Регистрация    Вход    Форум    Поиск    FAQ

Список форумов » Проза




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Нить Ариадны
 Сообщение Добавлено: 27 июл 2012, 00:22 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июл 2012, 01:02
Сообщения: 78
Откуда: Беларусь
Нить Ариадны

часть 1

Елена Грушковская



АННОТАЦИЯ: Современные воины Света не машут мечами. Они - "бойцы невидимого фронта" и выполняют свой долг незаметно для людей, которые продолжают жить обычной жизнью, считая тех, кто бережёт равновесие, фантазёрами или странными типами.
Но, кем бы их ни считали, они - есть.
Влад - воин Света. Ариадна - всего лишь Русалочка с любящим сердцем. Их разлучила Чёрная река, переход через которую смертельно опасен даже для опытных воинов. Чтобы спасти любимого человека, Ариадне придётся войти в ледяные, несущие забвение воды...
____________________________________________________________________


Звенящая и яркая смесь из детских голосов и солнечных зайчиков наполняла двор, и Ариадна, закрыв глаза, слушала и улыбалась. Старая мощная ива лениво шелестела длинными серебристо-зелёными листьями, а под шатром её кроны располагалась песочница и три скамейки. Был конец мая, но солнце пригревало уже по-летнему, хотя в тени ещё чувствовалась прохлада. Ноги девушки жарко целовало солнце, а по спине бегали зябкие мурашки: холодом веяло от дома, в котором жила её маленькая воспитанница Ксюша, игравшая в песочнице с двумя другими малышами. Холодный дом, холодные люди. Холодный оценивающий взгляд Ксюшиной мамы, бизнес-леди: «Ну что ж, вы нам подходите».

Работающей матери было некогда заниматься ребёнком, и она платила за это Ариадне. Платила неплохо: одинокой девушке вполне хватало на жизнь. И сейчас трёхлетняя Ксюша в компании своей ровесницы Маши и двухлетнего Миши лепила куличики из песка, а Ариадна сидела на скамейке под раскидистой старой ивой, наблюдая за вознёй ребятишек. Мамы Маши и Миши беседовали на соседней скамейке: они занимались детьми сами, не прибегая к услугам нянь, в то время как их мужья – деловые люди – зарабатывали деньги.

Холодом веяло от этих людей, от их сухих, отмирающих, как осенние листья, душ. И от их дома, спиной к которому сейчас сидела Ариадна. Души детей были тёплыми и светлыми: они ещё не успели омертветь и потускнеть, как у взрослых. Две мамаши болтали «о своём, о девичьем», шелестя своими сухими душами, а ведь они были ещё молоды – лишь немногим старше Ариадны. Изредка они отвлекались на детей.

– Миша, фу, кака! Нельзя в рот песок! (Малыш захотел попробовать аппетитно выглядевший, похожий на тортик, куличик.)

– Машенька, не толкайся! Смотри, сколько формочек, бери любую, а ту оставь Ксюше! (Девочки не поделили формочку для куличиков.)

На Ариадну мамаши не обращали внимания. Не заговаривали с ней, даже не смотрели в её сторону. Ну да, она же просто няня, пустое место для них. Персонал. В одном ряду с домработницами и дворниками. Но они даже не подозревали, что Ариадну их собственные персоны интересовали ещё меньше: холод и сухость их душ мало добавляли им привлекательности в её глазах.

Ариадна чувствовала людей – определяла степень живости их душ. Дар это был или проклятие? Она не знала. С одной стороны, это помогало ей понять, кто чего стоит, с кем и в какой степени можно иметь дело, а с другой – она хотела бы, может быть, видеть меньше. Разве интересно жить, когда все люди видны как на ладони? Никакой загадки. Просто данность. Как если бы они ходили с табличками на груди: «Я подлец», «Я честный малый», «Я ценю в жизни только материальные блага», «Я ищу большую и чистую любовь» и так далее. И Ариадну иногда забавляли попытки людей выдать себя не за тех, кем они являлись на самом деле. Но чаще удручали. Грустно наблюдать притворство...

Люди с живыми, тёплыми душами были для неё как маяки, как костры в ночи. Они манили, грели, рядом с ними она оттаивала. А были люди-солнца. Их свет давал жизнь, вёл за собой, спасал, но мог и ослепить, если на него засмотреться. Таких людей было очень, очень мало.

Таким человеком-солнцем был для неё Влад...

Едва подумав о нём, девушка ощутила спиной присутствие кого-то знакомого. Не солнце, нет. Более удалённая звезда, не такая тёплая, но всё же довольно яркая. Можно было не оборачиваться, Ариадна уже знала, кто это. Впрочем, она обернулась.

В тени кроны ивы, держа руки в карманах чёрной джинсовой куртки, стоял Даниил – друг Влада. Пространство как будто вздрогнуло, волна силы накатила, мягко обняла Ариадну, как майский ветерок, чуть шевельнула все волоски на её теле и сомкнулась за спиной. Ариадна привычно поёжилась под своей бежевой ветровкой. Однако что-то странное, тревожное прозвучало в этой волне, что-то необычное. Низ живота заныл в дурном предчувствии.

Даниил подошёл, сел рядом. Выглядел он неважно: бледность, голубизна под глазами, сурово сжатые губы. То ли не выспался, то ли... Откинул с плеча Ариадны длинную светло-русую прядь:

– Привет, Русалочка.

Девушка усмехнулась одним уголком губ:

– Я тебе не Русалочка.

Ну да, это прозвище дал ей Влад, и Ариадну коробило, когда кто-то ещё называл её так. Право на это обращение она признавала только за Владом, но Даниил в шутку всё равно посягал на него. Но сегодня, похоже, ему было не до шуток: он даже не улыбнулся, а в его голосе Ариадне почудилась усталость.

Молодые мамаши на соседней скамейке оживились. Конечно, начались «женские штучки». Постреливая в сторону Даниила глазами, дамы принялись охорашиваться: одна поправила волосы, другая одёрнула лёгкий джемперок. Ну, ещё бы: такой видный мужчина! Высокий, широкоплечий, тёмная густая шевелюра, голубые глаза. Джинсы сидели на нём отлично, подчёркивая красивые, тренированные ноги. Повезло же этой серой мышке, у которой всего-то достоинств – длинные русалочьи волосы да зелёные глазищи... А в остальном – ни кожи, ни рожи. Почему самые классные парни достаются всяким убожествам?..

Ариадна повернула лицо на шелест их душ и взглянула каждой в глаза. Оживление соседок подействовало на неё, как порыв неприятного, холодного ветра. От её взгляда они как будто смутились, отвели глаза и продолжили прерванный появлением Даниила пустяковый трёп, как ни в чём не бывало.

Даниил задумчиво смотрел на играющих детей, широко расставив ноги и облокотившись на колени. Его большие руки с проступающими под кожей шнурами жил устало свисали, часы небрежно болтались на запястье.

– Как дела, Ариша? – спросил он буднично.

Он мог сколько угодно делать вид, что всё в порядке: обмануть Ариадну было невозможно. От тревоги воздух будто загустел и замер, свет померк, солнечные зайчики на асфальте потускнели.

– Нормально, – ответила Ариадна. И чуть слышно спросила: – Дань, что-то случилось? Ты какой-то бледный сегодня.

Даниил чуть поморщился.

– Устал немного.

– Опять мир спасали? – усмехнулась девушка. Усмешка была только маской, внутри она была сплошным натянутым нервом.

Даниил не улыбнулся в ответ, по-прежнему глядя на малышню в песочнице. Не спешил рассказывать: две пары слишком любопытных ушей сидели на соседней скамейке. Он не смотрел на мамочек прямо, но держал в поле зрения. Ариадна кожей чувствовала, как он их сканирует. Каждая секунда ожидания падала, как крупица соли на открытую рану.

Мимолётный скользящий взгляд Даниила – и мамаши «оглохли»: он заблокировал их восприятие. Теперь можно было говорить свободно о чём угодно: соседки просто не слышали никого, кроме друг друга.

– Нет, мир пока держится, – заговорил наконец Даниил, отвечая на вопрос Ариадны. И сообщил: – Владька в переплёт попал, Ариш.

Ледяной панцирь тяжело опустился на плечи Ариадны, сдавил грудь, остановил сердце. Мертвящий холод разлился по всему телу. Голос Даниила слышался сквозь какое-то жужжание:

– Вернее, сначала Семён, его отец, попал. Там одно существо сюда прорваться пыталось... Тёмное, не из нашего мира. Нельзя было его к нам пускать, и Семён с ним схлестнулся. Прогнать-то прогнал, только оно его с собой утащило... Владька спасать его отправился... Вернее, мы с ним. Вместе. Не получилось у нас... Я вернулся, а Влад там, между мирами, завис. И отца не вытащил, и сам застрял. Искать его надо.

Ариадна пришла в себя, почувствовав тёплые ладони на лице. Скованные смертным холодом щёки оттаивали, чувствуя нежные поглаживания.

– Ариш... Русалочка. Нам твоя помощь нужна. Соберись, пожалуйста, возьми себя в руки, – сказал Даниил ласково, но твёрдо.

Оттаявшие, чуть ожившие губы Ариадны пробормотали:

– Я? Но я же ничего... не умею.

– От тебя не потребуется каких-то сложных умений. Ты нам нужна как компас. Как путеводная нить. Мы всё сделаем сами.

Солнечные зайчики плясали на асфальте, мамаши продолжали трещать без умолку на соседней скамейке. Они понятия не имели, кем был этот обаятельный незнакомец, не подозревали они ничего и о существовании ордена воинов Света, и о том, что этот орден делает для мира. Сама Ариадна ещё год назад ничего о нём не знала. Пока не встретила Влада.


*

Тогда она ещё не нянчила чужих детей, а работала в детской библиотеке. Был жив отец, и можно было мириться с крошечной зарплатой: если прибавить к ней его пенсию, получался доход, достаточный для скромного существования – скромного, но не впроголодь.

Ранним вьюжным утром Ариадна стояла на остановке. Её знобило, глаза слезились от ветра, болела голова, половину носа заложило, в горле царапало – словом, полный набор для больничного, который она, собственно, и намеревалась получить. Больная и совершенно разбитая, она исключительно силой воли подняла своё несчастное, расхворавшееся тело с постели в шесть утра – физических сил уже не было, – чтобы достать в регистратуре поликлиники талончик к терапевту.

Сумрак, метель, фонарь, остановка. Прислонившись к стенке остановочного павильона, девушка закрыла глаза и погрузилась в болезненную, зябкую дрёму. Будь оно неладно, это ОРЗ. Ну, на то она и зима, чтобы болеть...

– Можно не болеть круглый год, даже зимой, – раздался рядом весёлый, бодрый и, как Ариадне показалось, какой-то летний голос. При его звуках почему-то вспоминался деревянный причал, старая лодка, камыши, стрекозы, запах воды... Лето.

Она открыла глаза, чтобы посмотреть на обладателя столь приятного голоса. Своим чутьём Ариадна уже определила его категорию – человек-солнце, и удивилась. Таких она встречала, может быть, всего одного-двух за всю свою жизнь. В тусклом свете остановочного фонаря она разглядела высокую, спортивного телосложения фигуру в короткой кожаной куртке на меху, норковой шапке с козырьком и кожаной папкой для документов под мышкой. Едва взглянув в его приветливо искрящиеся из-под козырька тёмные глаза, девушка удивительным образом согрелась. Озноб отпустил её, а на лице сама собой расцвела улыбка.

– Что-то мне слабо верится, что можно совсем не болеть, – усмехнулась Ариадна, поёживаясь от приятных мурашек под дублёнкой.

– Поверьте, можно, – улыбнулся в ответ незнакомец. – Хотите, вылечу вас?

Хоть он и был «солнцем», но на это предложение Ариадна посмотрела весьма скептически. Впрочем, признаться в том, что она ему просто не верит, девушке было почему-то неловко, и она ответила:

– Да ладно... Не стоит утруждаться. Я как-нибудь сама... Традиционными средствами.

