущности. Сквозь небольшие прорехи в одеянии крестоносца
просвечивала блестящая кожа, ставшая почти черной от палящего солнца
арабской пустыни. Впрочем, вуаль банши по-прежнему надежно скрывала ее лицо;
у Джея лишь возникло ощущение, что за тонкой тканью прячутся темные
печальные глаза.
- Где мы находимся? - спросил он.
- Фу, парень, нельзя же до такой степени ничего не знать о своей родне!
Пока миледи приходит в себя, я отвечу на твои вопросы.
- А почему мы никуда не идем? Почему не прячемся?
- Мы уже спрятались, дружище. Уже спрятались. Если переход через портал
не защитит тебя, можешь и не пытаться забираться в скалы или пещеры, все
равного ничего путного не выйдет.
- Я понимаю, только мне кажется... Где мы? В Вирту? Дьюби всхлипнула, а
призрак пожал плечами:
- Это совсем не тот вопрос, который меня занимает. Спроси у миледи. Мне
известно только, что тутошние места старше Вирту, даже старше легенд о
Шотландии и ее народе.
- Все равно не понимаю.
И тогда крестоносец рассказал Джею о темных землях, о землях под
холмами, о землях за туманами и за солнцем, которое ночью отправляется на
покой. Он поведал ему балладу о Томасе Поэте <Томас Поэт, или Томас Лирмонт
(1220 - 1297), - шотландский поэт и пророк.> и об Оссиане <Оссиан (Ойсин,
Ойзип) легендарный воин и бард кельтов, живший, по преданию, в III веке.>.
Пока призрак говорил, банши немного отдохнула, гордо выпрямилась и
подошла к ним.
- Я привела тебя сюда, Джон, в надежде, что сверхъестественное царство
недоступно Смерти. Легенды утверждают, будто тот, кто пересекает границу
между реальным миром и волшебным, никогда не стареет и не знает смерти, если
только его не убивает какое-нибудь существо, обитающее в здешних краях.
Возможно, тут ты в безопасности. Если нет, по крайней мере твоему врагу
придется потратить немало сил, чтобы тебя найти.
Она замолчала и чуть приподняла голову. Джей заметил, как бледна ее
кожа и как темны глаза. Он понял, что банши красива, намного красивее Лидии
Хаззард - или Алисы, - но скорее любопытство, а не что-нибудь другое,
порождало в нем желание увидеть лицо своей спасительницы, скрытое за
дымчатой вуалью.
- Джон, я должна быть с тобой абсолютно честна. У меня есть все
основания считать, что эти земли существовали задолго до возникновения
Вирту, однако сюда можно, пусть с огромным трудом, попасть с территорий,
обозначенных на картах.
- Но я все равно могу тут спрятаться? Наверное, программа написана
таким образом, чтобы закрыть доступ для Танатоса, - немного подумав,
проговорил Джей.
- Надеюсь.
- Кто вы, леди? Почему вы мне помогаете?
- Я банши. И хотя древнего замка Доннерджек больше не существует, в
новом, построенном на его развалинах, остались старые призраки, которые
должны выполнять свои обязанности.
- Банши предупреждает, - неожиданно проговорила Дьюби. - И все. Наш
босс сохранил несколько штук на границе Непостижимых Полей. Ты совсем не
обязана вмешиваться.
- Я не в силах вести себя иначе.
- Почему?
- Пожалуйста, не спрашивайте!
- Призрак сказал, что вы знаете заклинание, - неохотно сменил тему
Джей. - И оно защитит меня от стража, охраняющего портал.
- Да, я знаю такое заклинание. Но оно имеет свою цену, Джон. Ты видел,
сколько сил оно у меня отняло, а ведь моя плоть и душа не смертны.
- И все же, разве имело смысл приводить меня сюда, если страж может со
мной покончить? Вы же сказали, что Танатос внутрь программы не проникнет.
- Я сказала, что очень на это надеюсь. Хорошо. Поклянись мне всем, что
для тебя свято, что ты воспользуешься заклинанием, только если твоя жизнь
будет в опасности.
- Клянусь могилой моей матери!
- Очень хорошо, - чуть вздрогнув, ответила банши. И начала произносить
вслух волшебные слова:
Ангел Забытой Надежды,
Вздымающий Меч Ветра и Обсидиана,
Рассеки алгоритмы нашего Врага.
Русалка под Семью Танцующими Лунами,
Поющая Песнь Сирен,
Утопи наших врагов в базе данных.
Нимфа Древа Логики,
Дитя Первого Слова,
Пусть наш противник плачет.
Джей повторил заклинание и удовлетворено покачал головой, когда
убедился, что все запомнил, Банши умоляюще протянула к нему тонкие,
прозрачные руки, на бледной коже маленькими лунами выделялись ногти.
- Только в самом крайнем случае, Джон. Не забудь! Джей кивнул и
огляделся по сторонам.
- Даже если здесь время подчиняется иным законам, я еще не готов
вернуться. Мы можем остаться? Это не опасно?
- Пока луна остается полной, путь, которым ты пришел сюда, будет
открыт.
- В таком случае давайте посмотрим, что тут есть интересного.
Дьюби дернула его за ухо:
- А как насчет банана?
x x x

- Эта сука тебя перехитрила! - воскликнула Фекда, высовывая серебристый
язычок.
- Ты так думаешь? - спросил Танатос гораздо спокойнее, чем можно было
ожидать. - Я никак не мог понять, в каком царстве скрылась Эйрадис,
поскольку знал совершенно точно, что в моих владениях она не появлялась.
Теперь я раскрыл ее тайну - и, полагаю, другому тоже известно, где ее
искать.
- Другому?
- Ее создателю - ведь именно благодаря ему на свет появилась Нимфа
Вирту, Ангел Забытой Надежды и Русалка под Семью Танцующими Лунами, которая
сражалась на его стороне в Войне Начала Начал. Он, наверное, потерял ее,
считал, что она пропала, а ее программа разлагается среди прочих останков в
моих Полях. Теперь он увидел, как ей удалось скрыться.
- И что с того? - радостно прошипела Фекда.
- Он потребует ее к себе, - рассмеялся Танатос. - А я, как и
намеревался, заберу ее сына.
- Итак, все продолжается...
Танатос нажал на кнопку устройства, подаренного ему Джоном Д'Арси
Доннерджеком, и зазвучало "Сказание об Орфее" Полициано, единственная
цельная сущность среди разрушительной энтропии.
Линк Крейн постучал в дверь кабинета Десмонда Драма и, услышав в ответ
какое-то невнятное ворчание, вошел. Прежде чем Драм выключил обзор новостей,
Линк успел заметить, что это было весьма цветистое описание бесчинств толпы
во время празднеств, устроенных элишитами. С тех пор прошло уже несколько
дней, однако средства массовой информации без устали обсуждали случившееся,
не забывая делать предположения относительно будущего Церкви. Линк тоже
написал статью ("Жертва катастрофы"), получил причитающийся ему гонорар и
больше не возвращался к событиям того дня. Его волновали гораздо более
важные проблемы.
- Привет, Линк! - радостно улыбнулся Драм, увидев гостя. - Как дела,
дружок? Теперь знаешь, что не стоит и пытаться остановить пулю голыми
руками?
- Я и раньше знал. Плохо только, что тому парию, у которого был
пистолет, никто про это не объяснил.
- Ты сегодня какой-то мрачный, Линк, - фыркнул Драм. - Что-нибудь
случилось?
Линк, как обычно, устроился на одном из старых и очень удобных стульев,
стоявших перед столом Драма.
- Мне нужно вам кое в чем признаться. А потом, возможно, я попрошу вас
сделать для меня одну работу.
Брови Драма поползли вверх, но он только махнул рукой, чтобы Линк
продолжал.
- Прежде всего. Драм, я вовсе не тот, за кого себя выдаю.
- Да перестань, дружок. Я изучил твою подноготную.
- Вы интересовались Лайлом Крейном - или Линкольном Крейном.
- Точно - и обнаружил Алису Хаззард. Линк чуть не свалился со своего
стула.
- Вы знали? Откуда? Я же соблюдала осторожность!
- Когда речь шла о Вирту, да. Однако ты совершила ошибку, когда
осталась жить с матерью.
- В том же здании - но по другому адресу!
- Верно, а я немного покопал и обнаружил, что счета чаще всего
оплачивает Лидия Хаззард, а не Линк Крейн. А поскольку ваши квартиры
находятся по соседству, начал задавать вопросы. Должен признаться, сначала я
решил, будто Лайл является любовником Лидии. Затем мне удалось выяснить, что
у Лидии есть дочь, примерно того же роста и сложения, что и Лайл. Тогда я
стал следить, и мне ни разу не посчастливилось увидеть их - я имею в виду
Лайла и Алису - вместе и...
- Вы намекнули, когда мы встретились впервые, правильно?
- Когда я спросил про возраст? Правильно.
- Я чувствую себя так глупо - И зря. У тебя здорово получается.
Большинство людей больше не обращает внимания на то, что происходит в
Веритэ.
А вот промашка со счетом Лидии... Это называется неряшливая работа,
дружок.
- У меня кончились наличные. Мама предложила помочь; наверное,
следовало попросить ее перевести деньги на мой счет.
- А еще лучше было бы, если бы она предоставила тебе банковский заем.
- Да уж.
Линк/Алиса несколько минут сидела молча, уставившись на свои ботинки.
- Ну и как же я должен теперь тебя называть, дружок?
- Называть?..
- Мы же продолжаем работать вместе, верно?
- Правда?
- А разве что-нибудь случилось? Деймону ты понадобилась, потому что у
тебя настоящий талант исследователя, потому что тебя интересуют элишиты,
потому что ты молода и полна энтузиазма.
- В таком случае называйте меня Линк, и на работе я буду оставаться
Линком Крейном, как и прежде. - Алиса с облегчением улыбнулась.
- Отлично, - кивнул Драм. - Богатая девушка с весьма нестандартной
биографией вряд ли сумеет успешно заниматься детективной работой.
- Вам известна моя биография?
- Только то, что солидная фирма, занимающаяся туристическим бизнесом в
Вирту, добровольно обязала страховую компанию выплатить Алисе Хаззард весьма
приличную сумму, которая остается в собственности ее матери, Лидии, до того
момента, пока Алисе не исполнится восемнадцать лет. Вне всякого сомнения,
через пару лет ты будешь исключительно богата. Я не стал копать глубже.
Документы засекречены настолько, что мне не захотелось иметь с ними ничего
общего.
- Я не могу вам ничего рассказать, - нахмурившись, проговорила Алиса. -
На самом деле мне и самой не известны подробности, но с моей матерью что-то
приключилось, когда она была беременна. Она попросила, чтобы большую часть
компенсации перевели на мое имя, поскольку у нее самой денег предостаточно -
несколько поколений Хаззардов владели солидным капиталом, который перешел к
ней.
- Твоей семье принадлежит страховая компания "Хаззард", правильно?
- Угу... Хорошо, что в маме нет ни грамма снобизма, иначе мне пришлось
бы ходить в привилегированные школы и я бы не смогла заниматься самыми
разными и поразительно интересными вещами.
- Твоя мать производит впечатление очень приятной женщины. Она одинока?
- Всю мою жизнь. Даже не говорит, кто мой отец. Мне кажется, она
по-прежнему от него без ума.
- Какая симпатичная, устаревшая фраза.
- Которая очень точно описывает ее отношение к моему отцу. Когда о нем
заходит речь, мать краснеет и словно гае г от счастья. Знаете, выглядит
очень мило.
Драм вытащил бутылку, плеснул в два стакана и подтолкнул один из них
Линку:
- Подарок благодарного клиента. А теперь расскажи-ка мне, что ты от
меня хочешь.
Алиса смущенно заерзала на стуле, сделала глоток - что-то сладкое, но
неожиданно крепкое.
- Надо найти Джейсона Макдугала - парня, который помог нам во время
беспорядков.
- Я его помню - правда, довольно смутно. Симпатичный мальчик, темные
волосы, темные глаза?
- Точно.
- Так в чем проблема? У тебя есть имя и описание. Не сомневаюсь, что ты
и сама сможешь его отыскать.
- Я тоже так думала. Он даже упоминал о том, будто живет в Шотландии.
Однако во всей Шотландии нет ни одного Джейсона Макдугала, похожего на
нашего незнакомца и побывавшего в Нью-Йорке во время тех беспорядков.
- Странно.
- Да уж. Вокруг него бесчинствовали хулиганы, а он был так спокоен, что
назвал нам чужое имя.
- Ну, ты сделала то же самое.
- Псевдоним.
- Болтушка!
- Я хочу, чтобы вы его нашли. Он спас нам обоим жизнь, и я чувствую,
что должна его отблагодарить.
- А как насчет его желания сохранять свое имя в тайне?
- Десмонд...
Голос Линка задрожал, в широко раскрытых зеленых глазах появилась
мольба. Десмонд Драм еще не успел забыть, сколь сильна юношеская любовь.
Скрывая улыбку, он дослал блокнот и ручку.
- Давай выясним, что нам о нем известно. Он называл имена каких-нибудь
друзей? Говорил о семье? Где останавливался в Нью-Йорке?
Очень медленно Алиса поведала детективу все, что знала. Теперь, когда
Десмонд согласился помочь, нервозность исчезла, а ее место заняла
профессиональная наблюдательность. И хотя Драм очень смутно помнил весь
эпизод, поскольку практически находился без сознания, ему тоже удалось
прибавить несколько деталей к рассказу Алисы.
- Так, - проговорил он, когда они закончили. - Теперь мне есть с чего
начать поиски.
- Сколько вы берете за работу?
- Ну, мы с тобой приятели.
- Вы же сами сказали, что очень скоро я стану исключительно богата.
Если ваши ставки выше того, что я могу в данный момент заплатить, вы
получите остальное через пару лет - с процентами, естественно.
Драм оглядел свой неказистый кабинет. Сейчас за аренду приходилось
платить меньше, поскольку большая часть работы делалась в виртуальной
реальности, но найти хороший офис, когда спрос уменьшился, стало практически
невозможно. Он показал Алисе образец стандартного договора:
- Вот.
- И это все?
- За такую работу - да.
Алиса достала из бумажника электронную кредитную карточку и сказала:
- Возьмите деньги на расходы и за консультацию, которую я получила.
Пока Драм переводил деньги на свой счет, Алиса его разглядывала.
- Зачем вы этим занимаетесь, Десмонд? Не поверю, что вы меркантильны.
- Полагаю, дело в том, что я ужасно любопытен. Мне нравится получать
деньги за то, что я сую нос в дела других людей.
- Совсем как я, - рассмеялась Алиса.
- Что верно, то верно, дружок, - Десмонд подмигнул девушке. - Ты
позволишь мне угостить нового клиента ленчем? Только вот в моем спиннере
меняют обивку.
- По правде говоря, я с удовольствием прогуляюсь. В конце квартала я
заметила китайский ресторан, а когда проходила мимо, меня окутали такие
ароматы...
- Отлично. Я все никак не мог придумать повод, чтобы выяснить, что же
там подают.


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: В непостижимых полях...
 Сообщение Добавлено: 05 сен 2012, 13:05 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 фев 2012, 23:39
Сообщения: 647
Она была так же хороша собой, как и Фрага, - блестящая серая шкура,
глубокие морщины, точно излучины рек или рябь, возникающая на воде под
порывами ветра, гладкие мозолистые колени. Чуть покачиваясь на ходу, она
приблизилась к водопою на некотором расстоянии от того места, где паслось
стадо, и Транто уловил ее призывный дразнящий аромат, донесенный легким
ветерком.
- Маггл, - сказал он, - не подпускай остальных к водопою, а я пойду
проверю, кто к нам пожаловал.
- Вы не желаете, чтобы я с ней побеседовал, сэр? - спросил Маггл и
вытянул хобот - до него тоже донесся нежный соблазнительный запах. - Если
помните, Скарко всегда посылал меня разговаривать с чужаками.
- Скарко больше не вожак, - напомнил ему Транто. - Теперь я здесь
главный.
Маггл кивнул, отступил на несколько шагов и принялся с важным видом
размахивать ушами. В глубине души он хотел бы быть Транто (или по крайней
мере обладать властью Транто), но научился скрывать свои чувства даже от
самого себя.
Транто осторожно подошел к незнакомке. Вблизи она оказалась еще
прекраснее, чем издалека, однако что-то в ее облике отдаленно напоминало
леди Мей и ее беседки, убранные цветами. Транто поздоровался - гораздо более
сдержанно, чем намеревался вначале.
- Привет, - сказал он.
- Здравствуй, - ответила она. - Там твое стадо пасется?
- Мое.
- Большое.
- Самое большое в окрестностях.
- Ты давно у них вожак?
- Достаточно.
- Мне кажется, я о тебе слышала. Ты ведь Транто, верно?
- Верно.
- А ты сдержанный.
- Гм-м.
- Я помню, где я о тебе слышала. От самца по имени Скарко. Он
добровольно отдал тебе главенство над стадом - и не потому, что ты больше,
просто ты наследный вожак.
- Скарко... Как он поживает?
- Неплохо - для одинокого самца. По-моему, без компании ему скучно.
- Интересно, почему он не соберет новое стадо. Скарко производил
хорошее впечатление.
- Может быть, боится, что кто-нибудь придет и снова отнимет у него
плоды тяжкого труда.
Транто засунул бивень в землю и принялся полировать кончик. Незнакомка
больше не казалась ему привлекательной; он вдруг почувствовал, что она
излучает опасность.
Видимо, она почувствовала перемену в настроении собеседника, потому что
сразу же попыталась его успокоить:
- Мне поручили тебя отыскать, Транто.
- Да?
- Тот, кто меня послал, наделен огромным могуществом. Он ищет сильных
фантов, которые присоединились бы к нему и выступили на его стороне во время
войны, которая вот-вот начнется.
- Войны?
- Вирту слишком долго находится под игом Веритэ. Жители Веритэ являются
сюда со своими новыми программами и стрекалами ФХ, вмешиваются в нашу жизнь
и угнетают нас.
- Вот как?
- Не притворяйся, Транто. У тебя самого остались шрамы от старых ран, и
ты страдаешь от приступов безумия. Редкий эйон может похвалиться тем, что
его владениям не угрожали вторжением. Пришло время переписать базовую
программу. Меня послали спросить у тебя, согласен ли ты вместе со своим
стадом встать на нашу сторону.
- И что мы за это получим?
- Лучше устроенное общество, свободное от власти Веритэ.
- Веритэ не приходит в наши джунгли и на равнины, во всяком случае, нам
они не мешают.
- А тебе нравится, что ты вынужден жить в ограниченном пространстве,
среди дикой природы, когда тебе по праву принадлежит вся земля Вирту?
- Возможно, ты и права. Но мы здесь счастливы.
- Ты счастлив. А разве вожак не обязан заботиться о молодых, разве ты
не хочешь, чтобы они получили больше свободы?
- Пусть сами сражаются за свои права. Как я.
- Это было очень давно, Транто. - Самка помахала кисточкой на кончике
хвоста. - Похоже, меня обманули на твой счет. Мне казалось, что страдания,
выпавшие на твою долю, заставят тебя желать справедливости для всех, а ты
веришь лишь в право сильнейшего.
- Я и есть сильнейший.