Незнакомец покачал головой.

– Прямо как в анекдоте: «Садись, дяденька, поедем. – Да некогда, идти надо». Только вместо упрямого дяденьки, не видящего своей выгоды, – упрямая девушка.

У Ариадны невольно вырвался смешок, и она с удивлением поняла, что головная боль тоже прошла. Чудеса. Да и стоять она теперь могла, не наваливаясь на стенку: сил прибавилось. А в ушах шуршал камыш и трещали стрекозы...

– Ох уж эти очереди, – вздохнул незнакомец. – Намаетесь, пока на приём к врачу попадёте.

Ариадна обречённо пожала плечами: да, приходилось признать, что посещение поликлиники для больного – ещё больший стресс, чем сама болезнь. И, осмелев, спросила:

– А вы куда в такую рань?

– На лекции, – ответил человек-солнце.

– Учитесь? – спросила Ариадна.

Он коротко качнул головой.

– Преподаю.

– И что вы преподаёте?

– Философию.

Оценив телосложение незнакомца, его подтянутый, спортивный вид, Ариадна невольно вспомнила собственного преподавателя философии – щуплого, сутулого, насквозь прокуренного и в очках с такими толстыми стёклами, что глаза за ними казались двумя моргающими точечками. «Философ» был скучный и занудный, но добрый и простодушный: пользуясь его плохим зрением и наивной верой в честность, студенты в открытую «шпаргалили» на зачётах и экзаменах, обманывая рассеянного и доверчивого препода. «У этого, пожалуй, на экзамене не спишешь», – усмехнулась Ариадна и удивилась, вдруг почувствовав себя под взглядом незнакомца не выучившей материал нерадивой студенткой – прогульщицей и двоечницей. И это притом, что училась она на самом деле только на «хор.» и «отл.»! И «философа» не обманывала, всегда сдавала честно.

– Что, не похож я на преподавателя? – засмеялся человек-солнце. – Да, есть немного. Меня поначалу вахтёрши признавать не хотели, всё требовали студенческий билет, когда я просил ключ от аудитории.

От его смеха внутри у Ариадны разлилось тепло. Как же она раньше жила, не слыша его? Она и не знала, какой радости была все эти годы лишена. Она зябла в потёмках, не имея возможности нежиться в лучах этого «солнца», она упустила... Много же она упустила.

Это потом она узнала, что его зовут Влад и что он – воин Света. Ещё ученик, но уже многое может. Пока же он для Ариадны был просто человеком-солнцем, развеселившим её среди метели в это ужасное, тёмное зимнее утро и вернувшим ей хорошее самочувствие.

Стоя в очереди в кабинет терапевта, она уже не чувствовала себя больной. Даже заложенный нос сам прочистился и задышал. Когда перед ней оставалось всего три человека, в голове мелькнуло: «А может – ну его, этот больничный?» Не веря, что она произносит это, девушка сказала стоявшему за ней мужчине:

– Ээ... Я... не буду стоять. Мне нужно идти, так что заходите вот за этой женщиной.

Её проводили удивлёнными взглядами, а она протянула гардеробщице бирку, получила свою дублёнку, оделась и вышла на улицу. Шагая по заметённому снегом тротуару, она вспоминала утренний разговор с незнакомцем. А ведь первыми его словами, обращёнными к ней, был ответ на её мысли, а не на произнесённую вслух фразу! – осенило девушку. Она только ПОДУМАЛА, что зима предназначена для того, чтобы болеть, а он – тут как тут. Она даже не слышала, как он подошёл. Хотя, может быть, он уже стоял на остановке, когда она туда пришла.

Но самым главным было, конечно, это чудесное выздоровление. К вечеру от симптомов ОРЗ не осталось и следа.

Но с этого дня Ариадна заболела другой болезнью... Эта болезнь называлась «Влад».



Она сожалела, что они так и не обменялись ни телефонами, ни адресами электронной почты. Думала, что больше никогда его не встретит. Как же его теперь искать?

Искать не пришлось: человек-солнце сам её нашёл. Точнее, они опять встретились случайно. Хотя случайно ли?.. Случайности – давно задуманные, но преподнесённые в нужный момент ходы судьбы.

Они просто сели в одну маршрутку. Человек-солнце с улыбкой протянул деньги:

– Передайте на билет, пожалуйста.

Их руки соприкоснулись, и тогда Ариадна впервые почувствовала эту волну силы, приподнимающую все волоски на теле и смыкающуюся за лопатками.

Она уже не помнила, куда и зачем ехала, когда они вместе вышли из маршрутки на какой-то остановке. Просто шли и шли куда глаза глядят, разговаривая обо всём подряд. Сейчас Ариадна уже и не помнила, о чём они тогда болтали, но в памяти отпечаталось, как она смеялась до боли в лицевых мускулах.

Он разрешил ей поприсутствовать на одном из своих занятий. Ариадну поразило, какая свободная и ненапряжённая, но деловая, спокойная и доброжелательная царила атмосфера в аудитории. Никто не бездельничал, не смотрел, скучая, в окно, не лузгал семечки «на камчатке», не готовился по какому-то другому предмету: философия и только философия. Все владели материалом, все были заинтересованы. Сидя за последним столом, Ариадна совершенно растворилась в разговоре, в пространстве, во Владе. Студенты не обращали на неё внимания, да и Влад, казалось, тоже, но девушку не покидало чувство, что он, даже не глядя, держит её в поле своего внимания. Да уж, под таким «всевидящим оком» даже просто подумать о шпаргалках было немыслимо. Но страха или дискомфорта она не ощущала. Поначалу было немного не по себе, но постепенно она привыкла. Это внимание отличалось дружелюбием, уважительностью, не угнетало и не запугивало, напротив – Ариадне было приятно его на себе испытывать.

Пара закончилась, студенты покинули аудиторию, и они остались наедине.

– Ну, как тебе? – спросил Влад.

– Мне понравилось, – призналась Ариадна. – Хотела бы я быть твоей студенткой!..

Он тоже зашёл к ней на работу – нагрянул совершенно неожиданно в обеденный перерыв. Коллеги Ариадны, в большинстве своём женщины, засмотрелись на высокого, ладно сложенного молодого мужчину с тёплыми карими глазами и чуть вьющимися светло-каштановыми волосами, их очаровала его открытая улыбка и спокойно-доброжелательная, но не слишком развязная манера держаться. Ариадна, сама не зная отчего, вспыхнула, как маков цвет. Когда Влад ушёл, на неё насели с расспросами: кто таков, откуда, как давно они с Ариадной встречаются – словом, естественное женское любопытство. Девушка ответила:

– Мы... не встречаемся. Он просто друг.

Это «просто друг» стало её самой большой неотступной болью. Влад не ухаживал, не дарил цветов, целовал её только в щёчку или в лоб – благо, лоб Ариадны был как раз на уровне его губ, не позволял себе обнять её с хотя бы каким-то намёком на страсть – только с дружеским теплом. Поначалу Ариадну озадачивала такая сдержанность, и она, устав мучиться в неизвестности, решила сама «прозондировать почву».

На Восьмое марта Влад в первый раз подарил ей цветы, а также набор товаров от популярной пчеловодческой компании: крем с пчелиным ядом, экстракт прополиса на масле, баночку мёда с какими-то добавками и крем для рук.

– Всё это очень хорошее и полезное, – сказал он. – А мёд – ещё и очень вкусный. Такого ты на рынке или в магазине не купишь.

– Спасибо, – пробормотала Ариадна, краснея. И решилась... Момент настал.

Чуть приподнявшись на цыпочки, зажмурилась и прильнула дрожащими губами к губам Влада. Сердце колотилось, как бешеное, стало трудно дышать...

Он не оттолкнул её, его губы даже ласково ответили на поцелуй, но продлилось это недолго. Влад мягко отстранил девушку, взглянул в глаза – серьёзно и чуть грустно. Эта грусть окатила Ариадну холодной волной, колени затряслись, сердце замерло. А Влад тихонько засмеялся, держа её за плечи:

– Ты чего такая перепуганная? – И потёрся носом о её нос, пропустил прядь её волос между пальцами. – Русалочка ты моя. Надо было ещё шампунь купить для твоих чудесных волос, эта фирма не только кремы и мёд выпускает, но и шампуни производит – тоже с добавками. Ладно, в следующий раз куплю.

Ариадну трясло. Она пыталась держаться как ни в чём не бывало, попыталась улыбнуться, но не получилось. Влад с беспокойством заглядывал ей в глаза.

– Ариш, ну ты чего?

– Ничего... нормально. Нормально. – Ариадне удалось наконец изобразить улыбку и поймать дыхание.

– Не прикидывайся, я вижу, – сказал Влад грустно. – Ну, иди сюда.

Он обнял её, щекотно дыша ей в ухо. Нет... Она чувствовала: так не обнимает любящий мужчина. Скорее – старший брат, друг...

«Просто друг» – эти слова выжглись на её сердце калёным железом.

В этот день они совсем недолго погуляли: Ариадна, будучи больше не в силах беззвучно, с улыбкой на лице носить в груди обожжённое, саднящее от боли сердце, засобиралась домой. Ей хотелось спрятаться от всех. Залезть в раковину и не высовываться. Влад, улыбнувшись грустно и виновато, сказал только:

– Ладно... Домой так домой.

В тот же вечер у Ариадны подскочила температура. Подарок Влада оказался кстати: она пила горячее молоко с прополисом и мёдом, но, как ни хороши были эти продукты, ожог на сердце они не могли вылечить...


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
 Сообщение Добавлено: 27 июл 2012, 00:23 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июл 2012, 01:02
Сообщения: 78
Откуда: Беларусь
Она решила махнуть рукой. Забить. Притвориться, что ничего не было. Свернуть с дорожки, на которой она наступила на острую корягу и поранилась. После Восьмого марта они не виделись с Владом целый месяц: Ариадна избегала встреч. Влад не навязывался ей, но она чувствовала, что он грустит и скучает по ней. Молча. Между ними образовалась связь, которую невозможно было разорвать никакими средствами – по крайней мере, Ариадна таких средств не знала. «С глаз долой – из сердца вон» не сработало. А вырвать у себя сердце, чтоб не саднило – нет, такой кровавый ужас был ей не под силу. Хотя может быть, и помогло бы. Помогло же капитану «Летучего голландца» Дэви Джонсу из «Пиратов Карибского моря». На какое-то время.

Запру я сердце в кованый сундук,
Похороню в пещере безымянной,
Дорогу к ней из памяти сотру,
А ключ дам проглотить утробе моря.

Останется от боли лишь фантом,
А призрак радости растает над волнами,
Всё – там, под крышкой старой сундука,
Хоть похоронено, но не забыто.

От себя не убежишь... Смяв листок со стихами, она поднесла к нему пламя зажигалки. Строчки горят, но боль остаётся.

Но, сколько ни избегала Ариадна Влада, встретиться снова им всё же пришлось. В апреле от сердечного приступа умер отец, и девушка осталась совсем одна. Мама умерла десятью годами раньше.

Ариадна была в состоянии ступора. Ничего не понимала. Больница, морг, какие-то люди, к которым нужно было пойти и получить какие-то бумаги. Всё понеслось вокруг неё жуткой каруселью, но поверх всей этой круговерти было написано жирными чёрными буквами: папы больше нет. Его тело лежало в морге, а она всё ещё пребывала в шоке. Организация похорон. Да, но как?.. Её рассудок был парализован.

Когда зазвонил мобильный, она не сразу ответила: просто не понимала, кому она сейчас могла быть нужна. Телефон смолк, но через пять минут зазвонил снова, и нервы болезненно натянулись. Ниточка, связь. Она зазвенела, омертвевшее сердце ожило и заболело. Ариадна ещё не видела, чей номер высвечивался на дисплее, но уже знала, кто это был.

– Русалочка, привет.