- Здесь... Итак, похоже, ты не станешь служить нам. Мне придется
сообщить тому, кто меня послал, что я потерпела поражение. Очень жаль. Мы
могли бы стать.., друзьями.
- Как скажете, леди. Видимо, я слишком стар для таких вещей.
Транто наблюдал за самкой, пока та не скрылась в зарослях кустарника на
краю джунглей, наблюдал до тех пор, пока не опустилась ночь и его стадо
собралось у водопоя. Ночью он покинул свое привычное место рядом с Фрагой и
их двумя малышами и бродил по периметру стойбища, готовый противостоять
опасности - какой, он и сам не смог бы сказать.
Впрочем, Транто все-таки не заметил, как Маггл тихонько выскользнул из
стада и скрылся за темным пологом джунглей, не заметил он и как тот вернулся
несколько часов спустя.
x x x

Совет старейшин Церкви Элиш обсуждал самые обычные проблемы: выразил
благодарность Ауду Арафу (чей отряд по борьбе с кризисными ситуациями
справился с возникшими беспорядками превосходно - насколько это вообще было
возможно); выразил завуалированный упрек в адрес тех, кто поддался панике;
обсудил бюджет, ассигнования на расходы и, в самом конце, лозунги и призывы.
Все присутствующие прекрасно понимали, что события в Центральном парке
поставили церковь в исключительно тяжелое положение - даже откровения Артура
Идена имели не такие сокрушительные последствия.
И вдруг произошло чудо.
Все смотрели на место во главе стола, где стояло кресло, всегда
остававшееся пустым, - напоминание об Иерофанте, которого никто никогда не
видел ни в Веритэ (хотя многие подозревали, что именно там он и должен
объявиться), ни в Вирту (хотя легенды утверждали, что именно там он
родился)... Так вот, все смотрели на Пустое Кресло - то вдруг окутало
мерцающее сияние, а в следующее мгновение глазам собравшихся на Совет
старейшин предстало поразительное зрелище.
В мягком удобном кресле сидел человек, мужчина - уродливое лицо,
римский нос, редкие белые волосы и глубокие морщины вокруг рта, точно он
смеется целыми днями. Впрочем, сейчас незнакомец не смеялся, даже улыбка не
тронула его губ. Одет мужчина был в свободную полинявшую футболку, на
которой красовалась надпись: "Джинджер Роджерс делала все то же самое, что и
Фред Астер, только наоборот и на высоких каблуках".
Тем членам Совета старейшин, кто родился в Веритэ, пришлось сильно
напрячься, чтобы вспомнить, что жители Вирту умеют принимать любое обличье,
какое только пожелают. Человек в мешковатых шортах и футболке с таинственной
надписью вполне мог оказаться Иерофантом, существом, которое имеет право
разговаривать с Высшими Богами и является вестником Истины.
Иерофант обвел взглядом старейшин, на мгновение задержавшись на каждом
лице в отдельности; он не обошел вниманием даже помощников. И у всех
возникало ощущение, будто его бесцветные глаза буравят, проникают в самое
сердце и могущественное существо видит мельчайшие сомнения и узнает о самых
сокровенных желаниях так легко, словно они выписаны на лбах теми же черными
буквами, что украшали его футболку.
Рэндалл Келси, принадлежавший когда-то к касте Избранных, а теперь
являвшийся доверенным лицом Бена Квинана, который, в свою очередь, служил
референтом у Арлетт Папастрати, съежился под пристальным взглядом, но глаза
Иерофанта миновали его и продолжили путешествие вдоль длинного стола. -К
тому времени, как таинственное существо закончило свою безмолвную инспекцию,
старейшины превратились в дрожащих школьников, с ужасом приготовившихся к
наказанию разгневанного учителя.
- Итак, я полагаю, вы все думаете, что стали участниками грандиозной
шутки, - сказал Иерофант глубоким сердитым голосом, точно медведь,
проснувшийся после зимней спячки.
Арлетт Папастрати, надо отдать ей должное, нашла в себе смелость ему
ответить. В Веритэ она была невысокой смуглой женщиной, чью внешность
портили черные усики. Здесь же, в Вирту, ее огненные роскошные волосы и
ослепительная внешность убеждали мужчин в том, что во вселенной все-таки
есть божественная красота.
- Великий Иерофант, вы имеете в виду события в Центральном парке?
- Ты же знаешь, что именно их я и имею в виду, сестра.
- Мы ни в коем случае не считаем их грандиозной шуткой. Мы просто
недооценили.., резвость некоторых второстепенных божеств.
- Полный провал, верно?
Иерофант рассмеялся, в его грубоватом голосе начал все больше и больше
проступать бруклинский акцент. Никто из присутствовавших на Совете старейшин
не мог опуститься до того, чтобы засмеяться вместе с ним, однако помощники,
привыкшие во всем следовать за своим начальством, подобострастно захихикали.
Когда смех (если это, конечно, называется смехом) стих, Иерофант снова
заговорил:
- Видимо, вам кажется, будто беспорядки, последовавшие за маленьким
представлением, устроенным Белом Мардуком, означают, что нам придется
задержаться на пути, освященном Богами?
- Великий Иерофант, - проговорил Ауд Араф, - анализ показывает, что в
сложившейся ситуации разумнее всего поступить именно так. Власти Нью-Йорка и
несколько частных лиц, пострадавших во время беспорядков, подали на нашу
Церковь в суд. Кроме того...
- Помолчи.
Ауд немедленно выполнил приказ; впрочем, он удивленно заморгал, не
понимая, почему кто-то смеет сомневаться в справедливости его мнения. И хотя
Араф занимал не такое высокое положение, как многие из здесь присутствующих,
он не раз доказывал, что совершенно справедливо возглавляет отделение,
занимающееся безопасностью, и пользуется заслуженным авторитетом среди
старейшин.
- Вы, ребята, совершенно не знаете, как следует управляться с толпой, -
заявил Иерофант и почесал живот. - Если мы сейчас отступим, они подумают,
будто мы признаем свою вину - вину, напоминаю вам, к которой мы не имеем
никакого отношения. Как эти идиоты представляют себе появление божества?
Думают, что в небе появятся голуби и на головы начнут сыпаться белые розы?
Мы ничего не скрыли, когда речь шла о богах Древнего Вавилона - божествах
Огня и Воды, вырвавших Порядок у Хаоса и с трудом сохранявших сложившееся
положение вещей. Мы не поклоняемся слабовольным эстетам! Кретины должны быть
счастливы, что, пролетая у них над головами, Мардук устроил лишь небольшой
фейерверк и немного их напугал.
Рэндалл Келси вдруг понял, что, сам того не желая, согласно кивает
головой. Иерофант выразил вслух - конечно, расставив акценты несколько
по-другому - его собственные сомнения и мысли. С одним немаловажным
отличием: в изложении Иерофанта получалось, будто в могуществе и
потенциальной разрушительной силе богов не только нет ничего плохого, но как
раз наоборот, эту их способность следует уважать и восхвалять. По тому, как
заерзали на своих местах остальные члены Совета, Келси понял, что они
подумали то же самое.
- Что мы должны делать, сэр? - спросила Арлетт Папастрати.
- Расправить плечи и гордо вскинуть головы. Пусть ваши юристы во
всеуслышание объявят, что Церковь планирует подать в суд на власти Нью-Йорка
и всех тех, кто присутствовал на празднике, обвинив их в недостойном
поведении, которое привело к тому, что наши тщательно спланированные и
чрезвычайно дорогостоящие торжества оказались сорванными.
Кое-кто из старейшин от изумления раскрыл рот, да так и остался сидеть,
не понимая, что происходит.
- Им придется призадуматься.
- Совершенно верно. Найдите какое-нибудь место - купите землю,
находящуюся в частном владении, если возникнет необходимость - и организуйте
новый праздник. Сообщите, что намерены пригласить на торжества Бела Мардука
и, возможно, кого-нибудь еще из Великих.
- А что, если нам попытаются помешать?
- Выберите район в Соединенных Штатах Америки. В их конституции
по-прежнему имеется статья, защищающая свободу вероисповедания. Распустите
слух, что попытки запретить наш праздник - это первый шаг в наступлении на
свободу граждан. Многие конфессии утверждают, будто могут продемонстрировать
своим прихожанам богов - католики, например, посредством Святого причастия.
Но есть и другие. Сделайте их своими союзниками.
Сообразив, что имеет в виду Иерофант, старейшины возбужденно загомонили
- никому до сих пор не приходило в голову, что неудачу с торжествами можно
использовать с выгодой для себя и нанести неприятелю удар огромной силы.
Все были так возбуждены, что никто не заметил, когда Иерофант исчез.
Лишь на стене за креслом остался лозунг с его футболки, выведенный черным
мелом.
x x x

Джей Доннерджек стоял рядом с призраком-крестоносцем и бросал в воду
тихого залива камни. Вдалеке, на серо-голубом просторе океана время от
времени появлялось алое полотнище парусов. Дьюби устроилась на плече Джея и
отчаянно вертела головой по сторонам; она ждала, что вот-вот откуда-нибудь
появится Танатос. Банши молчала, присев на землю неподалеку.
- Пять раз, приятель, - фыркнул призрак. - Вряд ли тебе удастся меня
победить.
Джей швырнул камешек; тот трижды подпрыгнул на воде. Крестоносец
захихикал.
- Эй! - возмутился Джей. - Давай посадим тебе обезьяну на спину и
посмотрим, что у тебя получится! Дьюби, слезай. Ты мне мешаешь.
Обезьяна неохотно соскочила на землю и уселась рядом с Джеем, который
снова бросил камешек.
- Четыре раза! - крикнул он.
- Шесть! - завопил крестоносец, когда пришла его очередь.
Джей подобрал с земли плоский камень.
- Дьюби, хочешь попробовать?
- Я не уверена, что мои руки приспособлены для таких штучек.
- А ты проверь.
- Я лучше посмотрю.
- Дьюби, придет за нами Властелин Ушедших или нет.., мы все равно
ничего не можем изменить. Расслабься.
- Если бы ты познакомился с Властелином Непостижимых Полей поближе, ты
бы так себя не вел. С ним.., очень непросто.
- Я догадываюсь, - задумчиво проговорил Джей. - Смотри, какой отличный
камешек... Держи вот так. А теперь бросай.
Камень вылетел из лапки Дьюби, подскочил один раз, потом второй,
третий.., и только после этого ушел на дно.
- Ого! Здорово!
Обезьянка поднялась на ноги и отыскала новый плоский камень. Некоторое
время тишину нарушали лишь плеск воды, когда в нее летел очередной снаряд, и
радостные вопли или жалобные вздохи игроков.
- Мадам, - сказал вдруг Джей, поворачиваясь к банши, - не желаете ли к
нам присоединиться?
- Пожалуй, нет. - Банши взмахнула руками, и ее легкое одеяние
затрепетало на ветру. - Мой наряд не очень подходит для таких занятий.
- Да, я заметил, - нахмурившись, согласился с ней Джей. - Существует ли
какая-нибудь особая причина, по которой вы не желаете показывать мне свое
лицо?
- Нет, конечно, Джон.
Крестоносец бросил свой камень так, что слова банши, произнесенные
совершенно спокойно, приобрели какой-то дополнительный оттенок.
Джей сделал вид, что не заметил смущения призрака.
- Знаете, мадам, - продолжал он, - мой браслет считает, будто он с вами
знаком. У меня возникло несколько проблем с теми, кто выдавал себя за моих
друзей.., на самом же деле недавно выяснилось, что они находятся в услужении
у Властелина Непостижимых Полей.
Дьюби размахнулась и с такой силой швырнула в воду камень, что он
подпрыгнул девять раз и вылетел на противоположный берег. И снова Джей
промолчал, только положил руку на плечо обезьянки.
- Да, я знаю.
- В таком случае вы не откажете, если я попрошу вас снять вуаль и
показать лицо? Я вовсе не хочу показаться невежливым, мадам, вы мне
помогаете, но, думаю, вы должны меня понять.
Банши в нерешительности вскинула вверх руки:
- А что, если я отвечу отказом? Вряд ли ты сумеешь меня поймать, если я
решу от тебя ускользнуть.
- Конечно, нет. Зато я вполне могу вернуться в замок через лунный
портал. Может быть. Властелин Непостижимых Полей решил снять осаду - кто
знает.
- Ах! - И снова руки взметнулись над головой банши. - Но почему ты так
уверен, что должен увидеть мое лицо?
- Я не уверен, только думаю, что вы не спрятали бы его за вуалью, если
бы ваша внешность не имела никакого значения.
- А если я скажу, что вуаль - часть традиционного костюма призрака, чью
роль я играю?
- Тогда меня удивит, почему вы умолчали об этом раньше.
- Понятно. Ты умный мальчик. Аналитические способности. Похож на своего
отца.
- Вы знали моего отца?
- Достаточно хорошо. - Тонкие руки отбросили вуаль, по плечам женщины
рассыпались роскошные черные волосы. - Видишь ли, я была его женой.
Потрясенный Джей стоял и не мог произнести ни слова. Он смотрел на
лицо, которое столько раз видел на проекциях - чуть припухлые губы, тонкие
черты, темные, почему-то грустные глаза - Мама? - с трудом выговорил он.
- Да, Джон. - Банши протянула к нему руки. - Я твоя мать. Я Эйрадис.
Она заплакала, и хотя Джей уже практически превратился во взрослого
мужчину, он плакал вместе с ней. Через некоторое время Эйрадис выпустила
сына из своих объятий и заглянула ему в глаза.
- Послушай, Джон, ты говорил, что браслету показалось, будто он со мной
знаком? Что ты имел в виду?
- Мой отец построил искусственный интеллект, вложив в него большую
часть своей памяти и личности, - ответил юноша, прикоснувшись к браслету, -
а затем инсталлировал его в браслет, который надел мне на руку, когда я был
еще совсем маленьким. Он всегда со мной.
Эйрадис прикоснулась к браслету - с опаской, смущенно, ласково.
- Как странно, - промолвила она. - Мы оба нашли способ присматривать за
тобой, даже после нашей смерти.
- Браслет, скажи что-нибудь, - попросил Джей. Браслет заговорил голосом
Джона Д'Арси Доннерджека-старшего:
- А что я могу сказать? Я знаю эту женщину, но не ощущаю ничего
особенного. Подозреваю, что мой создатель совершенно сознательно не захотел,
точнее, не смог сохранить свою муку или страсть - все те чувства, что
переполняли его существо и заставили сделать то, что он сделал, когда вернул
себе Эйрадис.
Тебе всегда было - О Джон, - вздохнула Эйрадис. - трудно выразить свои
чувства.
- Послушайте, - смущенно пробормотал Джей, - поскольку вы здесь оба -
по крайней мере до некоторой степени, - надеюсь, вы не откажетесь ответить
на некоторые мои вопросы. И еще, браслет, больше никаких "информация
закрыта". Понятно?
- Хорошо, Джон, - согласилась Эйрадис.
- Пожалуйста, называйте меня "Джей", мадам. Джонов слишком много, может
возникнуть путаница.
- Хорошо, Джей. А ты не мог бы звать меня "Эйрадис", если тебе трудно
выговорить слово "мама"?
- Конечно, мам, - ухмыльнувшись, заявил Джей. Эйрадис покраснела от
удовольствия. Джей устроился на камне, а Дьюби забралась к нему на колени.
- Сначала, - сказал Джей, - разъясните, была ли заключена с Властелином
Непостижимых Полей сделка, имеющая ко мне отношение.
- Да, - ответил браслет. - Я пришел в Непостижимые Поля, чтобы забрать
оттуда Эйрадис. Захватил с собой музыку, намереваясь смягчить сердце
Танатоса, а еще пообещал в качестве платы за возвращение любимой построить
для него особое здание по своему собственному проекту. Властелин
Непостижимых Полей заявил, что, кроме этого, мы должны будем отдать ему
нашего первенца. Поскольку я считал, что выполнить данную часть условия
невозможно, я согласился.
- Почему невозможно? Разве он не совершил невозможное, согласившись
вернуть Эйрадис в Веритэ, а не в Вирту?
- Я ведь не знал, действительно ли она вернется ко мне в Веритэ. А
кроме того - как ни трудно тебе в такое поверить, - в моей душе бушевала
эмоциональная буря. Я хотел получить Эйру назад, и никакая цена за ее
возвращение не казалась мне слишком высокой. Отправляясь за ней, я воззвал к
легендам и волшебным сказкам. Мне казалось, что он всего лишь играет роль,
ведет себя, как требуют правила игры.
- Ты любил ее.
- Как никого и ничто в моей жизни. - Браслет помолчал. - И хотя я не
испытываю тех чувств, что переполняли сердце моего создателя, его
воспоминания сохранились и мои слова - чистейшая правда.
Джей кивнул. Эйрадис плакала, вытирая слезы уголком вуали. Взглянув на
молодую женщину, Джей понял, что не знает, сколько ей на самом деле лет.
Заставив себя собраться с мыслями, юноша продолжил расспросы:
- Когда вы оба поняли, что я должен родиться, вы решили помешать
Властелину Непостижимых Полей забрать меня к себе.
- Да, - ответила Эйрадис. - Впервые я узнала о тебе, услышав стоны
прежней банши. Призрак-крестоносец сказал, что плачет она по мне - а еще по
тебе и Джону.
- Мы не хотели тебя терять, - продолжал браслет. - После твоего
рождения и смерти Эйрадис я отправился в Непостижимые Поля и вступил в
сражение с Танатосом. Я не мог победить и заставить его вернуть мне Эйру и
не сумел уговорить его отказаться от нашей сделки, однако мне удалось
добиться от Властелина обещания, что он даст тебе отсрочку на несколько лет.
- Вы считали, что он хочет моей смерти? - спросил Джей, невероятно
гордый тем, что, когда он задал этот вопрос, голос у него не дрожал.
Эйрадис взглянула на браслет и развела руками:
- По правде говоря, Джей, мы не знали, зачем ты ему понадобился. С нас
хватало и того, что он намеревается отнять нашего сына.
- Вряд ли он хотел твоей смерти, - прибавил браслет, - я имею в виду
полное прекращение существования. Одним из условий освобождения Эйрадис было
требование, чтобы я спроектировал для него дворец. Властелин Непостижимых
Полей выдвинул множество самых разнообразных требований - и среди прочего
заявил, что там должна быть детская.
- Выходит, он собирался растить меня у себя. Дьюби, ты что-нибудь
знаешь?
Обезьянка принялась грызть костяшки пальцев.
- Да, знаю. Танатос послал меня и еще кое-кого из своих слуг
присматривать за тобой, когда Доннерджек устроил для тебя игровую площадку
на Большой Сцене. В наши обязанности входило постоянно держать его в курсе
твоих дел и следить за тем, чтобы с тобой ничего не случилось.
- Значит, в определенном смысле он выступал в роли моего защитника.
Эйрадис вмешалась, поскольку ей совсем не понравилось направление
мыслей Джея.
- "Защитник", на мой взгляд, неподходящее слово, сынок. Пастухи
охраняют овец, но совершенно спокойно едят баранину. Вполне возможно, что
Властелин Энтропии вовсе не желает тебе добра.
- Однако, похоже, никто не догадался спросить его самого, какую он мне
отводит роль.
- Мне всегда казалось, - вмешалась Дьюби, - что Фекде известно больше,
чем она говорит. В мозгах Мизара полная неразбериха, а Алиот.., ну, черный
мотылек, - существо особенное.
- Черный мотылек? - спросила Эйрадис, и в ее голосе появилось с трудом
сдерживаемое изумление.
- Да, мадам, - ответила Дьюби.
- Алиот играл со мной, когда я был еще таким маленьким, что с трудом
выговаривал его имя, - сказал Джей. - Ты его знала?
- Слышала кое-что, - прошептала Эйрадис.
- Джей, что ты задумал? - спросил браслет. - Я проанализировал твои
вопросы, и мне совсем не нравятся выводы, к которым я пришел.
Джей поднялся на ноги, посадил Дьюби на камень, посмотрел на браслет, а
затем бросил взгляд на мать. Дьюби и крестоносец сидели очень тихо, боясь
пошевелиться, словно чувствовали приближение грозы. Казалось, воздух вокруг
них наэлектризован.
- Пожалуй, я спрошу у Танатоса, зачем я ему нужен, - заявил Джей.
- Нет! - вскричала Эйрадис.
- Я запрещаю! - рявкнул браслет. Дьюби только тихонько заскулила.
- Я с ним встречусь, - повторил Джей. - На моих условиях. Фант Транто
упоминал о поезде по имени Медный Бабуин, который доставил моего отца в
Непостижимые Поля. Я встречусь с Танатосом с позиции если не силы, ну, по
крайней мере я не буду его пленником.
Браслет начал тихонько вибрировать, его окутало легкое фиолетовое
сияние.
- Я в состоянии создать поле, которое закроет для тебя доступ в Вирту,
и ты не сможешь покинуть Веритэ.
- И сколько времени оно будет действовать? - поинтересовался Джей. - А
ты помешаешь мне отрубить собственную руку? Отвратительный способ добиться
своего, однако я это сделаю, если у меня не будет другого выхода.
- Джей! - в ужасе выкрикнули все его спутники одновременно.
Только на лице крестоносца появилась горькая саркастическая усмешка.
- Вот уж точно, парнишка поступит именно так, как сказал. Он больше не
ребенок, и ему нельзя приказывать.
- Я ценю то, что вы для меня сделали, - кивнув, проговорил Джей, - но я
не собираюсь до конца жизни убегать от Смерти. Мой отец заключил с
Властелином Непостижимых Полей договор. Я должен его выполнить.
- Джей, ты сам не понимаешь, что творишь! - воскликнула Эйрадис. -
Танатос - ужасное существо!
- Да? - спросил Джей. - Его можно соблазнить музыкой, он восхищается
архитектурой и, вне всякого сомнения, не желает моей смерти. Он ведь даже
приставил охрану, когда отец оставлял меня играть на границе Вирту.
- Я не предвидел, что ты с такой легкостью научишься ее пересекать, -
тихо сказал браслет. - И что меня не будет рядом, когда возникнет
необходимость тебя защитить.
- Возможно, но, забрав тебя, Танатос обеспечил меня друзьями - до
некоторой степени. - Джей гордо выпрямился. - Вы будете мне помогать или
попытаетесь остановить?
Эйрадис прикоснулась пальцами к его лицу.
- Я не в силах тебя остановить, могу только дать совет. И хотя я бы не
хотела, чтобы ты отправился на встречу с Танатосом, обещаю, что когда ты
вернешься в замок Доннерджек, я буду тебя ждать.
Браслет долго молчал, обдумывая ответ. Наконец фиолетовое сияние
исчезло.
- Я не могу тебе помешать, не прибегнув к действиям, которые только
осложнят ситуацию. И потому возражать больше не стану.
- Ты будешь давать мне советы?
- Да.
- Хорошо. - Джей повернулся к Дьюби:
- Пойдешь со мной или предпочитаешь, чтобы я попытался вернуть тебя в
Веритэ?
Дьюби фыркнула, и в ее глазах появилось озорное веселье, которого Джей
не видел с тех пор, как обезьянка сбежала от Танатоса.
- Конечно, я с тобой, Джей. Всяко лучше, чем сидеть поя кроватью и
ждать приближения муара.
- Вот и отлично. - Джей зашагал вверх по склону. - Я скажу Дэку, что
решил предпринять виртуальную прогулку, а границу пересеку в районе Большой
Сцены. Мне не хочется привлекать внимание Танатоса к сверхъестественному
царству.
Они поднялись по склону и оказались среди скопления высоких,
выстроившихся длинными рядами камней. И хотя до солнцестояния было далеко,
камни вдруг начали двигаться, словно им отдала приказ могущественная сила -
природная или живущая в сказаниях.


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: В непостижимых полях...
 Сообщение Добавлено: 06 сен 2012, 15:21 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 фев 2012, 23:39
Сообщения: 647
Высоко на Меру Небопа тихонько мурлыкал себе под нос. Обеспокоенный
Морепа прислушивался к пению, и ему вдруг показалось, что звуки песни
пронизаны каким-то особым ликующим ритмом. Он взглянул на Терраму, но она
погрузилась в медитацию, лучше ее не отвлекать. Стоит заговорить, и певец
сразу догадается о настроении Небопы.
Прикусив нижнюю губу и с трудом скрывая раздражение, он позволил себе
принять одно из своих многочисленных воплощений. Клерк, изучающий и
приводящий в порядок данные одного из подразделений виртуального рынка
ценных бумаг (роль акций и ценных бумаг играли яблоки и груши самых разных
цветов), удивленно заморгал, потому что все данные показались ему вполне
осмысленными. Затем он увидел общие тенденции изменения мировой экономики и,
если бы был в состоянии вспомнить свое предвидение, мог бы заработать
огромное состояние, сделав несколько выгодных покупок. Однако все растаяло,
а клерк остался сортировать невероятно яркие фрукты по разным корзинкам.
x x x

Рис Джордан сидел, опустив ноги в любимый пруд Калтрис, и ощущал, как
минога тихонько покусывает его за большой палец. На одно короткое мгновение
он снова стал мальчишкой, совсем юным и беззаботным. Затем это чувство
пропало, напомнив ему в очередной раз, что его смертное тело находится в
Веритэ в Центре медицинского искусства и ему предстоит подвергнуться
очередной эзотерической процедуре. Вмешательство Института Доннерджека в
судьбу Джордана прибавило почти двадцать лет к его и так довольно долгой
жизни, но Рис испытывал ярость и отчаянье от того, что, похоже, на сей раз
ему придется покинуть царство смертных. Черт побери, он готов сделать все -
все, что угодно, если кто-нибудь пообещает еще хотя, бы чуть-чуть продлить
его жизнь.
x x x

Бен Квинан прислонился к стене внутри наутилуса, разделенного на
маленькие помещения, и докладывал о том, что происходило в последнее время в
стенах Церкви Элиш. В глубине его сознания поселилась мысль, что, возможно,
он ошибся в выборе союзника. Похоже, Морепа нервничает и ведет себя
необъяснимо придирчиво.
x x x

На белом деревянном заборе, окружавшем домик, что стоял на холодном
скалистом берегу, висела табличка: "Не беспокоить". Голубь заглянул в окно и
увидел, как человек со шрамом, идущим от самой макушки до пятки левой ноги,
настраивает машину из платины и хрусталя.
x x x

По архиву "Нью-Йорк тайме" и дочерних газет пронесся влажный, несущий
за собой аромат моря ветер - пролистал папки, выхватил отдельные истории,
расставил их в другом, очень необычном порядке. Неравномерная вибрация,
скорее напоминающая тяжелый вздох, сотрясла виртуальную комнату, а потом
ветер отправился восвояси, унося с собой знания и оставив в воздухе архива
легкий аромат соли.
Голоса предков объявили войну.
Глава 7

В чудесной роще царства Маркона Вирджиния Тэллент разговаривала с
незримым собеседником, докладывая о том, что повидала за прошедший день.
- Я прошла по джунглям - ты знаешь, я о тех...
- Да, владения Назрата.
- Там поселилась банда отвратительных прогов, похожих на обезьян.
- Очень опасные типы. Они тебя не заметили?
- Нет, я наблюдала из укрытия. Маркон, могу поклясться, что у них
проходили занятия!
- Занятия? Как в школе?
- Нет, они маршировали и учились обращаться с оружием - в основном с
мачете, но кое у кого есть и огнестрельное. За вожака у них огромный зверюга
с седеющей шерстью, и, как мне показалось, на шее у него висит высохшая
человечья голова.
- Это, наверное, Сейджек. Он теперь Вожак Вожаков своего Народа. Его
влияние и россказни о нем распространились далеко за границы владений
Назрата.
- Он не произвел на меня впечатления уж слишком сильного существа.
Сейджек несколько раз прошел рядом со мной, и я обратила внимание, что глаза
у него какие-то бессмысленные и пустые. Впрочем, в племени его явно боятся.
Ты когда-нибудь слышал о подобных вещах?
- Давным-давно.
- Во времена Мастера, Инженера и Проводника? Когда Хранители воевали
между собой и появились Боги?
- Именно так, Вирджиния. Очевидно, Сейджек пошел в услужение к
какому-то божеству, существу более могущественному, чем Хранитель. Не
удивительно, что соплеменники его боятся.
Вирджиния смущенно опустила глаза и принялась что-то рисовать на земле
пальцем.
- Я никогда не спрашивала тебя, Маркон.., скажи мне, Хранители - это
боги?
- На своей территории мы практически боги, Вирджиния. Некоторые из нас
сильнее других, они лучше понимают свое царство, его сильные и слабые
стороны.
- К примеру, ты сильнее Кордалис?
- Совершенно верно. - Маркон вздохнул, и листья на деревьях
затрепетали. - Но мы не можем покинуть свои владения, в то время как те,
кого называют богами, в состоянии свободно путешествовать по Вирту. Однако
только самые великие божества превосходят силой Хранителя на его территории.
Поэтому в стародавние времена, когда велись войны, боги заключали с нами
соглашения, как с суверенными державами, договариваясь о возможности
проходить по нашим землям, а иногда проводить свои армии и получать
провиант.
- А вы изредка воевали со своими соседями.
- Да.
- Маркон, ты заключил какой-нибудь договор с теми, кто к тебе
обращался?

- Пока еще нет.
- А если твои соседи о таком союзе договорятся, сможет один из них, или
сразу несколько, на тебя напасть?
- Да, древние границы сохранены частично благодаря тому, что мы устали
от войн, а частично потому, что каждый из нас имеет то, чем в состоянии
управлять. Однако боги способны наделить могуществом тех, кто им служит -
усилить их программу. Такой сосед меня победит. Если они заключат между
собой союз - а у меня не будет никакой поддержки, - они расправятся со мной
без особых проблем.
- Маркой, в таком случае тебе следует позаботиться о могущественных
друзьях!
- Именно так я и намерен поступить, Вирджиния, но мне необходимо
хорошенько все обдумать, чтобы в мои владения не пришла война и ты была бы
здесь в безопасности. Самое главное мое желание - защитить тебя, моя хрупкая
любовь.
- Я очень ценю твои чувства, - улыбнувшись, проговорила Вирджиния, -
однако не хочу подвергать тебя опасности, заставляя беспокоиться о моей
жизни. Я знаю несколько безлюдных мест в Вирту. Я отправлюсь в одно из них и
спрячусь. А потом, когда сражение закончится, я к тебе вернусь.
- А если война будет продолжаться долгие годы? Или не начнется еще
несколько лет? Где ты спрячешься? Даже в самых отдаленных и диких местах
есть свои Хранители. Где ты сможешь укрыться так, что тебя не найдут мои
враги и не сделают заложницей в надежде убедить меня стать сговорчивее? Я
люблю тебя, женщина, и сделаю все, чтобы сохранить тебе жизнь.
Вирджиния заплакала. Там, где слезы падали на землю, распускались
крошечные белые цветы с золотыми сердцевинками. Они источали сладчайший из
ароматов.
x x x