От теплоты знакомого летнего голоса дыхание перехватило, в горле что-то булькнуло, но слёзы так и не пошли.

– Ариша, что случилось?

Она пролепетала:

– Папа умер... Я... я отупела совсем. Не знаю, что делать...

Влад приехал сразу же. Но не один: с ним был голубоглазый брюнет, которого он представил как своего друга Даниила. То, что Даниил такой же необычный, Ариадна поняла сразу – по волне силы, от которой волоски на теле становились дыбом. Он был не солнцем, а звездой – яркой, но не такой тёплой, как Влад. На немой вопрос, читавшийся в глазах Даниила, – о том, кем ему доводилась Ариадна, Влад ответил:

– Друг.

Голубые глаза Даниила ласково заискрились, и он, сжав руку девушки, сказал:

– Ну что ж, друг моего друга – мой друг.

Они всё организовали, так что придавленной горем и оттого плохо соображающей Ариадне не пришлось шевельнуть и пальцем. Странно, но её душа онемела, как будто в неё сделали обезболивающий укол. Она даже не вздрогнула, услышав, как Влад сказал кому-то по мобильному:

– Задержусь немножко. Нет, до завтра – максимум. Ладно... И я тебя целую.

Кто был на том конце линии? Любимая девушка? Жена? А может, мать? Мать... да, возможно. А впрочем, не всё ли равно?

Но точки над i расставил Даниил, спросив Влада:

– Что, твоя половина беспокоится?

Влад бросил быстрый взгляд на Ариадну, но на лице у неё не дрогнул ни один мускул. Просто сердце, до сих пор умудрявшееся как-то биться под каменной плитой боли, натужно дрожа, как штангист, фиксирующий вес, теперь остановилось. И плита раздавила его. Крак – и всё. Очень быстро, так что Ариадна даже не успела что-либо почувствовать. Она умерла. А мёртвым – уже всё равно.

Она продолжала убирать со стола после поминок, но душой была там – с папой. Правду говорят, что, пока родители живы, мы остаёмся детьми. А когда они уходят, наше детство кончается безвозвратно. Для отца она всегда была маленькой девочкой, а теперь она стала взрослой.

Нет, не взрослой. Мёртвой.

– Русалочка, иди, приляг, мы тут сами уберём, – сказал Влад.

Ариадна продолжала машинально собирать посуду. Вернее – её тело. Зомби. Она не возражала, когда стопку грязных тарелок забрали у неё из рук, а её саму, взяв за плечи, отвели в другую комнату и заставили лечь на кровать.

– Меня беспокоит, что она не плачет. Поплакала бы – может, легче бы стало...

– Может, потом поплачет, позже.

Это переговаривались Влад с Даниилом, убирая со стола. Ариадна лежала на кровати в своей комнате, глядя мёртвыми глазами в потолок.



Сорок дней прошли, как в тумане. Ариадна машинально ходила на работу – выдавать детям книги, а потом возвращалась в пустую тихую квартиру. Она не знала, откуда у неё взялись деньги на погребение; помнила только, что держала какие-то деньги в руках, причём немалые. Похороны были не самыми дешёвыми, на такие её сбережений не хватило бы. Думать о том, что их оплатили Влад с Даниилом, не хотелось. Но – приходилось, потому что, как только к Ариадне вернулась способность нормально думать, она сразу сопоставила факты. Её с отцом сбережения оказались вообще нетронутыми. Холодильник лопался от еды, за коммунальные услуги, интернет и телефон было уплачено, на счету за мобильную связь лежала хорошая сумма: разговаривай – не хочу. Мусор был выброшен, протекающий кухонный кран отремонтирован...

Кухонный кран. Отец собирался его починить, даже новые резиновые прокладки купил. За день до приступа.

Она стояла на коленях у кухонной мойки и тихонько выла, покачиваясь из стороны в сторону. Плотину прорвало, хляби разверзлись – слёзы лились потоками. Откуда-то из комнаты прибежал Даниил, склонился, обнял за плечи.

– Аришка, ты что? Что такое?

Оказывается, он был здесь. А она даже не заметила.

– Русалочка, всё хорошо, я с тобой.

Сердце вздрогнуло, как плетью огретое, с пульсирующими и тупо ноющими под ожоговым струпом словами «просто друг». Вздрогнуло от «Русалочки», вскрикнуло и забилось: не раздавило его каменной плитой, живо оно было, проклятущее!.. И болело.

– Не называй меня так, – глухо простонала Ариадна.

– Почему? – Даниил присел перед ней на корточки.

– Потому что только Влад... меня... так...

Даниил усмехнулся.

– Ну и что? Что ж делать, если ты в самом деле на неё похожа? Нет уж, буду называть тебя, как мне нравится, и ты мне не запретишь.

Она была жива. Жива. Если чувствует боль – значит, жива.



К лету Ариадна понемногу оттаяла. К душе вернулась чувствительность, к сердцу – боль. Теперь она знала точно: у Влада была девушка, а ей он мог предложить только дружбу. Ариадна решила смириться и принять такие условия, потому что совсем без Влада она не могла. Как растение чахнет и погибает без солнечного света, так и Ариадна не могла существовать без тёплого сияния Влада. Он был человек-солнце, а она – маленькая выжженная планетка, которая вращалась вокруг него, не в силах сойти с орбиты.

Иногда сердце роптало, и в нём копилась обида: зачем Влад приручил её? Зачем ослепил своим светом, если не мог дать ей такую любовь, о какой она мечтала? Зачем пришёл и назвал её своей Русалочкой?

Но разве виновато солнце в том, что, когда его лучи согревают напитанную влагой землю, зерно прорастает и тянется к нему? А потом настаёт зима, и растение гибнет от холода. Никто не виноват. Просто так устроен мир. Солнце не может не светить всему живому, и живое не может не радоваться его свету.

Просто радоваться. И жить.

А потом Влад вдруг пригласил её на выходные за город, на природу. Но ехал он не один, а с друзьями. Девушка его с ними не ехала: срочная работа вынуждала её остаться в городе.

Ариадна поначалу отказалась, но Влад мягко настаивал.

– Мои друзья – это моя семья, – сказал он. – И семья хочет посмотреть на тебя.

Девушка снова почувствовала себя под «всевидящим оком», как тогда, в университетской аудитории, но на сей раз ей стало страшновато.

– Ты не должна нас бояться, – сказал Влад, накрывая её руку своей. – Тебя никто не обидит.

– Вас? Кого это – вас? – спросила Ариадна, поёжившись.

Тогда-то она и услышала впервые о воинах Света. Они были призваны хранить в мире равновесие сил и не допускать, чтобы он, ввергнувшись в хаос, покатился к гибели. Но человечество только и делало, что уничтожало себя, а мир был готов вот-вот сойти с рельсов. В тонкости Влад не стал вдаваться, сказал лишь, что он – воин-ученик, и курс его обучения подходил к концу, но до мастера ему было ещё далеко. Кроме него ехало ещё пятеро человек: его отец – зрелый воин, Даниил – ученик, как и он сам, ещё два воина и мастер – их с Даниилом наставник. Пригласить Ариадну Владу порекомендовал именно он.

Ариадна не могла поверить своим ушам. Всё это звучало, как абсурд, выдумка. Какие-то воины Света. Секта? «Фантазии» чрезмерно увлекающихся эзотерикой людей... Или правда? Обычный преподаватель философии – воин Света?

Впрочем, следовало признать, что обычными они не были – ни Влад, ни Даниил. Ариадна чувствовала это. А чувства никогда её не обманывали, так повелось. Она просто верила Владу: разве солнце умеет лгать? Но если он сам заблуждается? Впрочем, выдумки это или нет, поездка на природу ничего дурного в себе как будто не таила – так чувствовалось Ариадне. О воинах Света она решила не думать. Она просто ехала с друзьями Влада за город.

Двухэтажный дом, старые тополя, запах близкой реки, две машины у двери, солнечные зайчики на асфальте, натянутые между стволами верёвки с бельём – такой была их отправная точка. Солнце пробивалось сквозь листву и кололо глаза лучами-иголками.

Что ж, с виду – обычные люди, не сумасшедшие и не сектанты, подумала она, увидев «семью» Влада. Его отец, Семён, ей понравился... Силой веяло от этого крепко сбитого мужчины с едва приметной сединой на висках, сквозила в нём та же «необычность», которую Ариадна чувствовала во Владе и Данииле. Ни с чем её не спутаешь, слишком характерные ощущения... Да, была в этих людях сила. Но в сказки про рыцарей-джедаев Ариадна не верила, хотя – сказка ложь, да в ней намёк. Но девушку на время захлестнули более понятные ей чувства: когда Семён просто, как-то по-домашнему улыбнулся, беря у неё сумку и укладывая в багажник машины, сердце сжалось, заболело: папа.

Ей удалось не пустить слёзы к глазам: для этого пришлось сжать сердце жестокой хваткой.

– Не перегни палку, сломаешь, – раздался вдруг голос совсем рядом, и девушка вздрогнула. – Лучше отпусти себя.

Она сразу почувствовала: это он, мастер. Пространство зазвенело, и на девушку накатил беспричинный страх, хотя голос был совсем не злой, да и его обладатель – человек как человек... Дяденька зрелого возраста, с морщинками на загорелом лице и светлыми, чуть насмешливыми глазами, в светлых джинсах и рубашке в голубую полоску с коротким рукавом. Кем он мог работать? В том, что он начальник, Ариадна почему-то не сомневалась. Аура властности окружала его. То ли из дома он вышел, то ли уже был во дворе...

Дыша встречным ветром, Ариадна всю дорогу пыталась «отпустить себя». Хорошо, что тот дяденька сел в другую машину, а то рядом с ним ей было немного не по себе... За рулём был Влад, рядом с ним сидел Семён, а Ариадна с Даниилом – сзади. Никто девушку ни о чём не спрашивал, и она, нахохлившись, забилась в угол...

Дяденьку звали Ярослав. На Ариадну он как будто не смотрел вовсе, но она чувствовала его мысленный «взгляд». Сзади возвышалась стена из сосен, впереди был обрыв, внизу – река. В одном более пологом месте можно было спуститься к воде, но Ариадна решила не рисковать.

Она ждала чего-то необычного, но ничего особенного не происходило. Поход как поход. С палатками, рыбалкой и ухой на костре. Ариадна постепенно расслабилась и перестала воспринимать «необычность» окружавших её людей так настороженно. Она ни о чём не спрашивала, и ей тоже никто не докучал вопросами. Будто она была знакома с ними всю жизнь. Может, воины Света – всё-таки выдумка, шутка? Какой-то нелепой казалась эта мысль при виде обыкновенных рыбачащих мужчин, хотя сосны нашёптывали ей какую-то грустную тайну... Ветер гладил её по волосам, утешая, как ребёнка, река уносила с собой печаль, а солнце... Их было два: одно в небе, и второе – рядом, её человек-солнце, Влад. Запутываясь пальцами в траве, Ариадна просила всё – небо, солнце, реку, землю – забрать её боль...

И всё-таки она ощущала себя гостьей, к которой приглядываются. Нет, её не рассматривали в буквальном смысле: мужчины занимались своими делами, а ей было позволено просто находиться рядом. От неё ничего не требовали: хочешь – помогай, хочешь – бездельничай и наслаждайся природой. Но совсем ничего не делать Ариадне было всё же неловко, и она вызвалась почистить картошку. Ей доверили это дело. Сидя на траве и снимая с картофелин длинные спирали кожуры, она чувствовала, как руки Влада касаются сзади её волос.

– Русалка ты моя... Как ты?

– Нормально, – проронила она.

– Здесь хорошо, правда? – Он нюхал её волосы, смешно сопя у неё за ухом.

– Угу, – был её ответ.

Его руки начали легонько массировать её напряжённые плечи.

– Расслабься. Просто получай удовольствие от общения с природой. На мужиков не обращай внимания и никого не бойся. Ты здесь – со мной.

Спираль кожуры прервалась и упала.

– В качестве кого?