Джей Доннерджек попрощался с матерью, уведомил Дэка, что намеревается
отправиться в длительное путешествие по Вирту, и покинул замок отца. На
Большую Сцену он прихватил с собой Дьюби, обезьянку, нарушившую приказ
Властелина Непостижимых Полей. Свистнув, Джей призвал пса Танатоса, Мизара,
который ничего не знал о том, каким образом появился на свет, но искренне
любил юношу. Чувствуя, что приключение начинается в отличной компании, Джей
отбросил прядь темных волос со лба и с удовольствием вдохнул морозный
утренний воздух.
- Ты представляешь себе, где искать Медного Бабуина, Лжей? - спросила
Дьюби.
- Не особенно. Сначала я хочу навестить Риса и рассказать ему о том,
что мы затеяли. Из Института пришло сообщение, что он выкарабкался.
Наверняка старик обрадуется посетителям.
- Я.., могу найти.., дорогу, - просипел Мизар.
- Отлично, - ответил Джей. - Мне нельзя долго оставаться с Рисом -
поскольку я буду самим собой, - но начать нужно именно оттуда.
Они пустились в путь: шли по слоям потрескавшейся лавы, плыли под
водами синего океана, скользили на лыжах по горам, склоны которых были
засыпаны тончайшей пылью... Дорога оказалась не самой легкой, однако Мизар
имел обыкновение выбирать кратчайший путь, а Джея отсутствие удобств не
беспокоило. Что думала Дьюби, никто так и не узнал, поскольку она держала
свои мысли при себе.
Когда они оказались поблизости от владений Калтрис, Джей написал
записку на зеленом листке, положил ее на маленький плотик, сделанный из
веток, и опустил в ручей, который бежал через царство зеленоволосой нимфы. В
записке, как и в большинстве тех, что он отправлял в прежние времена,
говорилось: "Я хотел бы, если можно, навестить Риса. Джей".
Прибыв на место, путники увидели, что Рис сидит на своем любимом камне
и работает над формулами, выписанными на чем-то напоминающем кусок обычной
доски. Услышав, что они появились в роще, Рис отложил мел и улыбнулся:
- Мне кажется, я не видел тебя целую вечность, Джей. Где ты пропадал?
- Напрашивался на неприятности, - ответил Джей. - Как ты себя
чувствуешь?
- В виртуальной реальности - прекрасно. В Веритэ операция прошла
успешно, однако докторам пришлось ампутировать правую ногу от колена и ниже.
Я знаю, глупо горевать по поводу отростка, которым я не пользовался вот уже
много лет, но у меня все равно ужасно тоскливое настроение. Развлеки меня
чем-нибудь. Расскажи о своих приключениях.
Джей так и сделал, начав со встречи с банши и закончив своим решением
найти Танатоса. Закончив рассказ, юноша приготовился к неизбежным
замечаниям, однако Рис просто кашлянул и принялся внимательно его
разглядывать.
- А ты вырос.
- Наверное.
- И чувствуешь, что поступаешь правильно.
- Я не вижу никакого другого разумного выхода из положения, Рис. Мои
родители попытались сражаться с Властелином Непостижимых Полей. Они дали мне
возможность стать взрослым человеком. Теперь я могу встретиться с ним на
более равных условиях.
- Вне всякого сомнения, - кивнув, проговорил Рис, - он по-прежнему тебя
добивается и потому позволил тебе повзрослеть и получить образование. А
может, ты нужен ему всего лишь как источник запасных частей? Мне больше не
доводилось слышать ни про одно успешное супружество между жителями Вирту и
Веритэ.
Джей с трудом сглотнул:
- Мне тоже. Но все равно придется рискнуть.
- И ты намереваешься отыскать необычный поезд своего отца.
- Точно.
- Я его ни разу не видел, хотя Джон мне кое-что рассказывал. Прежде чем
отправиться в Непостижимые Поля, попроси его отвезти тебя в рощу, где растут
чудесные магниты. Твой отец воспользовался ими в качестве оружия; возможно,
они послужат и тебе. Конечно, с тех пор, как Джон Доннерджек сражался с
Танатосом на дуэли, господин тех мест вполне мог придумать новый способ
защиты.
- А ты не знаешь, где находится Медный Бабуин?
- Нет, - тяжело вздохнув, ответил Рис, - я уже давно не покидаю
владений Калтрис. Кстати, если ты пришел в собственном теле, тебе нельзя
здесь долго оставаться. Иди, сынок. Сообщи мне, когда добьешься успеха.
- Обязательно, - обняв старика, пообещал Джей.
- Откуда собираешься начать поиски?
- Впервые я услышал о Медном Бабуине от фанта, который утверждал, будто
встречался с моим отцом. Это он рассказал мне о его путешествии в
Непостижимые Поля. Я найду Транто и постараюсь узнать поподробнее, что ему
известно.
- Хорошая мысль. Да сопутствует тебе удача.
- Спасибо.
Старик долго смотрел вслед уходящему юноше, сопровождаемому собакой и
обезьянкой. Рис скрыл от Джея, что в минуты рассеянности его виртуальная
личность имеет тенденцию исчезать, начиная с ампутированной ноги. Калтрис не
видела для этого никаких причин, а Рис подозревал, что просто его жизнь
подходит к концу.
Ему было страшно любопытно, увидит ли он муар, если умрет здесь, в
Вирту.
Когда Десмонд Драм пришел в свой офис, Алиса уже ждала его. Она сидела
в холле, и Десмонд посчитал это проявлением благородства и уважения,
поскольку Линк Крейн отлично умел открывать даже очень сложные замки. Когда
Десмонд распахнул дверь и подтолкнул девушку в кабинет, он подумал, что на
самом деле совершенно невозможно принять ее за юношу - походка и округлые
бедра делали Алису весьма соблазнительной. А какие у нее потрясающие зеленые
глаза! Она никогда не станет ослепительной красавицей, но, если судить по
матери, с годами превратится в чрезвычайно привлекательную особу.
Налив чуть-чуть из своей любимой бутылки, он поднял за нее тост, в душе
потешаясь над самим собой. Драм подозревал, что Алиса не обращает внимания
на язык своего тела, когда они остаются наедине. В конце концов, ему ведь
известен секрет Линка Крейна, да и вообще, он настолько ее старше, что
девушка не рассматривает его в качестве мужчины.
- У вас есть для меня новости? - взволнованно спросила Алиса, поставив
на стол стакан, к которому практически не прикоснулась.
- Есть. - Десмонд замолчал, чтобы немного подразнить девушку, но потом
сжалился над ней. - Возможно, не совсем то, что ты хочешь услышать, дружок.
- Давайте, я слушаю!
- Хорошо. Сначала я тщательно все проверил и обнаружил, что в Шотландии
нет человека по имени Джейсон или Джей Макдугал, который мог бы быть твоим
юным рыцарем. Более того, я проверил свидетельства о рождении и не нашел
никаких упоминаний о нашем приятеле.
- Правда?
- Не имея фотографии, я почти ничего разумного сделать не мог и потому
принялся изучать имена, которые ты мне назвала: Милбурн и Дэк.
- Правильно.
- Поскольку с Милбурном Джей связывался, находясь в Нью-Йорке, я начал
с него. Пару раз забредал в тупики, но в конце концов кое-что нашел.
- И?..
- В Нью-Йорке зарегистрирована искусственная личность по имени Милбурн.
Он работает в Институте Доннерджека и среди прочего выполняет обязанности
шофера и пилота.
- Звучит многообещающе.
- И еще более многообещающе звучит то, что владельцем Института
является некто по имени Джон Д'Арси Доннерджек. А живет он в замке на
острове, расположенном неподалеку от побережья Шотландии.
Природный ум Алисы нашел себе отличное применение в профессии, которую
она выбрала.
- Инициалы одинаковые - если отбросить "Мак", - а Джей сказал, что он
из Шотландии. Почему имя Джон Д'Арси Доннерджек кажется мне знакомым?
- Это один из самых великих инженеров, участвовавших в создании
виртуальной реальности. Возможно, ты уже побывала в его Аду.
- Да. Мне не очень понравилось. А вы позвонили в Институт Доннерджека?
- Гораздо лучше - я позвонил прямо в замок. Робот, ответивший на
звонок, сказал, что хозяин путешествует. Я попросил его назвать свое имя, и
он представился: Дэк.
- Здорово! Но Джей не может быть тем Джоном Д'Арси Доннерджеком, ведь
так же?
- Нет, Доннерджек намного старше. Он даже старше твоей матери,
возможно, мой ровесник. Алиса не сумела оценить его шутки.
- Тогда кто же такой Джей?
- Меня тут посетила кое-какая мыслишка, - проговорил Драм и включил
голографический альбом на своем столе. - Я нашел несколько снимков
Доннерджека в молодости. Видишь что-нибудь?
- Вне всякого сомнения, существует сходство, верно? Они не идентичны,
но достаточно похожи, чтобы сделать вывод: эти люди имеют какое-то отношение
друг к другу.
- Я тоже так подумал. Не все отцы и сыновья так похожи, как ты и твоя
мать, Алиса. Думаю, что если Джей не сын Доннерджека, значит, он его
племянник - или младший брат.
Продолжая разглядывать голографическое изображение, Алиса кивнула.
- А вы нашли что-нибудь о жене Доннерджека?
- Нет, - пожав плечами, ответил Драм. - Но это ничего не доказывает.
Мне не удалось отыскать никаких сведений и о детях. Кроме того, я не сумел
раскопать ни единого упоминания о сестрах или братьях Джона Доннерджека, так
что теория о племяннике также не выдержала проверки. Должен признать, я
несколько озадачен. И тем не менее мне кажется, что мы вышли на твоего
Лицея. Он является родственником Доннерджека и по крайней мере часть времени
живет в замке в Шотландии.
- Давайте ему позвоним!
- Я попытался - воспользовался новой виртуальной личностью, чтобы Дэк
не понял, что звонит один и тот же человек. Мне не удалось поговорить с
Джеем; более того, Дэк заявил, что такого человека не существует.
- Гм-м.
- А связавшись с Милбурном, я получил точно такой же ответ. Он вел себя
чрезвычайно вежливо, однако заявил, что я, по всей видимости, перепутал его
с кем-то другим. Но я проверил путевки, выданные Институтом Доннерджека на
полеты за несколько дней до торжеств элишитов, и обнаружил, что одну из них
получил Милбурн. Место назначения не обозначено, но время возвращения
показывает, что он вполне успел бы слетать в Шотландию.
- Странно.
- Очень. Если бы не кровь на сиденье моего спиннера, я бы сказал, что в
вопросе Джея Макдугала мы оба, ты и я, стали жертвами массовой галлюцинации.
- Перестаньте издеваться!
- И не думал. Я только пытаюсь объяснить тебе, как обстоят дела,
дружок.
- Угу.
У Алисы сделался такой несчастный вид, что Драм протянул руку и
погладил ее по плечу.
- Наши изыскания еще далеко не закончены, дружок, просто мы немного
задержались в пути. Кстати, со мной связался ты знаешь кто. Назначил встречу
на сегодняшний вечер.
Алиса тряхнула головой, расправила плечи, немного поерзала на стуле и
каким-то непостижимым образом превратилась в юношу. Драм пришел в восторг.
- Надеюсь, разговор с ним отвлечет меня от грустных мыслей, - заявил
Линк. - Хотите сначала пообедать?
- Да. Пойдем в китайский ресторан?
- Угу, я не прочь попробовать баклажаны с чесноком.
- Гм-м.


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: В непостижимых полях...
 Сообщение Добавлено: 07 сен 2012, 15:01 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 фев 2012, 23:39
Сообщения: 647
Джей шагал под пышными кронами гигантских деревьев. Дьюби легко прыгала
с ветки на ветку, оплетенные толстыми лианами с желтыми, красными и
оранжевыми цветами. Мизар то и дело щелкал челюстями, пытаясь поймать
пролетавших мимо жуков с гладко отполированными поблескивающими медью
крылышками. Где-то среди листвы прятались и выводили свои трели невидимые
птицы. Время от времени, когда Джей подходил слишком близко к гнезду, птица,
высиживавшая птенцов, начинала пронзительно кричать. Вокруг кипела жизнь в
самых разных, фантастических и невероятных проявлениях, но Джею джунгли
почему-то казались пустыми и необычными.
- Мизар, мы пришли туда, куда нужно?
- Пахнет правильно... - Пес со скрипом приподнял свою уродливую голову.
- Да.., владения Назрата. Джей принялся оглядываться по сторонам:
- Как-то все не так. Слишком тихо? Нет, не то... Чего-то не хватает.
Дьюби спрыгнула с ветки ему на плечо.
- Сквозь просвет в деревьях я рассмотрела равнину.
- Хорошо, - рассеянно проговорил Джей. - Мизар, когда мы доберемся до
равнины, ты сможешь найти след фантов?
- Каких.., фантов?
- Лучше стадо Транто. Но любое другое тоже подойдет. Они все друг про
друга знают. Даже одинокий самец сможет указать нам направление.
Мизар помахал хвостом, показывая, что понял. Когда они вышли из-под
зеленого прохладного свода джунглей на залитую солнцем, заросшую травой
равнину, он опустил нос к земле и начал метаться по кругу. Джей устроился на
пригорке в тенечке, наблюдая за псом и пытаясь понять, почему так странно
себя здесь чувствует. Он так и не пришел ни к какому выводу, когда Мизар
тихонько залаял.
- Я нашел.., фанта. Кровь.., тоже. Будь осторожен. Юноша поднялся на
ноги и поспешил за Мизаром, даже не остановившись, когда Дьюби соскочила с
ветки и забралась к нему на плечо.
- Мы будем осторожны, Мизар. Запах крови свежий?
- Очень. И запах фанта.
- Может быть, именно поэтому здесь царит такая необычная тишина, -
предположил Джей, не чувствуя, впрочем, особой уверенности в собственной
правотe. - Если тут прячется чудовище, которое в состоянии ранить фанта...
- Транто, - перебил его Мизар.
- Транто? - Джей побежал вперед. - Если тут появилось чудовище, которое
в состоянии ранить Транто, все остальные жители наверняка попрятались по
своим норам.
- Надеюсь, оно ушло, - пробормотала Дыоби.
- Гм-м...
Спустя некоторое время путники приблизились к водопою, окруженному
небольшой рощицей. Над деревьями повисло несколько птиц, похожих на
стервятников; розовые и абсолютно голые шеи и головы делали их какими-то
непристойно яркими, словно они направлялись на карнавал. Впрочем, учитывая
очевидное назначение могучих изогнутых клювов и острых когтей, можно было не
сомневаться, зачем сюда пожаловали стервятники.
- Что бы там ни пряталось, оно живое, - сказал Джей, - иначе птицы
давно спустились бы на землю.
- Транто, - терпеливо повторил Мизар. - Я чувствую запах Транто.
Древний фант лежал без сил на боку. Его серая сморщенная шкура была
изодрана в клочья, внизу собралась огромная лужа крови. Только возмущенный
взмах хобота, которым Транто пытался отогнать стервятника, опустившегося на
землю рядом, показал, что фант еще жив.
Мизар пронзительно взвыл - и воздух наполнил мерзкий звук, похожий на
рев расстроенных усилителей. Стервятники поднялись повыше, они поняли, что
получили предупреждение, однако не испугались. Джей, не обращая на них
никакого внимания, бросился к фанту. И сразу понял, что дела Транто обстоят
гораздо хуже, чем могло показаться вначале.
Впрочем, враг древнего фанта свое получил - длинные могучие бивни стали
алыми от крови и внутренностей существа, с которым ему пришлось сразиться.
- Транто... - начал Джей, и голос его дрогнул. Глаз Транто остекленел
от боли, затянулся пеленой, точно на него накатило безумие, однако он
пошевелил правым ухом, показывая, что узнал Джея. Не обращая внимания на
кровь, пропитавшую землю, Джей стал на колени и склонился к голове фанта.
- Кто это сделал?
Транто попытался ответить, но изо рта у него потекла лишь окрашенная
кровью слюна. Надеясь немного успокоить фанта, Джей положил руку ему на ногу
- единственное место, израненное не так сильно.
- Мизар?
Пес, отгонявший круживших над поляной стервятников, повернул голову.
Несколько желто-синих перьев застряло в его металлических зубах.
- Да?
- Мизар, найди для меня Назрата.
- Трудно. Хранителям нет.., необходимости быть... Есть здесь.
- Я хочу поговорить с ним, как с Калтрис. Можно послать ему сообщение?
Дьюби бросила в одного из стервятников горсть фиников и весело
расхохоталась, увидев, что попала.
- Невозможно, если он не пожелает тебя услышать, но мне кажется, сейчас
он следит за этим районом - ведь про Транто не скажешь, что он простой прог.
- Значит, нужно обратиться к воздуху?
- А почему бы и нет?
Джей пожал плечами. Идея совсем не показалась ему дикой, ведь в отличие
от любого другого жителя Веритэ он вырос в Вирту. Продолжая гладить ногу
Транто и оценив в уме серьезность его ранений, Джей начал свой монолог:
- Назрат, мы встречались раньше, мельком. Я Джей Доннерджек. Когда я
приходил сюда в джунгли поиграть или поговорить с Транто, я восторгался
красотой и многообразием твоего царства. Теперь же мне кажется, будто здесь
что-то не в порядке, будто свершилось зло. Понимаешь, я не в состоянии
представить себе существо, которое может так располосовать тело Транто и
спокойно покинуть поле боя. Судя по бивням фанта, он серьезно ранил своего
врага, но, оглядываясь по сторонам, я не нахожу кровавых следов, уходящих с
этой поляны. Странно, верно?
Он помолчал немного, но никакого ответа не последовало.
- Я пришел сюда в надежде получить совет Транто. Обнаружить его в таком
состоянии.., ну, скажем, не правильно. Не мог бы ты каким-нибудь образом
привести его в порядок?
Лужа крови словно ожила, на поверхности появились пузыри, и Джей
услышал:
- Транто отправляется в Непостижимые Поля.
- Интересно, - кивнув, заявил Джей. - Я тоже туда собрался. Если ты
починишь Транто, я возьму его с собой. На поверхности появились новые
пузыри.
- Ты надо мной потешаешься!
- Честное слово, вовсе нет! Ты наверняка слышал о Доннерджеках. Мой
отец дважды побывал в Непостижимых Полях. Называй мои чувства ностальгией,
только я тоже хочу туда сходить.
- Ностальгия? Безумие!
- Назрат, я предполагаю, что тот, кто расправился с Транто, создан не
тобой. Следовательно, ты можешь его починить, не нарушая своих внутренних
законов.
- А зачем?
- Сделаешь мне одолжение и сохранишь потрясающего прога.
- Ты возьмешь его с собой в Непостижимые Поля?
- Я туда иду. Вряд ли мне удастся силой заставить такое громадное
существо, как Транто, пойти со мной, но я уверен, что он не станет делать из
меня лжеца.
Огромное ухо чуть дернулось - Транто показал, что Джей совершенно прав.
- Ты меня поразил, юный Доннерджек. И я возмущен тем, что здесь
произошло. Хорошо, если ты обещаешь взять с собой Транто в Непостижимые
Поля, я уничтожу ошибки, проникшие в его систему.
- А что здесь произошло?
- Спроси у фанта. Мне больше не хочется разговаривать. Неожиданно
поверхность, на которой лежал Транто, вспенилась, кровь фанта, в отрицание
законов гравитации, начала отделяться от грязи, потекла по его бокам и
проникла в раны. Когда процесс завершился, на совершенно сухой шкуре фанта
осталось множество свежих шрамов.
Поднявшись на ноги, Джей посмотрел на свои руки, потом брюки и
рассмеялся, прекрасно понимая, что Хранитель видит и слышит, как он
радуется.
- Здорово! Транто, как ты себя чувствуешь? Тяжело вздохнув, фант
сначала встал на колени, а потом под громкие, разочарованные крики
стервятников выпрямил ноги. Транто громко протрубил им вслед и принялся
ощупывать себя хоботом.
- Гораздо лучше, чем можно было бы ожидать. Теперь я должник Назрата -
и твой тоже. Примите мою благодарность.
- Что произошло? Кто так тебя изранил?
- Я расскажу, только мне необходимо немного попить и подкрепиться.
Назрат с поразительным мастерством сумел вычеркнуть причиненный мне вред из
программы, но я все равно чувствую себя не лучшим образом.
- Ясное дело. Дьюби, сбрось-ка сюда парочку бананов и кокосов, будь
любезна.
- Конечно, Джей. Я такого в жизни не видела. Интересно, как понравится
Танатосу известие о том, что юный Доннерджек снова лишил его добычи?
- Полагаю, мы скоро узнаем, - беспечно пожав плечами, ответил Джей,
который на самом деле особого веселья не испытывал.
Подкрепляясь, Транто поведал ему свою историю:
- Некоторое время тому назад меня посетила весьма странная особа -
самка-фант. Она предложила моему стаду принять участие в сражении, целью
которого является разрешение разногласий и борьба с несправедливостью -
между Вирту и Веритэ.
- Несправедливость?
- Должен признаться, я не совсем ее понял. Похоже, она считает, что
Веритэ плохо обращается с виртуальной реальностью. Когда я не выразил
желания присоединиться к ее крестовому походу, она возмутилась моим
поведением и ушла в джунгли. Я чувствовал себя отвратительно после разговора
с незнакомкой и всю ночь охранял свое стадо, однако я и не подумать не мог,
что среди тех, кому доверял, окажется предатель.
На рассвете мы двинулись в путь, я хотел, чтобы мое стадо оказалось как
можно дальше от того места, где бродит странная самка. И неожиданно я
услышал сигнал - какой-то фант бросил мне вызов. Я обернулся...
x x x

Маггл покинул свое место в задних рядах стада - но как же он изменился!
Перед Транто стоял не замухрышка - тощий, слабый, почти без клыков; Маггл
превратился в огромную могучую серую гору мышц, покрытых грубой, сморщенной
шкурой, из пасти торчали такие громадные клыки, что было непонятно, как ему
удается отрывать их от земли. Тело Маггла окружало слабое золотистое сияние,
ясно различимое даже в яркий солнечный день. Не изменился только голос,
благодаря которому Транто и узнал своего врага.
- Я пришел бросить тебе вызов, Транто. Сейчас мы решим, кто из нас
достоин быть вожаком стада!
- А ты поправился, Маггл, а?
Голос Транто звучал насмешливо, он говорил и одновременно оценивал
возможности своего противника. То, что он увидел, ему совсем не понравилось.
Маггл не только прибавил в весе, в его движениях появились ловкость и
быстрота. Легкость, с которой он управлялся со своими бивнями, указывала на
то, что теперь фант обладает недюжинной силой. Впервые за долгие годы Транто
испытал страх.
Во время первой же атаки клык Маггла оставил глубокую борозду в боку
Транто, которому пришлось расстаться с надеждой, что Маггл еще не научился
использовать свои новые способности. И тем не менее Транто за долгие годы
жизни набрал опыта и хитрости - он не отступил и дал своему врагу бой. Время
от времени он наносил Магглу раны не менее серьезные, чем те, что получал
сам, но каждый раз, как только враг начинал слабеть, его окружало золотистое
сияние, и он снова шел в бой.
Сначала Транто решил, что каким-то образом оскорбил Назрата и Хранитель
послал воина, который должен его победить. Однако золотистый свет и аромат,
окружавший Маггла, почему-то напомнили ему о приходившей незнакомке. Прежде
чем упасть на землю, Транто убедился, что его предал не Маггл, а она.
x x x

- И все же, - продолжал Транто с набитым травой ртом, - мои
предположения совсем меня не утешили, когда я смотрел, как Маггл уводит
стадо.
- Найти их? - предложил Джей. Мизар почесал за ухом, сделанным из куска
гобелена - розы в викторианском стиле.
- Я не.., чувствую...
- Нигде?
Мизар покачал головой, продолжая почесываться. Устроившаяся на ветках у
них над головами Дьюби громко икнула и уронила кожуру от банана прямо на
Транто. Фант тут же отправил ее в рот.
- Отсюда, сверху, мне отлично все видно - нигде нет никаких фантов. А
большое стадо должно поднять много пыли, - крикнула обезьянка.
- Ушли, - печально вздохнул Транто. - Маггл - или тот, кто его изменил
- увел их сражаться в чужой войне. Мне остается лишь надеяться, что они
пожалеют молодняк. Впрочем, трудно на это рассчитывать. Та незнакомка
показалась мне какой-то холодной.
- Холодной? - переспросил Джей. - Ты имеешь в виду, злой?
Транто задумался.
- Нет, я видел именно холод: готовность пожертвовать множеством жизней
ради победы каких-то идеалов. Не знаю, как объяснить тебе точнее. Мы с ней
не очень долго разговаривали.
- Может быть, все-таки попробуем разыскать твое стадо?
- Их не найти, - ответил Транто. - Здесь нет фантов. Ты сказал Назрату,
что пришел попросить моего совета по поводу путешествия в Непостижимые Поля.
Ты намерен пройти тем же путем, что и твой отец?
Дьюби фыркнула, а Джей принялся пальцем ноги что-то рисовать в пыли.
- Не совсем. Давным-давно ты мне говорил, что поезд по имени Медный
Бабуин сможет рассказать о сражении моего отца с Властелином Энтропии.
- Да.
- Ты в силах отыскать Медного Бабуина?
- Возможно. После того нашего разговора я выяснил, где находится одна
из его станций, и могу тебя туда отвести.
- Спасибо.
- А если он согласится доставить тебя в Непостижимые Поля, я пойду с
тобой.
- И снова я тебя благодарю.
- Мною двигают не только альтруистические соображения. Я слышал, как ты
обещал Назрату взять меня с собой, и не могу позволить тебе нарушить слово.
Во мне поднимается черный гнев - тот самый, что нередко имел самые тяжелые
последствия.
- Значит, приближается приступ безумия?
- Вполне вероятно. Ты помнишь, что нужно делать, чтобы меня вылечить?
- Повторение не помешало бы. Хорошая память не является одним из моих
достоинств.
- В таком случае я освежу твою память, пока мы разговариваем. Хочешь
прокатиться у меня на спине?
Джей поднял голову и посмотрел на плечо Транто. И хотя оно было намного
ниже верхушек деревьев, он вдруг почувствовал приступ акрофобии.
- Конечно. Если не возражаешь.
- Мне это доставит удовольствие. Ты не будешь за мной поспевать, в
особенности если мы попытаемся еще и разговаривать. Я возьму на спину и
обезьяну с собакой.
- Я лично не против, - фыркнула Дьюби. - Отправиться навстречу Судьбе с
шиком - класс! Мизар заскрипел - так он смеялся:
- Я.., на своих ногах. Прижав нос к земле. Транто поднял Джея и усадил
у себя за головой. Дьюби устроилась на плече Джея, и вся компания пустилась
в путь по равнине. Землетрясение, сопровождавшее их, могло быть рождено
могучими ногами Транто - или то смеялся Назрат, ведь у Хранителей такое
необычное чувство юмора.
x x x

И снова Драм и Линк встретились со своим работодателем в Веритэ, и
снова он предстал перед ними в маске и костюме. На сей раз Деймон надел
великолепное кимоно из бледно-золотистого шелка, расшитое малиновыми
драконами, пурпурное нижнее одеяние и такие же перчатки. Демоническая маска,
скрывавшее лицо, отливала цветами, гармонировавшими с остальным нарядом.
Заметив, что Деймон получает истинное удовольствие от своего
изысканного костюма, Алиса как-то раз удивилась тому, что их работодатель не
назначает им свидание в Вирту, где гораздо легче и эффективнее изменить
облик. Довольно быстро она сообразила, что Деймон, по-видимому, боится
пересекать границу виртуальной реальности. Приняв во внимание его повышенный
интерес к элишитам, она пришла к выводу, кем на самом