– Моего друга, конечно.

Сердце заныло. Выжженные на нём слова «просто друг» хоть и зажили уже, и корочка сошла, оставив шрамы, но боль не уходила. На плечо лёг подбородок Влада.

– Ты понимаешь, что значит – друг? Это – самый близкий человек... Не менее близкий, чем возлюбленный или возлюбленная. А иногда и ближе. – И, видимо, чтобы рассмешить Ариадну, Влад пофыркал по-ежиному ей на ухо. – Рыбёшка ты моя маленькая...

Ей было щекотно и тепло, но сердце ныло – сладкой болью, пополам с нежностью. Да, близость душ – это прекрасно, но глупому сердцу было мало. Оно требовало человека-солнце в своё единоличное распоряжение, чтобы он принадлежал только Ариадне и никому более... Чтобы только её называл рыбёшкой и Русалочкой, чтобы только её волосы он гладил и только ей на ухо пел ежиные песни. Неразумное сердце оказалось собственником, эгоистичным и ревнивым, не говоря уже о теле, первобытные инстинкты которого было трудно обуздать и сердцу, и душе, и разуму.

Уха получилась вкусной. Сосны шептали над головой, убеждая её понять что-то, что она пока не в силах была понять, река звала вдаль. Что будет, если войти в её воды? Может ли она забрать её память, её чувства? Смыть их? Стать Летой...

На ночь все разошлись по палаткам – по двое. Для Ариадны взяли отдельную, дабы она не смущалась в мужской компании. Но, как ни крути, она всё равно смущалась и чувствовала себя чужой. Точнее, не чужой, а ребёнком среди взрослых. Ох уж эти загадочные взрослые, со своими «заморочками», непостижимыми детскому уму...

Желая ей спокойной ночи, Влад поцеловал её в нос, а она его – в глаза и брови. Он жмурился, как довольный кот, и Ариадна не удержалась от соблазна почесать его за ухом.

Она всегда плохо спала в непривычной обстановке, да и впечатлений сегодня было достаточно, чтобы надолго взбудоражить нервы. Образ реки стоял перед глазами, а земля куда-то уплывала из-под неё. А потом она услышала шёпот. Невнятный, слов не разобрать, очень холодный и пугающий. От дрожи первая дрёма слетела, как шёлковое покрывало, и Ариадна, поёжившись, закуталась потеплее.

Едва глаза закрылись, как снова – он, шёпот, просочился в палатку холодным дуновением. «Я – река, река... Возьму твои печали, смою твою память, войди в меня...»

Тёмная водная гладь блестела под луной, а за ней простиралась даль – бескрайняя, манящая. Уйти, затеряться. Кануть. Раствориться. Не быть, не чувствовать. Вода лизала пальцы ног, ластилась, как кошка, обещая забвение и безмятежность. Ариадна присела, чтобы погладить воду-кошку, и та лизнула ей руку.

А потом приняла в свои прохладные объятия. Подхватила, обласкала, зашептала, убаюкивая, и тихонько понесла... А может, и правда, стать русалкой?.. Тело охватила нега и лень, потом наполнила тяжесть, а со всех сторон слышался шепоток и смех. Её касались лёгкие холодные руки, и голоса звали: «К нам, к нам... останься с нами, забудь всё, мы избавим тебя от боли...» Душа наполнялась прохладным безразличием, а тело – тяжестью, и только на сердце ещё тепло пульсировал ожог – «друг». Холод уже подбирался и к нему, но натянулась и тревожно запела струнка, и сердце дёрнулось, как больной зуб. Боль возвращала к жизни, и холодные руки реки уже не соблазняли, а пугали. Но ноги отяжелели и не хотели шевелиться, а может, их свело судорогой. Вода уже заливала уши и нос. «Борись, борись, не сдавайся! Выплывай!» – приказывала струнка. Она, как горнист, играющий тревогу, посылала по всем нервам спешные приказы, и тело, запаниковав, задёргалось, руки начали грести, ноги наконец тоже вспомнили, как двигаться. Голова вынырнула над блестящей серебристо-лунной поверхностью, холодной, насмешливой и коварной. Струнка пела, и на её зов Ариадна поплыла, изо всех сил отбиваясь от щекочущих речных рук. «Быстрее, быстрее, только бы доплыть, только бы выжить», – в панике стучало сердце.

Плыть было недалеко. Ноги коснулись дна, ещё несколько взмахов – и она уже брела по колено в воде. Ночной ветер тут же обжёг её холодом, и она запрыгала, вытряхивая воду из ушей. Дрожа и стуча зубами, села на песок. Понесло же её купаться... Ведь чуть было на самом деле не стала русалкой!..

– Аришка, ты чего тут? – услышала она родной голос. – Купаешься, что ли?

Тёплые руки Влада закутали её в одеяло, и она, прильнув к его груди, пробормотала:

– Ага...

– А чего ночью-то? – засмеялся он, обнимая её.

– Не хотелось днём раздеваться при мужиках, – нашлась Ариадна. Надо же, удивилась она про себя. Голова-то варит, несмотря на пережитый страх – вот, даже объяснение придумала...

– ЧуднАя ты, – усмехнулся Влад. И добавил, размышляя вслух: – А может, мне тоже окунуться?

Ариадна вздрогнула при воспоминании о холодных руках, щекотавших её в воде, и уцепилась за рубашку Влада.

– Нет... Не советую, – сказала она. – Вода холодная.

Он внимательно заглянул ей в глаза. Потёмки не были для него помехой.

– Ты чего-то испугалась?

Ариадна мотнула головой. Говорить не хотелось.

– Ты ведь не только от холода дрожишь, – заметил Влад.

Она пожала плечами.

– Ну... Что-то меня там щекотало, – призналась она неохотно. – Рыба, наверно. Или водоросли.

– Гм... Рыба, говоришь? Ну, это ерунда, я рыбы не боюсь, – сказал Влад весело. – А водорослей – тем более.

И он, скинув одежду, бросился в реку. Девушка, сидя на песке, зябко куталась в одеяло и с беспокойством вслушивалась. Влад плескался, нырял, фыркал, а минут через десять выбрался на берег. Испуганным он не казался – только взбодрившимся. «Видимо, руки – это мне померещилось спросонок, – подумала Ариадна. – Наверно, и правда всего лишь водоросли...» Ну и дура, рассердилась она на себя. Какой-то речной травы испугаться...

Значит, и шёпот, забравшийся к ней в палатку и выманивший её к реке, тоже почудился?

Утром она слушала ветер в соснах с янтарными от солнца стволами и вспоминала ночное купание, как странный сон. Сидя между Владом и Даниилом, она грела руки о кружку с кофе, и ей было спокойно и уютно. Река снова стала светлой и безобидной, но её ночной облик навсегда запечатлелся в памяти Ариадны...

Она не заметила, как к ним подсел Ярослав.

– С добрым утром, – сказал он. – Ну, как спалось?

Ариадна не сразу поняла, к кому из них он обратился, но что-то подсказывало, что именно к ней.

– Хорошо, – чуть слышно ответила она.

Ярослав посмотрел на Влада и молча кивнул, поднялся и отошёл. Что всё это значило, Ариадна не имела понятия. Но почему-то вокруг стало чуть светлее. А птицы запели очень звонко, просто оглушительно.


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
 Сообщение Добавлено: 27 июл 2012, 00:24 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июл 2012, 01:02
Сообщения: 78
Откуда: Беларусь
Хоть Ярослав и не баловал Ариадну своим вниманием, но уже одно пребывание рядом с ним переключало её на какой-то новый образ мыслей, новое умонастроение. Рядом с Владом она тоже чувствовала нечто подобное, но присутствие Ярослава действовало на неё гораздо мощнее. Чувства обострились, и ей вдруг открылось, что мир намного сложнее и тоньше устроен, чем кажется.

Откуда-то появились кастрюля с бараниной в маринаде и мангал. Мужчины неторопливо, со знанием дела принялись жарить шашлыки, а Ариадна, снова почувствовав себя гостьей и сторонней наблюдательницей, просто сидела на траве и слушала, впитывала тепло этих ярких и сильных людей, грелась жаром их душ. Даниил, нанизывая куски мяса на шампур, рассказывал анекдот, лукаво кося голубым глазом в сторону девушки, но она не вникала. Слова анекдота просто прогрохотали мимо, как поезд, а суть их ускользнула от неё: Ариадна витала где-то между верхушками сосен и облаками.

По её ноге полз паук. Гадливо содрогнувшись, Ариадна хотела прихлопнуть его, но кто-то перехватил её руку. Паук продолжал путешествие по её джинсам, а Ариадне запрещали с этим что-либо делать...

– Какое зло этот паучок причинил тебе, что ты немедленно захотела его убить? – услышала она голос Ярослава.

Одна его рука держала её за запястье, а другая протянулась и подставила пауку палец, на который тот и заполз. Ярослав выпустил его в траву, и Ариадна испытала некоторое облегчение. Но отчего – оттого ли, что паука убрали с неё, или оттого, что тот остался жив?

– Так какой вред он тебе причинил? – повторил Ярослав.

– Ну... Никакого, – признала Ариадна растерянно.

– А зачем тогда убивать? – улыбнулся он.

– Ну... Некоторые пауки бывают ядовитыми, – попыталась найти оправдание Ариадна.

– Этот был ядовитым?

Пришлось признать, что она не знает этого.

– Ну вот, даже не знаешь, причинят ли тебе вред, а бьёшь, – покачал головой учитель Влада.

– Я... просто боюсь пауков, – созналась девушка. – Ну, можно было просто стряхнуть его, конечно...

– Сначала делаешь, а потом думаешь, что можно было поступить по-другому. Знакомая картина. – В уголках глаз Ярослава притаилась усмешка, но не злая, а грустноватая.

Чтобы скрыть смущение, Ариадна тоже усмехнулась:

– Наверно, я безнадёжна.

– Ну, почему же? Ты – к счастью, нет, – проговорил Ярослав. – Хотя бы потому, что не убеждена в собственном совершенстве. – И тут же глянул в сторону мангала: – Так, что у нас там с шашлыками?

С шашлыками всё обстояло наилучшим образом. Мясо было свежее, вино – забористое, маринад – в самый раз, опыт и умение готовивших – также выше всяческих похвал. Владу нравилось есть прямо с шампура, который держала Ариадна; Даниил, глядя на них, тоже возжелал кушать из её прекрасных рук, в чём она и ему не отказала. Остальные поглядывали на них с добродушной усмешкой в глазах.

От красного вина Ариадна размякла, согрелась, растаяла, и ей чудилось, что она включилась в контур, по которому циркулировала энергия между этими людьми. Её сморил сон, и она задремала, положив голову на колени Влада, который ко времени её пробуждения непостижимым образом превратился в Даниила.

Всё хорошее когда-нибудь кончается, и этот пикник не был исключением. Под вечер воскресенья погода испортилась: собирались под начинающимся дождём, а когда расселись по машинам, лило уже основательно. Под стук капель по крыше и стёклам Ариадна снова начала клевать носом: хоть лёгкий хмель уже выветрился, но голова была ещё тяжеловата.



Что подумали о ней друзья Влада – знал один Бог. Влад загадочно сказал:

– Семья тебя приняла.

– Гм... вот как! И что теперь? – полюбопытствовала Ариадна.

– Будем поглядеть, – улыбнулся Влад. – Не торопи события. Их цепочка уже куётся.

Зарплаты библиотекаря не хватало на жизнь, и пришлось искать более высокооплачиваемую работу. Так Ариадна стала няней. Педагогическое образование у неё имелось, и с детьми возиться ей нравилось. Не всегда только нравились их родители. Уж очень у них были холодные души.

С Владом они встречались не очень часто, зато много переписывались по электронной почте. Но и общаясь таким способом, Ариадна чувствовала его, как будто тот был рядом. Она ощущала его тепло. Если бы кто-то прочитал их переписку, то мог бы подумать, что это общаются любящие друг друга люди, а не «просто друзья».

Ариадна много думала над смыслом, который вкладывал Влад в понятие «друг». Умом (или душой?) она этот смысл улавливала, но сердце... Упрямое глупое сердце пело свою собственническую песню. Была ли она Владу таким же другом, как, например, Даниил? Несомненно, отношение Влада к ним различалось. К Ариадне он относился, как ей казалось, гораздо нежнее, но это и понятно: она была девушкой. А ещё ей казалось временами, что человек-солнце относился к ней немного как к ребёнку. Но Ариадну это не обижало: его нежность была для неё живительным эликсиром.

Даниил же, как видно, был не прочь стать для неё кем-то большим, чем просто друг. Он ни на что не намекал сам, Ариадна просто чувствовала это, но не могла принять. Не ощущала в себе отклика. Даже после того, как Даниил защитил её от незваного ночного гостя, она не испытывала к нему ничего, кроме симпатии и уважения.

По ночам (во сне или наяву – она не знала) к Ариадне повадилось прилетать какое-то тёмное, жуткое существо, от которого веяло холодом. Оно зависало над ней, обдавая её волнами ледяного ужаса, а она, парализованная, полумёртвая, лежала и не могла не только пальцем шевельнуть, чтобы прогнать эту нежить, но и даже слов какой-нибудь молитвы не могла вспомнить. Просыпалась она обессиленная, разбитая, и ещё не скоро к ней возвращалась способность двигаться. Полежав пластом какое-то время, она поднималась, плелась на кухню и заваривала чай. Комната отца с аккуратно застеленным диваном отвечала мёртвым молчанием...

Ариадна чувствовала упадок сил, сонливость, озноб. Краски потеряли яркость, еда – вкус, даже все духи пахли как-то одинаково. Она пробовала не спать, пила кофе и настойку элеутерококка на ночь, чтобы отогнать сон – помогало. Жуткое существо не приходило. Но долго ли она могла так продержаться?

На третью бессонную ночь она поняла, что не выдерживает, и решила поспать днём, на работе. Уложив Ксюшу на тихий час, она сама улеглась на огромный, роскошный хозяйский диван, закрыла глаза и погрузилась в сладкую дрёму.

Твари было, видно, всё равно, когда приходить – ночью или днём. Всё повторилось, и хозяйка, вернувшись вечером, заметила:

– Ты что-то плохо выглядишь, Ада. (Так она называла Ариадну.)

Еле волоча ноги, Ариадна плелась домой. Очень хотелось лечь на ближайшую скамейку. Нет, не спать, не спать. Иначе оно придёт снова и будет тянуть из неё силы. Просто отдохнуть, посидеть минут пять...

Скамейка нашлась. Девушка тяжело опустилась на неё и растеклась, как кисель. Встать, видимо, уже не получится, почувствовала она. В осенних сумерках гудели фонари.

Как назло, Влад уехал из города на несколько дней. Разве что Даниилу позвонить, пока руки ещё действуют и глаза видят...

Она набрала номер.

– Даня... Мне плохо очень... Я не дойду до дома...

– Где ты?

– На улице... Горького, кажется. Скверик у памятника...

– Понял. Сейчас буду, держись там...

На этот звонок ушли последние силы. В глазах почернело, и Ариадна повисла в гулкой пустоте.

Голоса.

– Ох ты, мать честнАя... Девка какая-то разлеглась. Пьяная, что ли?

– Нажрутся вусмерть и прутся куда-то на ночь глядя... Шалавы...

– Да вроде прилично выглядит.

– Да кто их знает...

Старухи какие-то. Души – затхлые, как слежавшиеся тряпки из ящика, который давно не открывали.

– Милицию, что ль, вызвать?

Весенним громом раздался голос:

– Не надо милиции, всё под контролем. Проходим, бабушки, не на что смотреть.

Тёплые ладони на щеках вытащили её сознание из черноты.

– Аришенька... Всё, я с тобой. Сейчас поедем домой.

Её куда-то понесли. Дверца хлопнула с силой пушечного выстрела, болью отдавшись в голове. Покачивание, убаюкивающее урчание мотора. Теперь она была в безопасности.

Окончательно очнулась Ариадна у себя дома, на кровати. В голове звенело, шершавый, сухой язык прилип к нёбу. Приподняв голову от подушки, она застонала от боли в затылке.

На кухне её ждала яичница с колбасой и сладкий чай. Пока она жевала, руки Даниила легонько поглаживали её по плечам, и из них как будто струилась живительная энергия, возвращая Ариадне силы.

Потом он мыл посуду, а Ариадна сидела за столом, положив на руки голову, и с закрытыми глазами прислушивалась к тёплой сытости, разливавшейся в теле. Даниил буквально вернул её к жизни, но спать хотелось страшно. Всё, что ей сейчас было нужно – это часов десять крепкого сна.

– Спать, Русалочка. Тебе нужно выспаться, – ласково провибрировал его голос рядом с ухом.

– Я не могу, – простонала Ариадна. – Оно опять придёт...

– Так, а поподробнее? – Загремела табуретка: Даниил подтащил её к себе и сел.

Ариадна описала ночного гостя. Даниил выслушал, хмурясь, потом сказал:

– Знаю, что это за тварь. Не бойся, отвадим. Ложись, как обычно, остальное предоставь мне.

Он сказал это твёрдо и спокойно, со стальным отблеском в голубых глазах, так что волей-неволей верилось, что ночного гостя ждёт сегодня «тёплая» встреча. И если у него получится... Если получится, подумала Ариадна, то это шанс увидеть, насколько в действительности круты эти воины Света, или же всё это – так, одно название.

Вдыхая запах свежести от чистой наволочки, Ариадна вполглаза смотрела на отсвет экрана телевизора из соседней комнаты, и в горле начало пощипывать. Она уже почти привыкла к пустоте в комнате отца, и то, что сейчас там был кто-то живой, странно действовало на неё: с одной стороны, успокаивало, с другой – обострялась тоска по нему. Ариадна немного всплакнула в подушку, а потом уснула.

Она плыла по какому-то заросшему кувшинками водоёму, из воды торчали опоры снесённого моста, а с берега нависали унылые ивы. Вдруг в воздухе перед ней возникла чёрная лошадиная голова без туловища и пронзительно заржала, и Ариадна почувствовала, как её поднимает волной воды. В ушах нарастало знакомое жужжание, предвещавшее появление тёмной сущности. Странно, но на этот раз Ариадна не испытывала парализующего ужаса: она знала, что Даниил где-то рядом. Она была почти спокойна. Сквозь приоткрытые веки Ариадна смутно, как сквозь помехи, видела окно своей комнаты, а сверху на неё дышал холодом живой, шевелящийся и пульсирующий сгусток чернильной тьмы. Но вместо того чтобы, как обычно, наводить на Ариадну ужас и высасывать из неё силы, сущность вдруг занервничала, заметалась: ей явно что-то не нравилось. Может, почуяла Даниила?

Знакомая волна силы пробежала по коже и сомкнулась коконом вокруг Ариадны, а чёрная сущность забилась в судорогах: её как будто сдувало сильнейшим ветром. С тоскливым клёкотом она затрепетала, пытаясь удержаться на месте, но пространство содрогнулось от беззвучного взрыва. Ни вспышки света, ни огня не последовало, а чёрное облако с жалобным писком стало втягиваться в раскрывшуюся над ним воронку на потолке.

А потом над Ариадной склонилась другая тень. Тёплые губы прильнули к её лбу.

– Спи. Всё хорошо.

Тень поправила одеяло и исчезла.

Утро было дождливое. На плите шумел, закипая, чайник, варились в кастрюльке яйца, а в ванной, шумно плескаясь и фыркая, умывался Даниил. Ариадна резала батон и мазала ломтики маслом, когда по полу проскрежетала отодвигаемая табуретка.

– Чай? Давай... Что-то я так пить хочу!

Даниил выглядел бледновато и устало, но улыбался. Впившись зубами в бутерброд, откусил и задумчиво жевал, глядя на сахарницу.

– Это... существо больше не вернётся? – спросила Ариадна осторожно.

– Процентов на девяносто девять – нет, – сказал Даниил, накладывая на половинку яйца майонез. – Мало ему не показалось.

– Тебе, кажется, тоже, – заметила Ариадна.

Он улыбнулся.

– Ничего, в пределах нормы. Ты-то сама – как?

– Хорошо, – кивнула Ариадна. – Я даже не особо испугалась.

– Ну и молодец.

Даниил подвёз её до места работы. Когда машина остановилась, Ариадна сказала:

– Спасибо тебе большое.

Он сверкнул ясной улыбкой.

– Да чего там... – И заправил прядку волос Ариадны ей за ухо.

На поцелуй он всё-таки напросился. Но получилось сухо, в самый уголок губ – не слишком многообещающе. К большему Ариадна не была готова.



*

Мамаши самозабвенно болтали, детишки возились в песке, беззаботные солнечные зайчики сновали под ногами, а холод очень медленно отпускал, оставляя вместо себя ватную слабость.

– Существо, с которым Семён схватился – вроде того, что мучило меня по ночам? – глухо спросила Ариадна.

Даниил качнул головой.

– Нет. Твоё было – так, мелкая сошка. А этот товарищ – посерьёзнее...

«Товарищ». ЧуднО прозвучало.

– Чтобы найти Влада там и помочь ему вернуться, нужна связь, основанная на очень сильном чувстве. – Даниил скосил взгляд на Ариадну, чуть улыбнувшись. – Ну да, я знаю, чтО ты к нему чувствуешь... Твоя связь с ним гораздо сильнее, чем у кого-либо из нас. Пожалуй, наверно, даже самая сильная.

Пальцы рук Ариадны, лежавших на коленях, вздрогнули, к щекам подступило тепло. Нарастая, оно перешло в жар.

– А его девушка? – чуть слышно проронила она. – Её связь с ним разве не достаточно сильная?

– У Ники? – Даниил выпрямился, скользнул ладонями по коленям. – Да, достаточно, но... Ей сейчас нельзя этим заниматься. Она в положении.

Сердце пискнуло, дёрнувшись, как пришпиленная бабочка, и сдулось, как лопнувший шарик.

– Мы бы сами как-нибудь обошлись, но погружаться туда сложно даже для опытных, – продолжал Даниил. – Без очень сильной связи найти того, кто ушёл за чёрную реку, почти не представляется возможным. У нас, конечно, тоже есть с ним связь, но для этого пространства она, боюсь, слабовата. Поэтому нам и нужна твоя нить, Ариадна.

– За чёрную реку? – Ариадна подняла взгляд от своих туфель. На висках Даниила серебрились седые волоски... Раньше их не было, или она просто не замечала?

– Ну да, это такой рубеж между пространствами. Переходить её – сложно, не всякий сможет. Только самые крепкие выдерживают. Она растворяет... рвёт почти все связи, кроме очень прочных, отрывает человека от мира, и душа может просто потерять, забыть дорогу домой. Кроме того, переход реки забирает много энергии, и даже если какие-то связи сохранились, то на обратную дорогу может просто не хватить сил. Видимо, это и случилось с Владькой. Мы вместе пошли, я вызвался ему помогать... Думали, что наших объединённых сил хватит. Да и связь у него с отцом сильная, она тоже как бы дополнительно предохраняет во время перехода... Вроде щита или кокона. Но, как говорится, не зная броду...

Даниил опустил голову, снова облокотился на колени и ссутулился. Да, определённо, он выглядел очень усталым. Теперь Ариадна понимала, почему.

– Но мы думали, что знаем его, этот брод. Оттого и сунулись. Щита на двоих вроде хватало, но я... В общем, слабоват оказался я для реки. Не перешёл бы. Ну, Влад и отдал весь щит мне, чтобы я мог вернуться, а сам пошёл дальше... Искать отца.

Ариадна с беззвучным стоном закрыла глаза. Да, в этом был весь он, её человек-солнце. Если бы Влад поступил иначе, это был бы не он.