деле может быть Деймон.
Однако не стала делиться своими догадками с Драмом тот достаточно умен
и сам способен прийти к таким же точно умозаключениям. Если он не стал
упоминать о них вслух, значит, имелась какая-то причина. Десмонд Драм
несказанно удивился бы, узнав, с каким уважением относится к нему его
напарник Линк Крейн. С другой стороны, будучи Десмондом Драмом, он, вполне
возможно, нисколько не удивился бы.
Деймон готовил чай, а Драм докладывал о том, как идет расследование:
- Элишиты, вопреки общему мнению средств массовой информации, решили
отреагировать на выступления критиков чрезвычайно воинственно. В течение
нескольких дней после беспорядков они вели себя весьма сдержанно и скромно,
а потом - совершенно неожиданно - все переменилось. Линк?
Линк взял в руки тонкую фарфоровую чашку с чаем, смущенно поклонился
Деймону и постарался привести в порядок свои мысли.
- Основываясь на лингвистическом анализе последних пресс-релизов
элишитов, я пришел к двум выводам. Во-первых, агрессивное поведение - вовсе
не поза. Руководители Церкви совершенно искренне верят, что все у них пойдет
так, как они того пожелают. Если бы речь шла только о материалах прессы, я
непременно пришел бы к выводу, что это чистейшей воды блеф, однако мне
удалось взять несколько "импровизированных" интервью, в которых звучит та же
уверенность.
Деймон изучал цветок хризантемы, который распустился внутри его чашки.
Затем повернул прячущееся за маской лицо к Линку. Поскольку глаза закрывали
черные сетчатые пластины, эффект получался пугающим.
- Интересно. А каков второй вывод?
- Учитывая, что изменение в поведении элишитов произошло неожиданно, я
предположил, что имело место какое-то совещание, чрезвычайно важное, во
время которого и было принято решение перейти к новой политике. Дальше
расследованием занимался Драм.
Десмонд поставил чашку и заговорил:
- Подтвердить догадку Линка оказалось совсем не трудно. У элишитов
имеется несколько залов, оснащенных для совещаний одновременно в виртуальной
и обычной реальности. Судя по сведениям регистрационных служб, официальным
данным управления посадочными площадками и счетам за сервисные программы, в
день, когда первый пресс-релиз, ясно показавший изменение в курсе элишитов,
увидел свет, действительно проходило совещание высших представителей Церкви.
- В Нью-Йорке? - спросил Деймон.
- Совершенно верно. Выступления элишитов в прессе навели на число, с
которого я начал свои поиски, и довольно быстро мне удалось обнаружить, что
за несколько дней до этого в Нью-Йорке встречались старейшины Церкви.
Деймон скрестил руки на груди. И хотя лицо надежно скрывала маска, у
его гостей возникло ощущение, что он нахмурился.
- Изменение в курсе - как вы выразились - привело к созданию нескольких
весьма неожиданных союзов. Праздник элишитов быстро становится любимой
темой, которую с удовольствием обсуждают самые разные группы,
заинтересованные в сохранении свободы вероисповедания или свободы слова.
- И неудивительно, - кивнув, проговорил Драм. - Они купили кусок земли
в Калифорнии и готовят новый праздник.
- Да. - Деймон повертел в руках чашку. - Чрезвычайно интересно. А
теперь я попрошу вас поделиться со мной своими самыми неожиданными
предположениями и, возможно, дикими выводами.
Линк взглянул на Драма, тот молча кивнул.
- Мы считаем, что элишитам кто-то советует, как им следует себя вести.
И этот некто пользуется среди них огромным авторитетом. С Верховным
Священником по-прежнему обращаются почтительно, но возникает ощущение, будто
его передвинули на ступеньку ниже.
- Думаете, речь идет об одном из богов? Может быть, Бел Мардук?
- Нет, не похоже, - покачав головой, сказал Линк. - Я посетил
достаточное количество служб, чтобы понимать, что представляют собой боги.
Они могущественны, высокомерны и несколько старомодны в своих представлениях
об окружающем мире. Тот, кто направляет элишитов, отличается тонким умом и
хорошо знаком с современной культурой.
- Значит, вы подозреваете... - подсказал Деймон.
- Литература, посвященная Церкви Элиш, утверждает, что ее прародителем
явился эйон, но никто так и не смог этого доказать, а Церковь, естественно,
твердит о божественном вдохновении.
- Но...
- Да, я думаю, что данный эйон в настоящий момент принимает активное
участие в жизни Церкви Элиш и влияет на ее политику. Я подозреваю, что его
цели параллельны - но ни в коей мере не идентичны - тем, о которых публично
заявляют элишиты.
- И что?
Линк замолчал, не зная, стоит ли продолжать. Тогда заговорил Драм:
- Парнишка считает, хотя это звучит и дико, что основатель Церкви Элиш
планирует нанести удар и захватить Веритэ. Путешествия богов и события в
виртуальной реальности - всего лишь начало.
- Невероятно, правда? - сказал Линк. - Огромный компьютер не в
состоянии подчинить себе реальность, которая его создала. И все же
складывается впечатление, что именно так и обстоит дело.
- Я не знаю, как они намереваются претворить свои планы в жизнь, -
заявил Деймон, - но подозреваю, что нам следует это выяснить, причем как
можно скорее. Лично я не хочу жить в мире, в котором боги, вроде Бела
Мардука, обладают неограниченной властью.
Он поднял чашку, салютуя своим гостям. Драм и Линк повторили его
движение.
Тьма: шелковая паутина между багрянцем и золотом.
Доктор Лидия Хаззард проводила пациента до двери кабинета и передала
молодого человека медсестре, которая проследит за тем, чтобы он получил все
рецепты, а счет отправился по нужному адресу. Прикоснувшись к кнопке вызова
интеркома, утопленной в поверхности ее рабочего стола из орехового дерева,
Лидия сообщила в приемную, что освободилась и готова заняться следующим
пациентом.
- Никого не осталось, доктор, - вежливо сообщила секретарша-андроид. -
С остальными справятся автоматические системы.
- Спасибо, Делла, - поблагодарила Лидия. - Я выйду через заднюю дверь.
- Хорошо. Желаю вам приятно провести вечер.
- До завтра.
Вернувшись в свою квартиру, Лидия с радостью, чуть окрашенной чувством
вины, обнаружила, что Алисы нет дома. И не в том дело, что она не любила
дочь или не радовалась ее обществу; просто Алиса была очень сложной
личностью, а Лидия - по необходимости - стала матерью-одиночкой.
Ее собственные родители с удовольствием ей помогали, но их заботы
казались Лидии чрезмерными (они никак не могли забыть, каким необычным
способом зачата их внучка), а кроме того, они так безобразно баловали
девчонку, что Лидия потратила солидную сумму денег и завела няню-андроида.
На нее и легла ответственность за то, чтобы Алиса не выросла эгоисткой.
Лидия считала, что няня поработала неплохо. Дочь доктора Хаззард
превратилась в весьма необычную молодую женщину, которая старательно и
совершенно самостоятельно развивала собственные способности и, став Линком,
уже сумела внести личный вклад в общественную жизнь. Ее мать даже испытывала
по этому поводу самую настоящую гордость. Порой Лидия жалела, что Алиса мало
времени проводит со своими сверстниками, но потом она вспоминала, что во
время каникул, проведенных (как давно!) в виртуальной реальности, и сама
больше всего стремилась к уединению.
Теперь же, наслаждаясь покоем огромной пустой квартиры, Лидия написала
Алисе записку, затем быстро приготовила легкий ужин из салата и хлеба. Зажав
в руке горбушку, ушла в свои комнаты. Там, в маленькой каморке, находилась
ее собственная кушетка (новейшей модели) для перехода в виртуальную
реальность - предмет роскоши, на котором настояли родители.
Лидия нисколько не сомневалась, что именно Амбри, а не ошибка в
общественной системе переноса, ответствен за ее "исчезновение" и
последовавшую беременность. Впрочем, ее совершенно не беспокоил тот факт,
что корпорации, которой принадлежало туристическое агентство, пришлось
выплатить компенсацию. По иронии судьбы, она была застрахована в компании
"Хаззард", так что собственная фирма Абеля и Карлы обеспечила их внучку
начальным капиталом, увеличивающимся каждый год; в скором времени Алиса
должна стать до неприличия богатой.
Лидия Хаззард полностью одобряла иронию судьбы, считая, что реальная
жизнь отлично преуспела в данном вопросе - в отличие от искусства.
Раздевшись, она активировала систему переноса и отправилась на поиски
своего мужа. Пересекая пропасть между двумя вселенными, Лидия невольно
усмехнулась - многие жалеют ее, полагая, будто она одинока, и не
представляют себе, какую насыщенную супружескую жизнь она ведет.
И снова - какая ирония!
Она прошла в Страну За Северным Ветром - район, не нанесенный ни на
одну карту Вирту, Хранительница которого не желала признавать ни чьей
власти, кроме своей собственной. Впрочем, по отношению к ним Хранительница
держалась дружелюбно и всегда показывала Лидии дорогу (неожиданно у нее
из-под ног выскакивал камешек и устремлялся вперед, или вдруг птица
принималась перепрыгивать с ветки на ветку, а порой начинали цвести розы) к
Вулферу Мартину Д'Амбри.
Сегодня он занимался волынками; услышав шаги Лидии, Мартин с искренней
радостью отложил их в сторону:
- Лидия!
Они обнялись. Положив голову ему на плечо, Лидия подумала о том, что
Амбри мало изменился со времени их первой встречи. Борода оставалась такой
же аккуратной, хотя Лидия ни разу не видела, чтобы он ее подстригал или
приводил в порядок, а в одежде Амбри по-прежнему предпочитал несколько
старомодный стиль.
Сама же Лидия решила, что ее виртуальная личность должна выглядеть
точно так же, как реальная. За прошедшие годы она, естественно, повзрослела,
и теперь они стали ровесниками. Если все и дальше пойдет точно так же, она
постепенно будет стареть... Впрочем, Лидия достигла такого возраста, когда
перемены происходят медленно и почти незаметны. Она рассеянно сказала себе,
что, возможно, скоро тщеславие заставит ее начать скрывать эти изменения, по
крайней мере в Вирту.
Наконец Амбри отпустил ее и, взяв за руку, усадил на камень рядом с
собой. Несмотря на то что он явно обрадовался ее появлению, Лидия подумала,
что за годы, прошедшие с их первой встречи, кое-что все-таки изменилось.
Когда она с ним познакомилась, Вулфер Мартин Д'Амбри казался ей загадочным и
одновременно беззаботным человеком, который радовался тому, что может играть
на своей волынке и дружить с Хранителями самых диких районов Вирту. Теперь
же в его темных глазах под густыми бровями застыло тревожное выражение.
Амбри по-прежнему играл на волынке, только сейчас соблюдал осторожность,
поскольку, как он сам ей признался, бежал от могущественного существа, в
силах которого заставить его вернуться и снова сделать своим слугой - если
только ему удастся отыскать Амбри.
Однажды Лидия спросила, почему он не прекратит играть, раз боится, что
пение волынки приведет к нему врага. Амбри был потрясен ее вопросом и
заявил, что он Волынщик и не может существовать без музыки. , Понимая, что
подобные вопросы расстраивают любимого, Лидия больше к ним не возвращалась.
Вирту окружало огромное количество загадок, она только начинала знакомиться
с некоторыми из них - несмотря на то, что ей были известны тайны, о
существовании которых многие жители Веритэ даже и не подозревали.
- Я рад, что ты пришла меня навестить, любовь моя, - сказал Амбри. -
Особенно сейчас.
- Почему?
- Мне нужно посоветоваться с врачом.
- Разве ты можешь заболеть? Я не представляла себе, что такое бывает.
Что случилось?
Амбри почесал подбородок чуть повыше бороды. Глядя на мужа, Лидия
сообразила, что он смущен и нуждается в утешении и поддержке - раньше за ним
такого не водилось. Она обняла его и прижала к себе, как делала, когда Алиса
была маленькой.
Амбри тихонько рассмеялся, и Лидия поняла, что он доволен.
- Я обнаружил провалы в своей памяти, - начал он и тут же поспешил
пояснить:
- Не такие провалы, которые возникают у неисправной компьютерной
программы - по крайней мере я думаю, что не такие. Я не видел муар - мрак,
искривляющий реальность, что часто предшествует фатальному разрушению прога.
Лидии стало не по себе, когда услышала, что ее любимый говорит о себе
подобные вещи, но она промолчала.
Амбри продолжал:
- Я прихожу в себя в самых неожиданных местах и не помню, как я туда
попал. Иногда оказывается, что я иду, опираясь на палку. Однажды я вдруг
очутился в нашем старом домике и понял, что копаюсь в каком-то диковинном
приборе.
Нахмурившись, Лидия пробежала рукой по волосам - привычка, из-за
которой в Веритэ она часто выглядела не очень аккуратно причесанной. Здесь
же заботливая Хранительница тут же послала легкий ветерок, и тот привел ее
волосы в порядок.
- Если бы я сейчас разговаривала с пациентом в Веритэ, первым делом я
спросила бы его, не экспериментирует ли он с какими-нибудь новыми
препаратами. Ты ничего не принимал?
- Ничего, кроме темного пива, которое я пью всю свою жизнь, - покачав
головой, ответил Амбри.
- Другая возможность - расстройство психической деятельности, -
неуверенно проговорила Лидия, пытаясь сохранять профессиональную
отстраненность. - Известны ли такие случаи.., среди твоих родных?
Вулфер Мартин Д'Амбри наклонил голову набок, погладил Лидию по руке.
- Некоторые местные жители Вирту принадлежат к той или иной семье, если
можно так сказать. Репродуктивные проги так же стары, как и первые
копировальные программы. Однако я ничего не знаю о своем происхождении. И
никогда не знал. Я не помню времени, когда меня не было, и порой у меня
возникают определенные проблемы в извлечении систематизированных данных.
Обычно требуется какое-нибудь событие - например, пробуждение активности
моего былого господина, - чтобы напомнить, что когда-то я не только играл на
волынке, плавал на корабле с алым парусом и любил мою Лидию.
Лидия сердито посмотрела на зайчонка, слишком уж внимательно
прислушивавшегося к их разговору. Зверек немедленно умчался прочь.
- Значит.., возможно, в твою базовую программу закралась ошибка. Как
насчет диагностической программы?
- Их несколько. Я ни разу не пользовался ни одной, но мы без проблем
сумеем найти не слишком болтливого Хранителя, у которого имеется необходимое
оборудование.
- Тогда давай так и поступим. Вероятно, в твоих старых воспоминаниях
есть что-то такое, что теперь, когда ты пытаешься ускользнуть от своего
прежнего господина, всплыло на поверхность. Помнишь, как еще до рождения
Алисы к нам в гости пришла женщина, утверждавшая, будто она живет в замке
Доннерджек?
- Еще бы. Ее приход так напугал меня, что заставил спасаться бегством.
- Институт Доннерджека - одно из немногих заведений, где самое
серьезное внимание уделяют медицине и виртуальной инженерии. Как ты
относишься к тому, чтобы проконсультироваться с ними?
Вулфер Мартин Д'Амбри колебался.
- Я привык жить один, посещение общественных мест меня пугает.
- Больше, чем потери памяти и то, что ты приходишь в себя в самых
неожиданных местах и не знаешь, как туда попал?
- Нет.
- Амбри, если хочешь, мы обратимся в небольшой, полностью
автоматизированный центр, но там может не оказаться необходимого
оборудования - ведь медтехи тоже лечат далеко не все болезни.
Лидия помолчала, поскольку никогда раньше ей не приходилось
задумываться о финансовом положении своего мужа. У нее складывалось
впечатление, что в Вирту у него было все, в чем он нуждался, но сейчас она
вдруг поняла, что жил он довольно скромно - в определенном смысле, пользуясь
дарами земли, и не более того.
- Если тебя беспокоит материальная сторона вопроса, Амбри.., у меня
денег даже больше, чем достаточно.
- Моя богатая жена, - ухмыльнувшись, сказал он. - А я неплохо
устроился, правда? Вскружил голову симпатичной девушке, которая оказалась
исключительно способной, талантливой, да еще и из хорошей семьи.
- Но красоткой ее не назовешь, - весело добавила Лидия. Они так
развлекались и раньше. По тому, как Амбри улыбался, Лидия поняла, что он
прислушается к ее совету и пойдет в Институт Доннерджека.
- Не назовешь красоткой? - Амбри сделал вид, что его возмутило
заявление Лидии. - А потрясающие зеленые глаза и улыбка, которая разбивает
сердца? "Красотка" - совсем неподходящее слово, чтобы описать вашу
внешность, леди Лидия.
Она рассмеялась и потянула его за собой на заросший цветами луг. Амбри
сорвал анемон и украсил ее волосы, а она вплела красный стебель какой-то
травы ему в бороду. И тут же, защищая их, точно надежной стеной, подул
Северный Ветер.


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: В непостижимых полях...
 Сообщение Добавлено: 12 сен 2012, 13:27 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 фев 2012, 23:39
Сообщения: 647
Глава 8

К великому изумлению Джея, когда они подошли к станции, оказалось, что
Медный Бабуин их уже поджидает. Необычный поезд был удивительно гладким и
лоснящимся. И хотя он неподвижно стоял на рельсах и периодически лениво
пускал в воздух снопы искр, у каждого, кто на него смотрел, возникало
ощущение огромной скорости.
Когда Медный Бабуин увидел путников, улыбка, постоянно красовавшаяся на
обезьяньей морде, стала еще шире. Он захихикал, во все стороны полетели
зеленые и фиолетовые огненные брызги и тут же растаяли.
- Значит, ты сын Инженера... Не могу сказать, что узнал бы, встретив на
улице, но в тебе достаточно от старины Дж. Д., и у меня не возникает
сомнений в истинности твоих заявлений.
Джей, рассчитывавший, что у него будет время, чтобы подготовить
достойную речь, растерялся и не знал, как реагировать на такой прием.
- Достаточно? Заявления? Ты называл моего отца Дж. Д.?
- Ну и как, ты полагаешь, я должен отвечать на столько вопросов сразу?
- весело поинтересовался Медный Бабуин. - Давай-ка поглядим... Да, ты похож
на своего отца. Мои знакомые, встречавшие старину Дж. Д., рассказывали о
тебе с тех самых пор, как ты ,еще малышом забредал в Вирту. Многим известно,
что ты его родственник - но насколько близкий, мало кто знает. Я,
естественно, отношусь к их числу, поскольку был вместе с Дж. Д., когда он
сражался с Танатосом за твою свободу.
- И ты называл его "Дж. Д.". - Джея потрясло столь непочтительное
отношение к великому Доннерджеку, человеку, который ему самому представлялся
героем, гением, фигурой трагической, - такому прозвище не пристало.
- Именно, и он на меня не обижался. Впрочем, возможно, даже Инженер не
рискнул бы на меня сердиться.
Медный Бабуин подчеркнул свое последнее заявление каскадом разноцветных
ракет, превративших небо в букет серебристо-синих хризантем.
- А как ты узнал, что я к тебе иду? - спросил Джей.
- А куда еще могут направляться мальчик и обезьяна на спине древнего
фанта, которых вперед ведут воспоминания, любопытство и собака, созданная
Властелином Энтропии?
- Мизар - творение Танатоса?
- Именно, и он является лучшим подтверждением того, что из Энтропии и
Созидания вряд ли получится идеальная пара. Хотя с твоей матерью Властелину
Непостижимых Полей удалось добиться отличных результатов... Впрочем, тут ему
помогали.
- Удалось добиться?.. Кто помогал?..
- Тебя переполняют вопросы, Дж. Д. - младший. Может, ты предпочитаешь,
чтобы я называл тебя просто "младший"?
- Я бы предпочел, чтобы ты называл меня "Джей", так делают мои друзья.
- Надменность и смирение одновременно. Будто сладкий и одновременно
кислый суп - на языке возникает такое необычное ощущение, и чуть-чуть
хочется добавки.
Джей молчал, не сводя с Медного Бабуина изумленного взгляда; слова
скользили по его рассудку, сопротивляющемуся диковинным понятиям. Он
представлял себе Медного Бабуина как нечто темное и ужасное, способное
напугать самого Властелина Ушедших. Неужели столь чудаковатое и
непочтительное существо в состоянии доставить его в Непостижимые Поля? Может
быть, оно создано только для одноразового использования? И нужно поискать
какой-нибудь другой способ добраться до Танатоса?
Медный Бабуин, похоже, понял, о чем он думает.
- Полагаю, ты хочешь на мне покататься, а мое имя стало знаменитым
благодаря легендарному путешествию...
- Когда ты отвез моего отца в Непостижимые Поля, - проговорил Джей.
- И доставил домой живым и невредимым, - добавил Медный Бабуин. - Все
почему-то помнят то, что он вернулся, хотя, откровенно говоря, я думаю,
Властелин Непостижимых Полей страшно обрадовался, когда мы отправились
восвояси.
- Ты можешь меня туда отвезти?
- Могу или хочу?
- И то и другое, полагаю. - Джей выпрямился, вспомнив, зачем сюда
пришел, и собрал все свое мужество, которое куда-то испарилось при первых
словах поезда. - Я подозреваю, что можешь. Только вот захочешь ли?
- А зачем мне это?
- Чтобы развлечься.
- А кто сказал, что мне скучно?
- Ну, я просто предположил. Существо, наделенное твоими способностями,
наверняка давным-давно изучило все туристические тропы. Хорошо, если
развлечения тебе не достаточно, как насчет того, чтобы стать еще более
знаменитым и войти в новые легенды?
Медный Бабуин принялся расшвыривать вишневые бомбочки.
- А мне вполне хватает славы. Но, возможно, я соглашусь сделать то, что
ты просишь, за просто так. Обезьяна и фант тоже с нами поедут?
- И Мизар.
- Вот здорово! Мне всегда хотелось стать цирковым поездом. По местам!
Джей оглянулся и заметил, что среди крытых товарных вагонов появилась
грузовая платформа, из которой выдвинулись широкие сходни. Тяжело ступая,
Транто начал по ним подниматься, за ним по пятам следовал Мизар. Как только
они забрались наверх, дверь кабины распахнулась, и Джей увидел на сиденье
полосатую фуражку машиниста. Он взял ее в руки и пару раз стукнул по колену,
чтобы стряхнуть пыль.
- Она принадлежала твоему отцу, - сказал Медный Бабуин. - Тут где-то
есть еще и платок.
Джей нашел красный шейный платок и повязал его, улыбнувшись Дьюби,
затем надел шапочку, которая удивительным образом оказалась ему впору.
- По местам! - взревел Медный Бабуин. - Мы отправляемся в Непостижимые
Поля.
Джей устроился на сиденье, обезьянка села рядом с ним и, задрав тощую
лапку, потянула за свисток.
- Для начала сделаем остановку, чтобы набрать чудесных магнитов? -
спросил Джей, стараясь перекричать поднявшийся шум и гомон.
- Считай, что уже сделали, - ответил поезд. Колеса ритмично застучали,
Медный Бабуин начал набирать скорость. - Хорошо, что ты мне напомнил.
Они помчались вперед, и все смешалось в круговороте самых разнообразных
цветов и оттенков - арктический лед, зеленые густые джунгли, желтый песок
пустыни, золотистые плоские равнины, багряные горы... В каждом виртуальном
царстве, по территории которого они проносились, Хранители принимались
ворчать, возмущаясь наглостью непрошеных гостей; впрочем, надо отдать им
должное, дальше словесных угроз нигде дело не пошло.
x x x

В поисках подарка ко дню рождения матери Линк Крейн бродил по Главной
улице Вирту, откуда можно было попасть в самые разнообразные места - залы
для конференций, кегельбаны, лавочки и магазины, римские бани и катки. На
улице, устроенной таким образом, чтобы посетители могли спокойно по ней
гулять, не опасаясь быть узнанными или почувствовать приступ клаустрофобии,
было многолюдно.
Линк остановился возле уличного торговца, разложившего свой товар прямо
на мостовой - великое множество африканских горшков и деревянных фигурок. Он
прекрасно понимал, что перед ним всего лишь сканированные образы предметов,
которые, вне всякого сомнения, хранятся на каком-нибудь складе в Веритэ,
однако какая получилась убедительная иллюзия! Взяв в руки грубый глиняный
горшок, Линк погладил рукой его гладкую, покрытую глазурью поверхность, даже
разглядел отпечаток руки гончара. Он знал, что поразительное сочетание
исключительного мастерства и варварского примитивизма должно понравиться
Лидии, которая любила повторять, что медицина есть искусство, а не наука,
как утверждают многие.
Когда Линк поставил горшок, чтобы взять в руки другой, он вдруг заметил
немного поодаль аккуратную стопку футболок. На простой белой ткани
красовалась какая-то надпись, выведенная черными печатными, буквами.
Взглянув на торговца, Линк взял одну футболку, развернул ее и прочитал:
"Джинджер Роджерс делала все то же самое, что и Фред Астер, только наоборот
и на высоких каблуках". На спине была нарисована пара, танцующая вальс.
- Что это такое? - спросил он.
- Футболка, - немедленно ответил вежливый торговец. - Надпись сейчас
чрезвычайно популярна.
Он взмахнул рукой, и, проследив за ней взглядом, Линк увидел несколько
прохожих в таких футболках и обратил внимание на то, что все уличные
торговцы одеты в такие же, точно в униформу.
- Сколько стоит?
- Дешево для авторской вещи, - ответил торговец. - Всего десятка в
Вирту, и пятнадцать за копию на жесткий диск для Веритэ - футболка сделана
из стопроцентного хлопка, который не садится.
Будучи опытным репортером, Линк почувствовал, что тут запахло
интересной историей - статьи про моду и разные эксцентричные штучки всегда
хорошо продавались.
- Я возьму две. А горшок, который я смотрел, настоящий?
- Конечно, сэр. Все мои товары сделаны вручную в одном из
западно-африканских племен.
- В таком случае дайте мне еще и горшок.
- Один горшок и две футболки. Иметь с вами дело одно удовольствие, сэр.
Не желаете ли надеть свою виртуальную футболку прямо сейчас?
- Нет, отправьте лицензию и программное обеспечение по тому же адресу,
по которому пошлете в Веритэ мою покупку.
- Хорошо. Желаю вам приятно провести время, сэр.
- И вам того же.
Линк отправился дальше, теперь постоянно замечая футболки с надписью
черными буквами на груди. Повинуясь импульсу, он нажал на кнопку возврата,
решив, что нельзя терять ни минуты - надо как можно быстрее написать
репортаж.
x x x

Сознание погрузилось в пучину ярости, и Сейджек начал колошматить Свата
веткой, которую оторвал от растущего неподалеку дерева. Его рука поднималась
и опускалась механически, словно по своей собственной воле; Сват упал,
съежился на земле. И гнев моментально покинул Сейджека. Он оглядел своих
соплеменников, столпившихся на безопасном расстоянии, и спросил:
- Ну, кто еще не хочет делать то, что я говорю? Все собравшиеся
энергично затрясли головами - удлиненными и круглыми, точно кокосовые орехи,
лохматыми и лысыми, с широкими носами и маленькими глазками, с , тонкими
губами и толстыми - здесь были самые разные представители Народа. Сейджек
вряд ли мог бы вспомнить, что сказал ему Сват и почему он так рассвирепел;
просто это ничтожество, эта тварь осмелилась сомневаться в необходимости
выполнять приказы Сейджека - Вождя Вождей, более великого, чем сам Карак. А
теперь он валяется на земле в собственной крови и моче и тихонько скулит.
Двое его друзей, Хога и Гонго, осторожно приблизились и смотрели на
Сейджека, безмолвно испрашивая позволения оттащить беднягу в сторону и
заняться ранами. Сейджек кивнул им - важно, по-царски.
- Уходим отсюда, - сказал он, - нам пора в другие места. Мы победим
всех. И заберем себе их владения. И станем там жить - некоторое время.
Неожиданно Сейджек вспомнил, что сказал Сват, - она поинтересовался,
чем вождя не устраивают их собственные джунгли. Ведь икси и охотники за
головами больше не рискуют заходить на территории, контролируемые Народом,
Сейджек почувствовал, как на него снова накатила волна алой ярости.
Военный отряд быстро взобрался на деревья и направился туда, куда
повелел Сейджек. Многие были вооружены мачете, остальные держали в руках
дубинки. Несколько великолепных самок, с мехом цвета темно-золотистого меда,
но слишком миниатюрных, чтобы сражаться, несли небольшие полые колодки, из
которых получились отличные барабаны. Они колотили по стволам или стучали по
ним камнями и палочками. Вряд ли возникающие звуки кто-нибудь назвал бы
музыкой, но оглушительный грохот будил в воинах боевой дух. Порой Сейджек
спрашивал себя, кто подсказал им столь замечательную идею; впрочем, надо
признать, что у него практически не оставалось времени на праздные
размышления.
Однако когда они подошли к новым джунглям, он тут же понял, что его
отряд оказался на чужой территории Ветки деревьев казались точно такими же
на ощупь, но налетевший ветер не предвещал ничего хорошего.
- Соблюдайте осторожность. Вот-вот появится враг. Его предупреждение
было встречено тихим ворчанием Воины начали медленно продвигаться вперед,
вертели головами, готовясь в любой момент отразить атаку неприятеля. Сейджек
не имел ни малейшего представления о том, куда он ведет свой Народ, но ни
секунды не сомневался в том, что поймет, когда они прибудут на место. И гак,
они шагали вперед, убивая всех, кто попадался им на пути, всех, до кого
могли добраться. Сейджек схватил длиннохвостую птицу, которая испуганно
вылетела из своего гнезда - как сладостно захрустели у него на зубах ее
косточки!
Они встретили первый организованный отряд, оказавший им сопротивление,
на открытом пространстве рядом с небольшим ручьем. Когда Народ соскочил с
деревьев и направился к воде, прямо из камней, разбросанных вдоль берега,
появились двухголовые ящерицы с длинными шеями. Маленькие и хрупкие на вид
существа отличались злобным нравом и бесстрашием. Двое соплеменников
Сейджека погибли почти сразу, многие получили ранения, прежде чем Вожак
сообразил, как можно победить неприятеля.
- Разрывайте их, - заорал он и, дернув ящерицу так резко, что она со
стуком захлопнула челюсти, продемонстрировал, что следует делать.
Ухватившись руками за головы, Сейджек с силой потянул их в
противоположные стороны, и ящерица разорвалась пополам. Оказалось, что у нее
два хребта, - однако Сейджек не оценил изысканности замысла ее создателя.
Молодые самки принялись отчаянно колотить в барабаны, воздух наполнил
пронзительный боевой клич - началось сражение. Народ Сейджека бросился в
атаку на врага. Если бы кто-нибудь смотрел на них со стороны, он заметил бы,
что их окружает едва различимое золотистое сияние; более интенсивное облако
окутало тело Вождя.
x x x

Маркой находился в роще в самом сердце своего царства, когда появилась
незваная гостья - высокая грудь, огромный живот, плащ темно зеленых волос
окутывает обнаженное тело... Ей здесь не обрадовались. Очень неохотно Маркой
отвлекся от дел, предоставив существам, населявшим его земли, самим защищать


собственную жизнь.
Вирджиния Тэллент (которая отказалась покинуть Вирту, когда началось
наступление) встала рядом с ним. Женщина легко держала в руках ружье ФХ,
направив дуло прямо на беременную посетительницу. Не вызывало сомнений, что
она не только умеет обращаться с оружием, но и готова в любой момент пустить
его в ход. И хотя Маркой знал, что не должен радоваться ее присутствию, он
ничего не мог с собой поделать.
- Террама, - спокойно приветствовал он гостью.
- Маркой, прошло так много времени, а ты все равно меня узнал.
- А как же иначе? Насколько я понимаю, ты руководишь наступлением на
мое царство?
- Как ты догадался?
- Нападающих окружает особая аура. Только один из обитателей Меру в
состоянии удерживать такие силы на территории моего королевства. Послушай, я
категорически отказался заключать какие бы то ни было союзы в этой войне.
Зачем ты на меня напала? Я желаю сохранить нейтралитет - и больше мне ничего
не нужно.
- Ты настолько силен, что я не могу позволить тебе сохранить
нейтралитет, Маркон. Если ты не захочешь со мной объединиться, ты будешь
уничтожен, чтобы у тебя не возникло возможности перейти на сторону моих
врагов.
Живой камень, в который превратился Маркон, окружило такое ослепительно
зеленое пламя, что по сравнению с ним густые волосы Террамы стали похожи на
клочья водорослей. Вирджиния Тэллент уверенно перехватила ружье. Террама
даже не пошевелилась.
- Террама, мне кажется, ты переоцениваешь свои силы, считая, что проги,
нанятые тобой, смогут разрушить мое царство. Многие из них уже истекают
кровью и теряют активность.
- А я их исцеляю.
- По мере того как они приближаются к средоточию моего могущества, тебе
все труднее и труднее это делать.
- Я рассказываю своим слугам о слабостях тех, кого ты посылаешь против
них. Они уже выпили кровь твоих ящериц и убили много охотников-вилчей. Твои
дикие коты весьма опасны, но ты всегда заботился о сохранении внутренней
структуры и экологии, и у тебя немного хищников.
- Если у меня закончатся вилчи и коты, я прибегну к помощи стадных
мышей, они перегрызут корни деревьев, на которых прячутся твои слуги. И те
погибнут под копытами моих грохнеров.
- Обрати внимание на границу с Кордалис. Что ты там видишь?
Возникла пауза, и Вирджиния Тэллент поняла, что Маркон изучает границу,
о которой шла речь. Вирджиния изо всех сил сражалась с желанием выстрелить
из своего ружья в существо с раздувшимся животом, которое держалось с ее
любимым так высокомерно. Только теологические уроки, преподанные Марконом,
заставили ее сдержаться. Ружье ФХ причинит одному из аспектов Террамы точно
такой же вред, как уничтожение свирепых котов Маркону, - иными словами,
никакого. Однако Вирджиния твердо решила: если Маркон откажется сдаться, она
обязательно выпустит всю обойму в это мерзкое брюхо.
- Я вижу, Террама, - проговорил Маркон, - фанты готовы начать
наступление и мне придется сражаться на двух фронтах. Скажи мне, ты победила
Кордалис или она добровольно встала на твою сторону?
- Кордалис не так упряма, как ты.
- Ты пообещала отдать ей мое царство, если она тебе поможет?
- Только в том случае, если ты откажешься со мной сотрудничать. Я бы
предпочла иметь тебя в качестве союзника. Я хочу кое-что спрятать, а твои
земли отлично подходят для моих целей.
- Прикажи своим слугам на время приостановить наступление, и я выслушаю
твое предложение. В случае если нам не удастся договориться, сражение
начнется снова - мы оба ничего не потеряем.
Мгновенно крики, стоны и грохот деревянных барабанов, которые
сопровождали их беседу, прекратились. В наступившей тишине запела одна из
длиннохвостых змеешеек Маркона.
- Ты решил продолжить сражение?
- Я хочу вылечить своих подданных. Многие из них получили серьезные
ранения.
- Тогда я сделаю то же самое.
- Как пожелаешь. Может быть, ты займешься и моими слугами, Террама?
- С какой стати?
- Ты хочешь использовать мое царство для своих целей. Но вряд ли оно
сможет оказаться тебе полезным - ты же столько всего разрушила, и мне
придется потратить много сил, чтобы исправить программы.
- Я продемонстрирую тебе свою добрую велю и сделаю то, о чем ты
просишь, - рассмеявшись, ответила Террама.
- В таком случае я тебя слушаю.
- Скажи своей подружке, чтобы опустила ружье.
- Вирджиния, пожалуйста.
Дуло ружья чуть сдвинулось в сторону, но Вирджиния по-прежнему крепко
держала его в руках.
- Я не позволю ей причинить тебе вред и спокойно отсюда уйти, Маркой.
- Мне и в голову не пришло бы просить тебя об этом.
- Какая привязанность! - закатив глаза, проговорила Террама. -
Послушай, женщина, я не собираюсь причинять Маркону вред. Только попрошу его
немного мне помочь.
- Я всего лишь наемница, - пожав плечами, ответила Вирджиния. - А он
божество.
- Наемница? Не думаю - но пусть будет так, как ты говоришь. Маркой, я
хочу кое-что спрятать в твоем царстве. Если ты согласишься, я восстановлю
твои владения, уведу своих слуг и даже распущу слух о твоей исключительной
силе - такой значительной, что даже я намерена уважать ее и способствовать
сохранению твоего нейтралитета.
- Умно, - кивнул Маркой. - Если будет официально объявлено, что я ни с
кем не заключил никаких союзов, никто не станет искать здесь твой.., не знаю
уж что Ну и о чем же идет речь? Об оружии?
- Возможно, но оно не представляет опасности для обитателей Меру.
- Интересно. Прошу тебя, продолжай.
- У меня будет ребенок - с очень хорошей наследственностью, поскольку
его отцом является Морепа. Когда дитя наберет силу, я планирую поместить его
в царстве, которое, по моему мнению, слишком долго оставалось независимым и
не подчинялось высшей власти.
- О каком царстве идет речь?
- Я говорю о Непостижимых Полях.
- Значит, ты собираешься заменить Властелина Непостижимых Полей?
- Верно.
- И хочешь, чтобы я сберег...
- Да, нового Танатоса Вирту. Новую Смерть Вирту и Веритэ, если все
пойдет по плану. Я уверена, что мой ребенок будет благодарен своему
приемному отцу. - Террама насмешливо посмотрела на Вирджинию. - Или
правильнее сказать, приемным родителям Ну, каков твой ответ, Маркон?
Маркой махнул рукой, и камень, возле которого стояла Террама,
превратился в колыбель.
- Вот мой ответ. Я буду считать ребенка залогом того, что ты не
нарушишь условия нашего договора.
- Естественно. Так всегда и бывает с приемными родителями.
Вирджиния Тэллент отложила в сторону ружье и вложила руки в зеленое
пламя, окружавшее Маркона. Его прикосновение не обжигало, ласково касаясь ее
ладоней.
Террама застонала. Чтобы отвлечься, Вирджиния Тэллент начала
декламировать:
"Через десять веков беспробудного сна вдруг появилась колыбель.
Какой страшный зверь, чей час наконец наступил, Подбирается к
нарождающемуся Вифлеему?".