– Он рассчитывал, что мы их вытащим, – закончил Даниил с коротким шумным выдохом. – И мы должны это сделать.

Ариадна дотронулась до его поседевшего виска. Да, раньше седины у него не было. Значит, она – после этого...

– Мы вытащим, – сказала она. – Я сделаю всё, что в моих силах. Только скажите, что надо делать.

Холод дышал ей в спину, подкрадывался к ногам и обнимал щиколотки. Образ лунной реки всколыхнулся со дна памяти, и щекочущие руки-водоросли, и шёпот наяд, и струнка-горнист, что своим пением направляла её и помогала выплыть. Выплывет ли она сейчас? Она не знала, но решимость тугим корсетом стянула ей грудь.

Её похолодевшая рука вяло лежала на колене, как уснувшая рыба. Большая тёплая ладонь Даниила накрыла её и сгребла, нежно сжала.

– Храбрая Русалочка, – улыбнулся он. – Мы тебя убережём, обещаю. Мы сделаем всё так, чтобы для тебя это было максимально безопасно.

Она слабо улыбнулась. Лучики солнца, пробиваясь сквозь крону ивы, кололи глаза, удивлённо спрашивая: «Зачем? Зачем ты хочешь это сделать?» А она ответила им: «Потому что по-другому не могу. Иначе это буду не я». А вслух спросила:

– Нужно ехать прямо сейчас?

– Да, желательно бы поскорее, – ответил Даниил. – Счёт идёт на часы и минуты.

Ариадна хотела порывисто подняться, но звонкий смех Ксюши усадил её обратно на скамейку.

– Мне не с кем оставить ребёнка, – пробормотала она. – Её мать сейчас на работе.

– А когда она возвращается обычно?

– Где-то после семи.

Даниил покачал головой.

– Нет, долго. Придётся брать с собой. Не беспокойся, к вечеру отвезём её домой и передадим матери. Да, и ещё... Наверно, тебе лучше позвонить и отпроситься на пару дней. Все эти дела и у опытных довольно много сил отнимают, а о тебе и говорить нечего. Отдохнуть тебе нужно будет.

Ариадна кивнула.



Когда она увидела Влада, лежащего на диване со сложенными на груди руками, у неё подкосились колени. Незнакомая квартира была погружена в полумрак, и Ксюша испуганно прижалась к ногам Ариадны.

– Проходи, – подбодрил Даниил, держа девушку под локоть.

Влад лежал совсем как мёртвый. Это было похоже на кому или глубокий сон.

– Тело его здесь, а душа застряла за рекой, – пояснил Даниил.

Знакомая волна скользнула по коже, и Ариадна увидела Ярослава. С последней их встречи он отрастил небольшую бороду и похудел, но глаза его остались прежними, светлыми и пронзительными – по ним Ариадна его и узнала.

– Здравствуйте, – пробормотала она.

Ярослав кивнул ей и с улыбкой, озарившей его лицо тёплым светом, присел перед малышкой.

– А это у нас кто? – И, скосив взгляд на Ариадну, спросил: – Твоя?

Девушка отрицательно качнула головой. Говорить ей было трудно: горло сжималось при виде безжизненно лежащего Влада. За неё ответил Даниил:

– Ребёнка вечером, часам к семи, надо будет отвезти к матери.

– Ну, надо так надо, – сказал Ярослав, вставая. – Адрес черкни где-нибудь. – И, взяв Ариадну под руку, добавил приветливо: – Пойдём на кухню.

Ариадна не могла оторвать взгляд от расслабленного и бледного лица Влада. Таким она его ещё никогда не видела. Холод снова обнял щиколотки...

– Пойдём, пойдём. – Рука Ярослава мягко, но настойчиво влекла её из комнаты.

На плите уютно шумел чайник, Ксюша как заворожённая смотрела на горку конфет в блестящих фантиках, возвышавшуюся в вазочке посреди стола. У глаз Ярослава собрались ласковые морщинки: улыбка спряталась в бороде.

– Сейчас чай заварим и будем кушать конфетки, – сказал он.

Ариадна чувствовала его мысленный «взгляд». Видимо, сейчас он читал её, как книгу. Это было и хорошо: лишних слов не нужно. Она открылась ещё больше, чтобы не создавать помех; с того памятного похода она научилась «отпускать себя» и освоилась с этими необычными людьми. Ярослав чуть нахмурился и глянул на Ариадну из-под бровей, потом – на Даниила. Ничего не сказав, стал заваривать чай.

В дверях кухни появилась невысокая, изящная девушка в чёрных леггинсах-капри и голубой тунике с завышенной талией. Её тёмно-русые, чуть тронутые мелированием волосы вились спереди озорными кудряшками, а на затылке и над шеей были подстрижены по-мальчишески коротко. Взгляд её больших, влажных карих глаз на секунду остановился на Ариадне, на девочке, потом вопросительно устремился на Ярослава. Тот предложил:

– Будешь чай, Ника?

Представив её Ариадне таким косвенным способом, он поставил на стол ещё одну чашку. Ника села, откинув падающую на глаза чёлку, а Ярослав накрыл заварочный чайник колпаком. Остановился у окна, сложив руки на груди.

– Задал нам задачку Влад, – проговорил он задумчиво.

Даниил начал, указывая взглядом на Ариадну:

– Да вот, собственно...

Сдвинув брови, Ярослав строго перебил:

– После чая будем решать. – И, смягчив голос, обратился к Ариадне: – Ариша, ты как чай любишь: с лимоном, с молоком?

– С лимоном, если можно, – ответила та.

От Ники она чувствовала тепло. Её душа была солнечным зайчиком, а внутри, под складками голубой туники, пульсировала ещё одна жизнь. Совсем маленький срок, месяца три. Но вот какой будет душа этого нового человека, Ариадна пока не могла определить. Сумасшедшая мысль вдруг посетила её – о том, как хорошо и уютно было бы оказаться снова в утробе матери... Влад и Ника – она была уверена – хорошие люди и будут хорошими родителями.

Чай янтарной струйкой лился в чашки, а Ксюша уже шуршала фантиком.

– Так, а где у нас печенье? – Ярослав заглянул в шкафчик, достал пачку печенья, снял обёртку и поставил пластиковую прозрачную коробочку на стол.

Чай пили молча, медленно и задумчиво. Даниил ещё раз попытался заговорить о деле, но Ярослав одним движением бровей заставил его умолкнуть.

После окончания чаепития Ника принялась мыть посуду, а Ярослав вывел Даниила на пару слов в другую комнату. Перед тем как выйти, он положил на стол несколько листков бумаги и карандаши.

– Порисуйте тут, – сказал он с улыбкой.

Ксюша вопросительно посмотрела на Ариадну. Та кивнула.

– Можешь рисовать, что хочешь, зайка.

– Я буду рифовать тётю, – заявила малышка, деловито окинув Нику взглядом художника.



В комнате у окна стояли две мужские фигуры, третья лежала неподвижно на диване.

– Ариша сможет, я верю, – сказала высокая, широкоплечая фигура. – Она – наша, ты же сам говорил.

– Наша-то наша, только её никто ещё не учил, – ответила фигура пониже, с бородой. – Если даже для нас это тяжело и опасно, то что говорить о ней? Она совсем не подготовленная. Нет, Даня, я не хочу рисковать этой девочкой. Давай как-нибудь сами?

– Ты же знаешь – самим не получится. Без её связи нам – никак.

Фигура пониже потеребила бороду.

– Знать-то знаю, только... Нельзя ей через реку. Унесёт её.

– Мы не дадим, – убеждённо возразил молодой гладколицый собеседник. – Мы её удержим.

Бородатый вскинул взгляд из-под нахмуренных бровей.

– И тебе второй раз туда опасно, – сказал он.

– Ничего, – твёрдо ответил молодой. – Её щита хватит на нас всех и ещё останется.

– Нет, ты не пойдёшь, – качнул головой мастер. – Ты не готов, река тебе это уже показала. Возьму Ивана и Виктора, они крепче. Что хмуришься? – Он усмехнулся. – Да сильный ты, сильный... балбес. Для этого мира, но не для реки. Рано тебе ещё через неё ходить.

– А Владу было не рано?

– И ему рановато. Хотя, возможно, он и смог бы... Если бы ты за ним не увязался. Ты хотел помочь, но вместо этого стал обузой и только отнял у него силы.

Молодой мрачно кусал губу. Он и сам это знал и чувствовал себя виноватым.

– Я обязан пойти, – сказал он упрямо. – Я должен хоть как-то загладить свой промах...

– От тебя будет больше пользы, если ты останешься и будешь страховать нас здесь, – ответил бородатый спокойно. – Встречать тоже кто-то должен. С этой задачей ты справишься.

Молодой помолчал, теребя занавеску, потом спросил:

– Значит, Аришу берёте?

– Не хотелось бы, но другого выхода нет, – вздохнул бородатый. – Без её «нити» нам его не вытащить. Будем её максимально беречь – может, и получится... Ты тоже, кстати, можешь её подпитывать с берега.

– У нас с ней связь слабоватая, – с сожалением отметил молодой. – Река не пропустит.

– Ничего, подходящий канал сделаем, – подумав, ответил мастер. И, подумав ещё немного, подытожил: – Думаю, шансы, что мы выберемся из этой авантюры без потерь, есть. Не очень большие, но есть.


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
 Сообщение Добавлено: 27 июл 2012, 00:25 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 июл 2012, 01:02
Сообщения: 78
Откуда: Беларусь
Ксюша рисовала, увлечённо высунув язык, а Ариадна просто выводила зелёным карандашом каракули. Когда на одной стороне листка не осталось места, она перевернула его и нарисовала завитушку на чистой стороне. А потом на бумагу легла строчка. За ней увязалась вторая, третья, четвёртая.

– Дай! – прервала рождение строчек Ксюша. Ей понадобился зелёный карандаш, чтобы нарисовать травку.

Ариадна отдала ей его, а себе взяла красный. Второе четверостишие она написала им, а третье пришлось дописывать чёрным: маленькой художнице понадобился красный цвет. Послышались приближающиеся шаги, и пальцы Ариадны выпустили карандаш. На плечо опустилась рука Ярослава.

– Ну, пойдём, обсудим план действий. Ника, побудь пока с девочкой.

Ариадна снова увидела Влада, и сердце сжалось. Ярослав указал на кресло:

– Садись.

Девушка села. Даниил устроился рядом с ней на подлокотнике, а Ярослав присел на диван в ногах у Влада.

– В общем, так... Тебе придётся идти с нами через чёрную реку, золотце. Знаешь, что это такое?

Ариадна кивнула.

– Да, Даня говорил...

– Хорошо. Главное, что от тебя требуется – это настраиваться на Влада, а мы уж сориентируемся. Выплывем как-нибудь.

Ночное купание, руки-водоросли и струнка-горнист, вспомнилось Ариадне. Ярослав кивнул.

– Да, это она. Твоя с ним связь. Просто слушай её и следуй её зову. Ты будешь нашим компасом. Так, а сейчас расслабься и закрой глаза. Что бы ты ни почувствовала – не пугайся. Это делается для твоей поддержки.

Ариадна повиновалась. Холодок волнения всё-таки гладил щиколотки и плечи, но невидимая властная рука отогнала его. Кресло поплыло из-под неё, а перед глазами вспыхнул разноцветный спирально вращающийся узор. Ариадну несло в центр этого узора, виток за витком оставался позади с захватывающей дух скоростью. Это походило на полёт по нескончаемому тоннелю. Диафрагма вздрогнула, как при икоте, в ушах зажужжало, и в центре вращающейся спирали показалось окно комнаты. Пелена отступила к краям и рассеялась.

– Переход через реку сродни погружению под воду, – услышала она голос Ярослава. – Нужен запас воздуха. Твоим баллоном будет Даниил, а «шланг» я только что протянул между вами. Ну, пока всё. Надо собирать команду.

Ярослав ушёл кому-то звонить, а Ариадна сидела в кресле, приходя в себя. Руки Даниила начали её тихонько тормошить, и она, не понимая, вскинула на него взгляд. Даниил, похоже, хотел, чтобы она встала с кресла, и Ариадна поднялась, но через секунду уже снова сидела – у него на коленях.

– Всё будет хорошо, рыбка, выплывем, – тепло прогудел его голос.

Через час один за другим начали подходить незнакомые парни. Видимо, это и была «команда», подумалось Ариадне. Мужчин набралось пятеро. Двоих она узнала: они были прошлым летом вместе с ними в той поездке на природу. Один из них, грузноватый, большелобый, похожий на медведя, тоже её узнал и улыбнулся.

– Зачем так много народу? – спросила Ариадна у Даниила шёпотом.

– Двое пойдут с вами, трое останутся тут – поддерживать энергетически, – ответил он. – И помогать при возвращении.

– Что значит – с вами? – встревожилась Ариадна. – А ты разве не пойдёшь?

Даниил усмехнулся.

– Я бы пошёл, да Ярослав не разрешил. Я и так уже достаточно дров наломал... В группе поддержки буду.



Это было похоже на мучительно долгое падение в бесконечный чёрный колодец. Но, падая, Ариадна постоянно чувствовала присутствие Ярослава, Ивана с Виктором и где-то в отдалении – Даниила. Струнка-горнист натянулась, сердце заныло и рванулось следом за ней: где-то там, на другом её конце, находился Влад – живой, но ему было плохо. Сильные руки подхватили её... А может, мощные крылья понесли? Падение мягко затормозилось, и Ариадна увидела перед собой сверкающую тёмную гладь лунной реки – той самой, к которой они ездили прошлым летом.

«У каждого свой образ чёрной реки», – услышала она чьи-то слова в голове. Кажется, это был Ярослав. Не по голосу она его узнавала, а просто чувствовала: это – он. Справа – Иван, сзади – Виктор.

«У каждого свой образ, – повторил Ярослав. – Тот, что ему ближе и понятнее. У тебя – такой, у нас – иной. Ну, ты чувствуешь Влада?»

Да, это была та самая река и та самая ночь. Босые ступни щекотала трава, а рядом были сильные воины с горячими душами – такими горячими, что их жар защищал её от дыхания ночи. Только ноги чувствовали прохладу.

Струнка пела, и Ариадна всей душой устремлялась туда – с болью, тревогой и нежностью.

«Хорошо, – сказал Ярослав. – Направление у нас есть. Входим».

Ариадну приподняла какая-то тёплая сила, и в мгновение ока они оказались у тёмной воды.

«Не двигайся сама, не трать силы, – сказал Ярослав. – Река и так будет отнимать их. Мы понесём тебя, а ты сосредоточься на Владе».

Влаги Ариадна не ощутила – просто до самого горла её захлестнул мертвящий холод. Вода или иная субстанция, лишь внешне походившая на воду, обладала огромным сопротивлением: хоть Ариадна, повинуясь указаниям, не двигалась сама, но чувствовала напряжение, с которым мужчины продвигались вперёд – как сквозь тесто.

«Если почувствуешь, что ослабела, просто подумай о Данииле, – сказал Ярослав. – Он поддержит тебя».

Они продвигались медленно, и девушка чувствовала, как мужчины теряют силы: тепло, исходившее от них, остывало. Она попробовала заговорить, но горло было сжато в тисках холода. Тогда она обратилась к мужчинам мысленно:

«Вы же устали... Давайте, я сама поплыву».

«Всё пока под контролем, – отозвался Ярослав. – Те, кто остался на берегу, поддерживают нас. Думай о Владе, не сбивайся с настроя. Иначе мы потеряем направление».

Движение продолжалось. Холод всё сильнее сковывал, и Ариадне хотелось подвигаться, чтобы совсем не окоченеть. Она попробовала грести, но тут же увязла в плотной «воде», как в густом сиропе. Её начало клонить в сон, и она перестала чувствовать Ярослава и Ивана с Виктором.

«Попроси у Даниила поддержки! – приказали ей. – Нельзя отключаться!»

Едва Ариадна подумала о Данииле, как ей стало лучше. В голове прояснилось, связь с мужчинами восстановилась, а сердце вновь заныло: Влад. Шелест камышей и стрекозы...

«Река коварна, – сказал Ярослав. – Чем больше ты борешься с ней, тем больше сил она у тебя отнимает. Экономь их, предстоит ещё обратный путь».

Силы действительно таяли. Или это таяла сама Ариадна, оплавляясь, как свеча? Надо думать о лете, о камышах и стрекозах, о солнце... Иначе этот холод её убьёт. Заразит безразличием. Впрочем, пусть заражает и замораживает, лишь бы центр сердца остался тёплым, чтобы струнке было за что держаться. Всё остальное пусть отмерзает. Лишь бы найти Влада...

И она думала о лете. Мужчины несли её, тратя силы и остывая, отдавая ей своё тепло, и Ариадне хотелось подарить им хоть частичку той любви, благодаря которой её сердце не замерзало. Отблагодарить их хотя бы этим.

«Спасибо вам», – прошелестела она, и из центра сердца поползло живительное тепло, охватывая её всю коконом. И не только её... Кокон продолжал расширяться, пока не вместил их всех. Мертвенный холод уменьшился, и движение пошло легче: они рассекали густую «воду», как горячий нож – масло.

«Рано, детка, – откликнулся Ярослав. – Щит нам понадобится на обратном пути... Береги силы!»

«Ничего, – мысленно улыбнулась ему Ариадна. – Сил у меня хватит».

Но – не хватало. Два раза ей пришлось просить поддержки у Даниила, прежде чем их ноги ступили на коварную землю По Ту Сторону Реки. Леденящий серебристый туман стлался по ней, скрывая под собой кочки и ямы. Мужчины устало опустились в него.

«Немного отдохнём», – распорядился Ярослав.

Некоторое время они сидели в тумане. Ариадна чувствовала, как сердце разгорается, как уголёк, на который подули: Влад был близко! Она чувствовала даже его удивление: он не ожидал её здесь увидеть, точнее, почуять. И она рванулась ему навстречу.

«Куда? Ни шагу без нас!» – Оклик Ярослава, как невидимая стена, остановил её.

«Но там Влад!» – чуть не заплакала Ариадна.

«Где?»

«Близко!»

«Пошли».

Блуждание в тумане было недолгим: в лицо Ариадне повеяло взволнованным теплом, а в следующий миг её подхватил и закружил летний вихрь.

«Русалка... Рыбёшка моя маленькая! – обрушился на неё июльский ливень нежности и тревоги. – Ты почему здесь? Как ты здесь... Кто тебя сюда?..»

«Мы пришли за тобой, – засмеялась она, захлёбываясь от счастья. – Река хотела убить нас своим холодом, но не смогла! А знаешь, почему? Потому что Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!»

«Идём с нами, Влад, – приблизился Ярослав. – Времени мало, сил – тоже».

Следом за ним из тумана вышли Иван и Виктор.

«Еле добрались до тебя».

«Зачем вы ЕЁ сюда притащили?! – загремел Влад в ответ. – Вы с ума сошли?»

«Без неё было никак, – ответил Иван. – Заблудились бы и сгинули следом за тобой».

«Нить Ариадны», – добавил Виктор.

«Как же ты выдержала-то, рыбёшка?» – Влад смотрел на Ариадну с усталой нежностью.

«Я и пальцем не шевельнула, меня несли, как царицу», – улыбнулась она, оглянувшись на троих мужчин.

«Ну, вы, ребята, даёте, – покачал головой Влад. – А я тут не один: я папу нашёл. Но он слаб очень, через реку ему не пройти. Да и я выдохся».

«Перенесём, – сказал Ярослав. – Как обстановка?»

Влад огляделся.

«Этот гад где-то неподалёку ошивается. Он ослаблен рекой и долго был без подпитки, но зол на нас ужасно, потому что тоже застрял. Так что надо сматываться в срочном порядке».

Ариадна поняла: это он о том тёмном существе. Сквозь туман проступили очертания шатающейся фигуры, и она обмерла...

Это был Семён. Он еле плёлся.

«Пап, – подставил ему плечо Влад. – Мы идём домой. Помощь пришла».

Семён обвёл всех усталым взглядом и слабо улыбнулся.

«Лучше поздно, чем никогда... – Узнал Ариадну, удивился. – И ты здесь?»

«И я», – улыбнулась она ему.



Теперь, когда Влад был рядом, щит работал на полную мощность: Ариадна не жалела любви, защищая ею от мертвящих вод реки не только своего человека-солнце, но и его отца, и учителя, и двух воинов Света. Она щедро жгла своё сердце, потому что это было всё, чем она могла им помочь.

Семён был слаб, и его нёс Иван, а Влад плыл сам, с поддержкой Виктора. То и дело он оборачивался на Ярослава с Ариадной.

«Русалка, милая, держись», – подбадривал он.

«Она держится, – ответил Ярослав, приподнимая Ариадну над поверхностью чуть выше. – Вот только щит лучше бы ослабить чуть-чуть. А то можно выдохнуться быстро».

«Ничего, мне Даня помогает», – сказала Ариадна.

«Даню пожалей, – усмехнулся Ярослав. – Так он там скоро без чувств упадёт. И помогать станет некому».

Всё шло благополучно... пока Ариадна не почувствовала, будто кто-то или что-то стремительно выкачивает из неё жизнь. Её просто пили огромными глотками, и сердце с каждым из них вздрагивало в агонии. Ярослав развернулся и рубанул рукой пространство... Ариадна почувствовала толчок, и сумасшедшая откачка энергии прекратилась. Зато позади них из «воды» с хрипом поднялась огромная, уродливая чёрная голова... Глянцевый вытянутый череп, оскал, как у Чужого, и маленькие, чёрные, зеркально блестящие глаза.

«Вот сволочь, за нами увязался! – выругался Влад. – Русалочка, ко мне!»

В мгновение ока Ариадна оказалась в центре круга. Пространство потряс беззвучный удар, и чудовище, заверещав, плюхнулось спиной в реку и скрылось под поверхностью.

«Вернётся?» – бросил Влад Ярославу.

«Думаю, жив курилка, – ответил тот. – Вот только боя нам тут сейчас не хватало... Сил и так в обрез, доплыть бы...»

Что-то дёрнуло Ариадну за ноги, и она погрузилась в смертельный холод с головой. Ослепнув и оглохнув в один миг, она могла только ощущать, как её опутывают мощные щупальца, а в рот, в нос и в уши протискивается что-то мерзкое и склизкое, гибкое, как спагетти. Новый удар, от которого у девушки чуть не лопнуло сердце, отбросил от неё чудовище, и склизкая гадость выдернулась.

Холод схлынул с головы, и кто-то, нежно обнимая её, говорил:

«Всё хорошо, Русалочка моя, я с тобой...»

«И откуда у него только силы берутся, чтоб так нырять, – проворчал Иван. – Ихтиандр хренов».

«Ничего, скоро отныряется, – процедил Ярослав. – Река и его выматывает. Главное – девочку берегите. Он, похоже, просёк, что у нас самое ценное. И самое уязвимое».

Не успели они перевести дух, как чудовище вынырнуло в трёх метрах от них. Из его пасти молниеносно вылетела узкая длинная лента языка и обвилась вокруг шеи Ариадны. Но девушку держали крепко, и он не смог сразу рвануть её к себе. Зато Ярослав успел пустить по поверхности «воды» ветвистую голубоватую молнию, которая попала монстру в грудь, и тот, дёрнувшись и клацнув зубами, утонул. Но, видимо, и это его не доконало, потому что вскоре он забарахтался и вынырнул опять.

«Последние силы уходят на этого гада, – простонал мастер. – Ребята, вы уходите, а я его попробую задержать».

«Мы без тебя не пойдём», – покачал головой Влад.

«Уходите, я сказал! – рыкнул Ярослав. – Девочку спасайте! Или только один из нас погибнет, или все мы! Выбирай!»