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: В непостижимых полях...
 Сообщение Добавлено: 13 сен 2012, 14:59 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 фев 2012, 23:39
Сообщения: 647
Хотя доктор Хаззард обычно лечила жителей Веритэ, у нее не возникло
никаких проблем, когда потребовалась рекомендация для получения медицинской
консультации в Институте Доннерджека по вопросу, связанному с Вирту.
В назначенное время они с Вулфером Д'Амбри вошли в аккуратный кабинет,
где на одинаковом расстоянии друг от друга стояли три удобных кресла, а на
полу лежал восточный ковер приглушенных янтарно-розовых тонов. Как только
посетители устроились в креслах, появился эйон в белом халате и со
стетоскопом на шее. Карточка, приколотая к правому нагрудному карману врача,
гласила: "Сид". У него были пепельного цвета волосы, небольшая бородка и
дружелюбная улыбка.
Лидия поднялась и проговорила:
- Я Лидия Хаззард. Спасибо, что нашли время проконсультировать Амбри.
Сид крепко пожал ей руку, повернулся к Амбри и поздоровался с ним.
- Рад, что могу оказаться полезным. Я здесь представляю Центр
врачебного искусства, дел у нас - к моей великой радости - не очень много.
Итак, Амбри, объясните, пожалуйста, что вас беспокоит.
Очень коротко, явно чувствуя себя не в своей тарелке, Амбри рассказал о
том, что с ним происходит. Сид время от времени делал какие-то записи, но в
основном слушал.
- А вы не могли бы описать прибор, который разглядывали? - попросил он,
когда Амбри закончил.
- Довольно красивый внешне, из платины и серебра, с длинными
хрустальными кристаллами.., шестиугольными или, может быть, восьмиугольными.
Иногда из него сыпались искры, а порой прибор окружало сияющее облако, в
котором переливались пастельные цвета.
Сид положил подбородок на руку.
- Чуть раньше вы упомянули о том, что не помните, откуда вы родом.
Возможно ли, что вы появились на свет во время Войны Начала Начал?
- Возможно.
- Где вы сейчас живете?
- Я бы предпочел не называть своего адреса - в одном из диких царств.
- Уверяю вас, все, что вы мне говорите, останется между нами.
Амбри нахмурился, а Лидия нарушила затянувшееся неловкое молчание.
- Дело вовсе не в том, что мы вам не доверяем У Амбри возникли проблемы
со старым врагом. Брови Сида поползли вверх.
- А может ваш враг быть причиной провалов памяти?
- Вполне, - немного поколебавшись, ответил Амбри.
- Я тоже так думаю. Мне не хватает информации, чтобы сделать более
определенные выводы, но, полагаю, заставляя вас выступать против него или
нее...
- Против него.
- ..ваш враг привел в действие альтернативную или базовую программу.
Например, стандартную программу выхода, которая в конце концов приведет к
уничтожению вашей нынешней личности и переходу к новой, вторичной.
- Вы хотите сказать, что Амбри прекратит быть самим собой и превратится
в кого-то другого? - вмешалась Лидия.
- Да.
- Он будет что-нибудь помнить?
- Судя по амнезии, о которой он нам рассказал, думаю, нет.
- Я не могу снова потерять тебя, - повернувшись к Амбри, вскричала
Лидия. - Одного раза мне хватило.
- И не только тебе, любовь моя, - кивнув, проговорил Амбри. - Доктор
Сид, как вы считаете, что нам следует делать?
- Довериться мне. Расскажите, почему вы спасаетесь бегством. А вдруг я
сумею предложить вам какой-нибудь иной способ защитить себя - способ,
который позволит сохранить целостность вашей базовой программы.
- Это знание может оказаться для вас опасным.
- Я не боюсь. Должен также признаться, что меня мучает любопытство.
Видите ли, имя Лидии Хаззард мне известно благодаря другой области
деятельности, чрезвычайно меня занимающей.
- Правда?
- Случаи, когда виртуальные личностью попадают на не нанесенные на
карты территории, а потом не могут оттуда выбраться. Я видел кое-какие
ранние, неопубликованные записи доктора Хэмилла, посвященные вашему
"приключению" - сделанные еще до того, как суд принял решение, вынудившее
его называть вас "пациент Ф17".
- А...
- И я пришел к выводу, что мистер Амбри, сидящий здесь с нами, имеет
какое-то отношение к вашему исчезновению.
Лидия посмотрела на Амбри, тот молча кивнул ей:
- Вполне вероятно.
- Дальше возникает исключительно интересный вопрос о вашей дочери...
- Партеногенез.
- Конечно. А как же иначе?
- Что еще?
Все трое внимательно изучали друг друга. Сид сидел, сложив руки на
коленях, Лидия явно нервничала, Амбри держался настороженно. Прошло довольно
много времени, прежде чем он коротко кивнул:
- Хорошо. Я вам доверюсь. Надеюсь, вы не пожалеете о своем решении.
- Я тоже, - с улыбкой ответил Сид.
- То, что я расскажу, должно остаться между нами.
- Разумеется.
- Никакого повышенного интереса и вмешательства в жизнь Алисы.
- Согласен.
- А если у вас возникнет необходимость посоветоваться с коллегами, вы
сделаете это чрезвычайно осторожно и не привлекая к нам ненужного внимания.
- Обещаю.
Амбри немного успокоился, взял Лидию за руку.
- Я Волынщик. Сид вздрогнул:
- Что?
- Я Призрачный Волынщик, который однажды играл для легионов Небопы. Он
разбудил мой полк и старается отыскать меня, чтобы заставить вновь играть
для его воинства.
Карие глаза Сида широко раскрылись от изумления. Казалось, эйон вот-вот
бухнется на колени, завопит от радости, начнет метаться по комнате. В конце
концов он принялся перебрасывать свой блокнот из руки в руку.
- Волынщик! Призрачный Волынщик! О боги Меру, теперь все ясно! Я никак
не мог понять, когда вы упомянули прибор, но...
Лидия и Амбри изумленно таращили на него глаза.
- Вы не могли бы объяснить нам, что происходит? - сухо проговорила
Лидия. - По-видимому, мы чего-то не знаем, в отличие от вас.
- Вы надо мной смеетесь!
- Нет, - ответил Амбри. - Мне известно, что я Вулфер Мартин Д'Амбри,
Призрачный Волынщик знаменитого полка бога по имени Небопа. Вот и все.
С видимым усилием Сид заставил себя успокоиться.
- Хотя только узкие специалисты по-настоящему посвящены в суть дела,
известно, что существует теологическая традиция, которой придерживаются
многие эйоны.
- Я о ней слышал, - сказал Амбри, - но никогда не следовал.
Сид недоверчиво покачал головой:
- Считается, что Волынщик - одна из инкарнаций ученого по имени Уоррен
Банза, жившего в Веритэ.
- Банза, - задумчиво протянула Лидия. - Я про него читала. Тот самый,
что спрыгнул с самолета, бесследно исчез и никто никогда его больше не
видел?
- Да. Тот самый. Однако для нас важно, что именно из-за него
разразилась Война Начала Начал. Легенды утверждают, будто Банза явился
причиной перегрузки, в результате которой Мировая Сеть оказалась
разрушенной.
- А когда она возродилась к жизни, на свет появилась Вирту, - почти
шепотом сказал Амбри. - Я не помню.
- Не знаю почему, - продолжал Сид, - но наши историки считают, будто
Банза - единственный из троих жителей Веритэ, причисленных к лику святых -
имеет несколько образов. Один из них Призрачный Волынщик, другой - Мастер, а
третий - Тот Кто Ждет. Я вспомнил про Мастера, когда вы сказали, что пришли
в себя, держа в руках необычный прибор, - Мастер является геометром,
сыгравшим решающую роль в создании вселенной. Его часто изображают с
прибором весьма диковинного вида. У Того Кто Ждет есть шрам от самой макушки
до пятки левой ноги. Он примет участие в закрытии - или, возможно, всего
лишь в изменении - Вирту.
- Ну, знаете! - возмутился Амбри, и Лидия ободряюще сжала его руку. - Я
думал, что пришел из одной легенды, а теперь вы мне говорите, будто я
представляю собой целых три или четыре! Я не захотел принимать участие в
новой войне, затеянной Морепой. А послушать вас - так меня ждет судьба,
предполагающая великие свершения!
- Речь идет о гораздо большем, чем просто переписанная программа
психики прога, - кивнув, сказал Сид. - И тем не менее я верю в то, что вы
Волынщик. Если наша теология не ошибается, значит, все остальное тоже
правда.
- Господи!
- Что случилось с Уорреном Банза? - нахмурившись, спросила Лидия.
- Не имею ни малейшего представления, - признался Сид. - Про это в
наших легендах ничего не говорится. Его исчезновение стало частью сказаний -
так Артур отправился на остров Авалон и обещал когда-нибудь вернуться.
- Как помочь Амбри?
- Вы можете с ним остаться?
- Мне нужно связаться с Алисой. Что касается моей клиники... Думаю, она
в состоянии некоторое время функционировать и без меня.
- Хотите, мы организуем дополнительную медицинскую помощь через
Институт Доннерджека? - предложил Сид. - На мой взгляд, сейчас Амбри следует
отправиться в свои дикие края, а вам - остаться с ним. Если он начнет
меняться, вы постараетесь его защитить - чтобы он не совершил какой-нибудь
безумный поступок - и связаться со мной.
- С вами?
- Я с радостью готов помочь одному из жителей Веритэ, которого считают
святым. Оказавшись рядом, я, возможно, сумею понять причину, вызывающую
изменения.
Амбри выпустил руку Лидии и принялся тереть глаза.
- То, что Небопа меня ищет, - причина, лежащая на поверхности, но вы
подозреваете, что существует и нечто другое, правильно?
Сид молитвенно сложил руки.
- Легенды утверждают, будто Тот Кто Ждет сыграет главную роль в
закрытии или изменении Вирту. Вы рассказали мне о склоках, возникших между
Великими Богами. Мне кажется, что период ожидания подходит к концу. Чем бы
все ни завершилось, я хочу оказаться в самой гуще событий.
- Лидия?
- Он рассуждает вполне логично. Я смогу с ним работать.
- Спасибо. Я дам Лидии номер, по которому можно со мной связаться.
- И никому ничего не скажете.
- Клянусь, если только...
- Да?
- Вы позволите мне поговорить с Парацельсом? Он координирующий эйон
Института Доннерджека - и мой самый близкий друг. Парацельс проявляет
глубочайший интерес к культу Священной Тройки.
- Правда?
- Наряду с Мастером и Проводником в нее входит Джон Д'Арси Доннерджек -
мы называем его Инженер.
Лидия прикоснулась к руке Амбри:
- Мне кажется, нам следует согласиться.
- Эйрадис?
- Похоже на судьбу.
- Хорошо, - проговорил Амбри. - Расскажите Парацельсу, но соблюдайте
осторожность, иначе перемены произойдут быстрее и принесут совсем не те
плоды, которых мы ожидаем.
- Конечно, вы совершенно правы.
Не прощаясь - Сид был слишком потрясен, а Амбри и Лидия задумчивы, -
все трое покинули кабинет.
Лидия оставила Алисе записку, в которой сообщила, что ее вызвали по
срочному делу. Затем воспользовалась устройством для виртуального переноса
на одном из лыжных курортов, принадлежащих семье Хаззард (закрытых,
поскольку сезон уже закончился), и отправилась на встречу к Амбри.
Вернувшись в Страну За Северным Ветром, Амбри устроился на высоком
утесе и, чтобы немного развлечь Хранительницу, принялся исполнять
торжественную песнь, которую сочинил в честь появления на свет Джона Д'Арси
Доннерджека-младшего. Когда Лидия прошла по тропинке, а затем уселась
неподалеку, чтобы тоже послушать музыку, он прекратил играть и опустил
волынку.
- Интересно, а что случилось с тем ребенком, с Эйрадис и Джоном?
- Мне тоже интересно. Похоже, даже в Институте Доннерджека их видят не
слишком часто. Сид никак не отреагировал, когда я упомянула имя Эйрадис.
- Он же действительно работает не только у них.
- Верно.
- А что произошло с Уорреном Банза?
- Хотела бы я знать. И что в тебе от него.
- Очень необычная мысль.
Отложив в сторону волынку, Амбри обнял Лидию, а она положила голову ему
на плечо.
- Какая разница?
В горах принялся завывать ветер - он повторял ту же мелодию, что
несколько минут назад играл на волынке Амбри, добавив к ней отвечавшие на их
вопросы стихи без слов. Впрочем, толку от них все равно не было никакого.
Когда Линк Крейн вернулся домой после обхода магазинов и вошел в свою
исследовательскую базу данных, тут же появился голубой зяблик, который
держал в клюве свернутый в трубочку и перевязанный розовой лентой листок
бумаги. Линк взял его, выдал зяблику семечко и, развернув записку,
обнаружил, что она написана незадолго до его возвращения домой любимыми
вечнозелеными чернилами Лидии:
"Алиса, Я вынуждена уехать по срочному делу. Если тебе что-нибудь
понадобится, обращайся к Гвен в клинике или к бабушке с дедушкой. Я
рассчитываю вернуться приблизительно через неделю и, конечно же, сразу с
тобой свяжусь.
Очень тебя люблю. Мама".
Протянув зяблику еще одно семечко, Алиса сказала:
- Ответа не будет.
Птичка весело чирикнула и улетела.
Алиса нахмурилась. Естественно, доктор Хаззард время от времени
отправлялась в путешествия, но она никогда не принимала таких
скоропалительных решений... Алиса вернулась к своим делам, чтобы отбросить
неприятные мысли, и довольно скоро погрузилась в поиски, проверяя и
перепроверяя самых разных производителей заинтересовавшей ее продукции.
Вечером она связалась с Десмондом Драмом - вернее, с его
автоответчиком. Затем принялась составлять черновик статьи, скромно
озаглавленной "Только наоборот". Алиса обрабатывала второй вариант, изучая
старые кадры из фильмов и снимки различных мест в Вирту, где неожиданно
начали появляться футболки с именем Джинджер Роберте, когда ей позвонил
Драм.
Она коротко с ним переговорила, и вскоре детектив появился в
виртуальной пристройке, созданной Лидией в виде гостиной викторианского
особняка. Среди накидок с воланами, которые с большим вкусом скрывали ножки
мебели, и прочих красот грубоватый Десмонд Драм вряд ли должен был
чувствовать себя как дома.
- Эй, тут, - загадочно проговорил он.
Детектив постучал пальцами правой руки по тыльной стороне левой, и в
следующее мгновение его простые слаксы и самая обычная рубашка с пуговицами
превратились в костюм английского джентльмена, пришедшего в гости к друзьям.
Он был гладко выбрит, а лохматые темные брови приглажены, только вот
песочного цвета волосы оставались, пожалуй, чересчур длинными. Низко
поклонившись. Драм вытащил визитную карточку из футляра, лежавшего в
нагрудном кармане, бросил ее на поднос возле двери и подмигнул Линку.
Алиса обнаружила, что стоит, раскрыв от изумления рот. Она хотела
переодеться в один из нарядов, специально подготовленных для гостиной, но
тут же отказалась от этой идеи. Все они предназначались для Алисы Хаззард,
и, хотя Драм уже давно знал, кто она такая, Алиса невероятно смущалась,
когда становилась рядом с ним девушкой.
Поэтому она просто поклонилась своему гостю и пригласила его сесть.
- У вас отлично получилось, Драм. Спасибо, что ответили на мой вызов.
- Мне показалось, что ты раскопала что-то интересное.
- Точно. Хотите чаю? С лепешками?
- С удовольствием.
Алиса дернула за шнурок звонка, и тут же появилась простая
служанка-прог, которая держала в руках поднос.
- Я все сделаю сама, Мэгги. Ты свободна.
- Хорошо.
Мэгги вышла, и Алиса, немного успокоившись, принялась разливать по
чашкам чай.
- Когда я ходила сегодня по магазинам и искала подарок маме на день
рождения, смотрите, на что я наткнулась. - Алиса развернула виртуальную
футболку. - Торговец сказал, что они становятся страшно модными, я решила
немного подзаработать и написать статью.
- Заработать всегда полезно. Я уже видел такие футболки, но как-то не
посчитал их достойными внимания. Дружок, ведь ты позвала меня вовсе не для
того, чтобы похвастаться очередной статьей? Или я ошибаюсь?
- Не ошибаетесь. - Алиса улыбнулась. - Торговец заявил, что это
авторский товар.
- Дизайнер отлично продумал все заранее, - проговорил Драм. - Потому
что идея совсем примитивная, любой сворует в ноль секунд.
- Я провела стандартную проверку авторских прав и обнаружила, что они
принадлежат некоему Рэндаллу Келси.
- Рэндалл Келси.., где-то я слышал...
- Представитель Церкви Элиш. Тогда я стала копаться дальше. Выяснилось,
что деньги на производство футболок поступают непосредственно от Церкви.
- Самое обычное прикрытие.
- Я тоже так думаю.
Драм повертел в руках футболку, изучил надпись и картинку.
- А кто такая Джинджер Роджерс?
- Американская актриса, жила в двадцатом веке. Главным образом известна
благодаря тому, что танцевала вместе с Фредом Астером. Он стал знаменитым
танцором - в его честь называли студии и хореографические классы, у него
имелась собственная программа. Роджерс всегда оставалась в тени своего
партнера.
- Судя по надписи, ей приходилось хуже, чем ему.
- Я тоже так подумала. Чем больше я пытаюсь разобраться, тем труднее
мне становится относиться к надписи как к обычной рекламе. Скорее похоже на
боевой клич или вызов.
- Диковинный какой-то вызов, если в нем звучат имена людей, известных
только узкому кругу специалистов в области танцев.
- И тем не менее узнать о них совсем не сложно. Оба имени есть в
основных базах данных. На самом деле, если у тебя имеется доступ к
компьютеру и чуть-чуть любопытства, выяснить то, что тебя интересует, ничего
не стоит.
- Ну и чье внимание должен привлечь сей клич? Танцовщиц?
- Драм, прекратите ехидничать. Подумайте о том, что мы обсуждали чуть
раньше. Церковь Элиш, вне всякого сомнения, основана каким-то эйоном -
который, по нашему мнению, принимает активное участие в ее жизни.
Драм свернул лепешку.
- Ты думаешь, что призыв обращен к эйонам?
- Вот именно. Они делают все то же самое, что мы, только в Вирту -
многие называют Вирту зеркалом Веритэ.
- А когда мы смотрим в зеркало, изображение кажется нам вывернутым
наизнанку... - Драм огляделся по сторонам. - Может быть, не следует
обсуждать подобные вопросы здесь?
- Если их недовольство достигло такой точки, что прослушиваются все
виртуальные области, то мы обречены.
- Конечно. И все же...
- Вы параноик.
- Я старый и еще живой. Возрази-ка.
- Вы не сказали, что я не должна запускать свою статью, правильно? У
меня уже подписан контракт с "Виртро-полисом".
- Ты не упоминала там о боевом кличе и призыве?
- Нет, только написала про популярность футболок и немного про Роджерс
и Астера. Публике преподносится множество самых различных историй.
- В таком случае отправляй статью и со спокойной душой получай гонорар.
Не откажешься со мной отобедать?
- Есть какие-то новости?
- Я только что вернулся из одного путешествия и хотел бы показать тебе
снимки.
- Конечно. Давайте пообедаем в Веритэ. Я пропустила ленч. А мама
установила закон, что, пока я расту, я должна хотя бы один раз в день поесть
как следует.
- Итальянский ресторан подойдет? Там готовят отличные баклажаны.
"Амичи" находится как раз посередине между твоим и моим домом.
- Дайте мне час.
- Хорошо. - Драм встал, поклонился. - Спасибо за чай и лепешки. Буду с
нетерпением ждать нашей встречи.
Он подошел к двери и исчез. Алиса еще некоторое время стояла возле
стола, а потом, увидев свое отражение в одном из позолоченных зеркал,
обнаружила, что покраснела.

Разозлившись на умение Драма отступать от тщательно отрепетированной
роли, она вернулась к прерванной работе, еще раз пробежала глазами статью и
отослала ее. У нее было достаточно времени, чтобы надеть другой костюм,
галстук и самую щегольскую шляпу перед тем, как прибыло такси.


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
 
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 43 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.

Список форумов » Проза


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4

 
 

 
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
cron
Русская поддержка phpBB
Подписаться на рассылку
"ЭЗОТЕРИКА"