Но выбор сделал не Влад. Оторвавшись от Ивана, Семён направился к монстру – сам, без поддержки.

«Папа!» – крикнул вслед Влад.

«Это мой бой, – глухо донёсся ответ. – Я его начал, я и закончу».

Это были его последние слова. Чёрное щупальце обвило его и подтащило к торчащей над «водой» уродливой голове, а потом... по длинному блестящему черепу монстра забегали тоненькие голубые молнии. Тело чудовища высунулось над поверхностью реки по грудь и, подёргиваясь, застыло в таком положении. Его будто било током. Оно начало медленно уходить под «воду» вместе с Семёном.

Перед тем как погрузиться полностью, оно посмотрело Ариадне в глаза. Ледяной мрак вонзился ей в грудь, войдя под самым сердцем.



Разбудила её стрекоза, севшая ей на нос. Смахнув её рукой, Ариадна подумала: «Какой страшный сон...» Она лежала на нагретом солнцем деревянном причале. Камыши, лето. А рядом, спустив ноги в воду, сидел Влад.

– Привет, – сказала она удивлённо, приподнимаясь на локте.

– Привет, глазастик, – улыбнулся Влад.

– А чёрная река... И то чудовище... Это всё был сон? – спросила она.

Рука Влада скользнула по её волосам.

– Да, моя маленькая. Сон.

Ариадна села, озираясь. Камыши и лето... Вода и солнце.

– А где Ярослав... И все остальные?

Влад кивнул в сторону берега.

– А вон они... Шашлыки жарят.

Слёзы защипали в горле. Уткнувшись лбом в лоб Влада, Ариадна проговорила:

– Я тебя люблю. Очень.

А потом они лежали, покачиваясь и глядя в небо, со сплетёнными под водой пальцами, и река медленно несла их. Ярослав, Иван и Виктор не жарили шашлыки, а всё-таки плыли рядом, и Ариадне хотелось сказать им, как она всех их любит. Из центра сердца разлилось тепло и окутало их коконом. Но Ариадну щекотали руки русалок под водой, оплетали и тянули ко дну. Кокон оторвался от неё, как мыльный пузырь от трубочки, из которой был выдут, и мужчины остались в нём. Она знала, что они доплывут до берега, но сама была уже не в силах вырваться из объятий воды. Река начала потихоньку «раздевать» Ариадну, снимая с души слой за слоем, вместе с которыми уходили чувства, мысли, память. Ей не было страшно. Её наполнял Свет.



Даниил сидел на ковре, держа на коленях голову Ариадны. От энергетических потерь его подташнивало, в голове стояла гулкая пустота; не лучше себя чувствовали и остальные парни из группы поддержки. Первым шевельнулся и открыл глаза Ярослав, самый сильный. Ну, на то он и был мастер. У Даниила немного отлегло от сердца, в висках застучало... Они выбрались. Вернулись из-за реки. Но все ли?..

Пришли в себя Иван и Виктор. Ещё два камня упали с души Даниила. А возле Влада заплакала от радости Ника: его глаза тоже открылись. Гладя его по волосам, она то вытирала слёзы, то целовала его. Сколько Даниил ни всматривался в спокойное лицо Ариадны, её закрытые веки оставались неподвижными. Под сердцем у него повисла холодная тяжесть. Нет. Только не это.

Так, без паники, сказал Даниил сам себе. Она сейчас очнётся, через минуту или две, надо только подождать. Всё-таки она самая слабая, надо учитывать это. Вошла в реку вообще без подготовки. Сумасшедшая авантюра... Как ему только могло прийти такое в голову – втянуть её в это?!

И если она не очнётся, это будет на его совести.

– Она должна была... должна была выдержать... – Подполз Ярослав – побледневший, с голубизной под глазами. А борода... Ещё сегодня утром она была рыжевато-русая, с редкой проседью, а сейчас, начиная от висков, она была вся будто схвачена инеем. Всмотревшись в лицо Ариадны, он глухо застонал и закрыл глаза.

– Русалка, – позвал Влад, пытаясь встать.

– Тише, тише... Лежи, лежи, – удерживала его Ника. – Тебе нельзя резко...

– Ариша...

Голова Ариадны лежала на коленях Даниила мёртвым грузом. Но мёртвый груз – не обязательно тяжёлый. Её тело стало кукольно-лёгким, будто немного усохло.

Теперь вместо Влада, но в той же позе на диване лежала она – на заботливо подложенной кем-то под голову подушке, со сложенными на груди руками. Ксюша спала в другой комнате, накормленная и изрисовавшая всю бумагу, что ей была выдана. Она ещё не знала, что поедет сегодня домой не со своей няней, а с чужим человеком.

Влад перебирал детские рисунки, сидя за столом с кружкой остывшего чая, заваренного Никой. Ярослав сидел рядом, сцепив пальцы в замок, с инеем в бороде, что уже никогда не растает.

– Я был уверен, что она выдержит, – сказал он. – А теперь знаю, что выдержала бы. Если бы не эта тварь. – Помолчав, он добавил: – Возможно, она могла бы стать одной из нас – при должном обучении. Но... Что теперь говорить...

Среди рисунков был листок со стихотворением, написанным тремя разными цветами – зелёным, красным и чёрным.


Мой принц, мне в радость эта боль,
Что каждый шаг мне причиняет,
И слёз моих морская соль
Алмазной пылью засверкает.

Мой принц, сокровища морей –
Ничто в сравнении с улыбкой.
Ты ей на миг меня согрей...
В сетях забилось сердце-рыбка.

Дыши, мой принц! За жизнь твою
Свою отдам без сожаленья.
Волнам я душу предаю.
Тебе – любовь, а мне – забвенье.


– Она жива, я чувствую, – сказал Влад.

Ярослав покачал головой. Влад перечитал разноцветные четверостишия, смял листок, потом разгладил. Повторил упрямо:

– Она жива. Тепло идёт. Связь наша с ней осталась... Так вот, по ней идёт тепло. Папа... ушёл. А она осталась. Она с нами.

Он отодвинул кружку, и немного чая выплеснулось на стол. Встал, чуть пошатнувшись, и ухватился за спинку стула. Постояв секунду, вышел из кухни.

Его ладонь накрыла сложенные на груди руки Ариадны. Холодные... Принеся из спальни одеяло, Влад укрыл её. Встретившись с недоуменным взглядом Даниила, сказал:

– Что ты так смотришь? Она замёрзла!

Даниил, сглотнув, проговорил хрипло:

– Влад, она не замёрзла. Она...

Выплеснувшаяся на него из глаз Влада ледяная волна ярости заставила его умолкнуть.

– Она жива! Не смейте её хоронить!

Ника на кухне собирала листки с рисунками Ксюши. Вместе с ними она машинально прихватила и мятый листок со стихотворением. В дверях появился Влад: он стоял, держась за косяк. Оторвавшись от него, он шагнул вперёд, окинул взглядом пустой стол.

– Где стихи? – спросил он хрипло.

Ника растерянно взглянула на него. Из-за реки он вернулся другим, с чужим, безумным блеском в глазах.

– Какие стихи, Владик?

– Здесь лежали. Куда ты их девала? – Влад обвёл взглядом кухню, заметил аккуратно сложенные на подоконнике рисунки. Набросился, как барс на добычу, раскидал, нашёл мятый листок с разноцветными строчками, свернул и положил в карман рубашки.

– Она жива, – повторил он. – Не вздумайте её хоронить.



Но похороны состоялись. Двойные: в один день хоронили Ариадну и Семёна. Влад стоял прямой, с сухими, неподвижными глазами, отрешённый и погружённый в себя. Как робот, повиновался направлявшим его заботливым рукам Ники: в автобус, из автобуса, домой.

На девятый день, оставив на столе недоеденный ужин, он схватил с вешалки ветровку и побежал вниз по ступенькам.

– Влад! – раздался на лестничной клетке испуганный оклик Ники. – Куда ты?

Даниил открыл дверь встрёпанный, небритый, с запахом перегара. Оторопело посторонился, пропуская Влада. Тот, не дожидаясь приглашения, стремительно прошёл на кухню и сел за стол. Даниил прошаркал тапочками следом за ним, стал убирать грязную посуду, пустые бутылки. Достал из холодильника последнюю, непочатую «чекушку», поставил чистые рюмки.

– Будешь?

Влад отрицательно качнул головой.

– Ну, как хочешь. – И Даниил налил себе. Выпив, занюхал ломтиком солёного огурца.

Влад молчал очень долго. Просто сидел, глядя в одну точку и не прикасаясь к предложенной водке. Через пять минут такой молчанки Даниил не вытерпел.

– Что, думаешь, у меня душа не болит из-за Аришки?! – взорвался он. – Это я её втянул! Я два раза лоханулся: первый, когда с тобой пошёл через реку и только отнял у тебя силы, а второй – когда додумался Русалку привлечь... На моей совести это будет до конца жизни! – И, икнув, добавил уже тихо, глядя на Влада исподлобья: – Пьяный я... уже неделю пьяный, только не залить это ничем... Никакой водкой. Думал, легче будет, ан нет... Что, винишь меня, братишка?

Влад, стиснув его руку и заглядывая ему в лицо странными, большими и посветлевшими глазами, спросил:

– Ты чувствуешь её?..

– Кого? – нахмурился Даниил недоуменно.

– Русалку. – Уголки губ Влада дрогнули в улыбке. – Она ведь живая.

Даниил помолчал, расправил ссутуленные плечи, длинно и шумно выдохнул.

– Мда-а, брат, – протянул он. – Напейся тоже, что ли? А то так и свихнуться недолго.

– Может, я и свихнулся, – сказал Влад, отпуская его руку. – Но только я чувствую, что она жива. Тепло от неё идёт. Ты не чувствуешь?

Даниил медленно покачал головой. Подумал, налил себе ещё рюмку.

– Наверно, это река сделала своё дело, – сказал Влад. – Она разъединяет то, что недостаточно крепко. Потому ты и не чувствуешь её больше. И Ярослав не чувствует. А я чувствую! Что мне делать, скажи?

– Да не может она быть жива! Её в морге резали! – рыкнул Даниил, морщась от водки.

– Я знаю, – задумчиво кивнул Влад. – Наверно, я всё-таки сошёл с ума.



Он взял двухнедельный отпуск на работе. Ездил за город, к реке – на то место, где Русалка сидела на траве и снимала с картошки длинные спирали кожуры. Гладил ладонями землю, прося дать ему сил и забрать себе тоску и боль. Встречал туманный рассвет у воды. Улетал в облака. И искал, искал Русалку по всей земле.

В октябре у них с Никой родилась дочка. Недоношенная, весом в полтора килограмма, она лежала в прозрачном кувезе и смотрела сквозь оргстекло взрослым, полным боли и горечи взглядом. Старческое личико страдальчески морщилось: она знала, зачем сюда пришла, и помнила, кем была до этого рождения. Забудет ли она об этом, когда вырастет?

Влад смотрел на неё сквозь крышку инкубатора. Струнка натянулась и зазвенела, сердца коснулось тепло – её, русалочье. Жива, жива, стучало сердце. Ну конечно!.. Можно было и раньше догадаться. А он-то думал, что сошёл с ума.

А ещё он думал, что разучился плакать, что слёзы высохли раз и навсегда.

– Ну, здравствуй, рыбёшка, – улыбнулся он. – Я люблю тебя.

Их взгляды встретились. Узнала или нет?..

– Русалочка... Ты прости меня, что я тебе тогда так и не сказал это. Но я исправлюсь. Теперь я всегда буду тебе это говорить. Каждый день.

_______

27-31 января 2011 г.

© Copyright: Елена Грушковская


Вернуться к началу 
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
 
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 

Список форумов » Проза


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Yandex [Bot] и гости: 2

 
 

 
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
cron
Русская поддержка phpBB
Подписаться на рассылку
"ЭЗОТЕРИКА"